«Кавказская пленница»

Часть III


Часть I
Часть II

…Ну что, уважаемые друзья-читатели-коллеги нашей исследовательской фольклорно-приключенческо-авантюрной экспедиции по горно-кавказской, пленительной, в обоих смыслах этого слова, киноместности, немного передохнули? Тогда в самый раз отправиться в путь далее, за главными персонажами этой истории, воплощённой на экране гениальным Леонидом Гайдаем ровно 55 лет назад.

...Вперёд, друзья, за неунывающе-жизнерадостным студентом Шуриком, студенткой-комсомолкой– спортсменкой-красавицей Ниной, за её корыстолюбивым дядей, матримониальным великовозрастно-усатым и в шляпе товарищем Сааховым и троицей запредельно экзотических кунаков «...ах какого жениха»!

…Забрались мы уже, надо напомнить, достаточно высоко и далеко – уже достаточно близко к финалу натурных съёмок фильма «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика».

Встали и …пошли-поехали… с …левой ноги самого «интеллектуального» кунака, или о том…

Как Балбес пятку чесал
В знаменитом послеобеденном «релаксирующем» эпизоде на личной даче товарища Саахова Балбес, диктуя «продуктовый отчёт» Трусу, полёживая под одеялом и не поднимаясь с тахты, запросто чешет пятернёй свою левую пятку-ступню... Некоторые зрители до сих пор думают, что этот трюк получился с помощью монтажа. На самом деле под одеяло к актёру «подложили» ...карлика. Самого настоящего! Эту идею принёс на съёмочную площадку сам Юрий Никулин. А ему об этом трюке рассказала одна цирковая актриса. Было это ещё в самом начале 1960-х годов. Никулин рассказ запомнил и в течение пяти лет всё ждал случая, чтобы вставить трюк в комедию. Дождался. Гайдай был крайне доволен находкой.

Тем временем на календаре было 2 августа 1966 года. День этот стал «траурным» для Труса, Балбеса и Бывалого (особенно для него). Это был…

Конец «тройки»
Дело происходило неподалёку от крымского посёлка Лучистое. Съёмочная группа снимала в тот день следующие сцены: Нина забирается на камень и танцует; Балбес кидает орех вниз; Нина и Шурик уходят; Балбес сваливается с дерева на своих подельников... До обеда было снято пять дублей, а после перерыва на съёмочную площадку прибыл Моргунов. Бывалый был явно «хорошенький», да ещё в сопровождении парочки незнакомых красоток. Тут всегда спокойный Гайдай вскипел и рявкнул, обращаясь к директору фильма: «Убрать всех посторонних с площадки!». «Моргунов на меня чуть не с кулаками, – вспоминал Леонид Иович. – Я взял режиссёрский сценарий и на глазах Моргунова вычеркнул все сцены с ним. А было не снято ещё довольно много. Так моя тройка распалась... А в принципе её снимать ещё можно было. У меня возникали различные задумки...».
А тут ещё произошёл…

Бунт композитора
Сейчас мало верится, но музыка, которую сегодня знает каждый человек в нашей стране (и не только), пробивала себе дорогу с большим трудом. За короткое время «закреплённый» за «Пленницей» Александр Зацепин сочинил четыре мелодии (пятой стала «Песня про султана»), которые записал на студии и отправил Гайдаю в Крым. При этом на одной из мелодий он сделал пометку, что она вполне может стать песней. Однако Гайдаю она не понравилась. Когда Зацепин узнал об этом, в нём взыграло самолюбие. Он заявил режиссёру, что, если вам не нравится моя работа, то пригласите другого композитора. После этого Зацепин пошёл к руководителю творческого объединения «Луч» (в нём трудилась группа «Кавказская пленница») Ивану Пырьеву, где написал заявление о своём уходе из картины. Однако Пырьев остудил пыл композитора. На его глазах он порвал заявление и приказал ему срочно вылетать к Гайдаю в Алушту. Дескать, на месте во всём разберитесь. Вместе с Зацепиным в Крым отправился и автор стихов к будущей песне Леонид Дербенёв.

«Коварство» сценаристов
Когда они приехали в Алушту и вошли в гостиничный холл, первые, кто попался им на глаза, была троица – Вицин, Никулин и Моргунов. Увидев гостей, те внезапно запели мелодию зацепинской песни. После чего бросились поздравлять композитора: дескать, очень запоминающаяся мелодия, им она очень нравится. Однако Гайдай продолжал оставаться при своем мнении. Видимо, чтобы убедить композитора в своей правоте, он призвал к себе на помощь сценаристов Слободского и Костюковского, которые, как он знал, всегда старались его поддерживать в спорных ситуациях. Однако на этот раз всё получилось иначе. Прослушав музыку, оба сценариста стали горячо уверять Гайдая, что это именно то, что нужно: просто, но со вкусом. Видя, что и здесь он остался в меньшинстве, Гайдай обругал всех присутствующих и ушёл из номера, громко хлопнув дверью. Затем, немного остыв, он разрешил Дербенёву написать слова на эту мелодию. В результате, помимо «Песни о медведях», появился ещё один хит – «Если б я был султан».

«Секретный» куплет
Любопытно, что у этого шлягера, исполненного Никулиным, помимо трёх, существовал ещё и четвёртый куплет, так и не вошедший в фильм, поскольку являлся, по словам чиновников Госкино, «явной пропагандой алкоголя и аморального образа жизни». Привожу вашему вниманию, уважаемые друзья, текст этого «крамольного», «засекреченного» куплета:

Если даст мне жена каждая по сто,
Итого триста грамм – это кое-что!
Но когда «на бровях» прихожу домой,
Мне скандал предстоит с каждою женой!


Интересно, что в 1969 году фирма «Мелодия» выпустила пластинку с песнями из кинофильма «Кавказская пленница». Никулин записал все четыре куплета. Ныне эта маленькая пластинка является настоящим раритетом...

Товарищ Саахов и министр Фурцева
С сентября 1966 года начался монтаж фильма (при этом ещё проходили съёмки последних эпизодов картины), а в октябре произошло ЧП! Начальники «Мосфильма» потребовали от Гайдая срочно поменять фамилию одного из главных героев – товарища Саахова. Ситуация оказалась совершенно дурацкая: глава парторганизации «Мосфильма» носил фамилию ...Сааков. Дурные ассоциации были ни к чему. Однако, чтобы переозвучить уже смонтированные куски, пришлось бы затратить уйму времени и средств. Спас ситуацию Юрий Никулин. В те дни он по своим цирковым делам пошёл на приём к министру культуры Екатерине Фурцевой и всё рассказал. Та громогласно возмутилась: «Что? Государственные деньги на ветер бросать?! Не позволю!». Позвонила на студию и крикнула: «Прекратите этот идиотизм!». «Идиотизм» моментально прекратился, и Гайдай продолжил работу.

Фильм «ХУ...»
При монтаже пришлось пострадать «заставке» фильма. По первоначальному замыслу, начало у картины должно было быть таким. К забору подходит Трус, робко пишет большую букву «Х» и, озираясь по сторонам, убегает. Затем подходит Бывалый и, уже уверенно, выводит большую букву «У». И только после этого в кадре появляется Балбес, который лихо дописывает «...дожественный фильм». Заставку вырезали, посчитав её откровенным кинохулиганством, а Гайдаю влепили выговор.

«Пленница»-антисоветчица и... чудо!
Официальный приём «Кавказской пленницы» самым большим начальником Госкино состоялся в пятницу вечером, 23 декабря 1966 года. Когда в просмотровом зале зажёгся свет, члены съёмочной группы поняли, что ожидает их картину. «Эта кошмарная антисоветчина выйдет на экран только через мой труп», – с угрозой в голосе прошипел начальник. В понедельник расстроенные авторы «Пленницы» были готовы к расправе – впереди маячило совещание студии, после которого фильм клали «на полку». И вдруг произошло совершенно удивительное. В коридоре «Мосфильма» с утра пораньше появляется большой начальник. «Он чуть ли не бегом ко мне, – вспоминал сценарист Костюковский. – Хватает в объятия и лепит этакий мужской, безо всякого подтекста, с засосом поцелуй!». Чиновники быстро ориентируются и кричат: «Какое там совещание! Давайте картине высшую категорию!». Мы в шоке. Но больше всего меня потряс самый большой начальник, который провозглашает: «Ну, что я вам говорил?».

Генеральный спаситель
Чудо объяснялось просто. Оказалось, тем же вечером, 23 декабря, отдыхавший на даче генсек СССР Леонид Ильич Брежнев, большой любитель кино, попросил показать что-нибудь новенькое. Под рукой оказалась одна лишь опальная «Кавказская пленница». Генсек хохотал над фильмом все полтора часа, а затем, обзвонив всех своих «соратников» – членов политбюро, порекомендовал новую комедию. Сделал звонок и в Госкино, лично поблагодарил создателей. В понедельник, 26 декабря 1966 года, картине Леонида Гайдая была присвоена высшая прокатная категория и I степень по оплате съёмочной группы.

Фурор! Аншлаг!
В понедельник, 3 апреля 1967 года, «Кавказская пленница» вышла на экраны СССР, причём в столице она демонстрировалась одновременно в 53 кинотеатрах при полных аншлагах на всех сеансах, включая утренние! Картина принесла Гайдаю ещё больший успех, чем все предыдущие ленты, – она заняла первое место, собрав на своих сеансах 76,54 миллиона зрителей! До этого ни одному советскому режиссёру не удавалось собрать на своих фильмах столько зрителей. Свыше сотни стран мира немедленно раскупили нашу «Пленницу». Компании «Совинфильм», отвечающей за прокат наших картин за рубежом, пришлось срочным порядком изготавливать тысячи постеров для жаждущей видеть комедию режиссёра Gaydaya «заграницы» (см. фото импортного постера «Пленницы»).

«Кавказская пленница-2»
Любопытно, что сценаристы и режиссёр планировали продолжение культовой картины. Сюжет планировался следующий: Саахов и его подельники сидят в «образцово-показательной» тюрьме. Сам «ах... какой жених» даже руководит там самодеятельностью. Отбыв наказание, Саахов и вся команда «кавказских киднэпперов» возвращается в родной район. Саахов хочет занять прежнее место. Однако в кресле председателя райкомхоза он видит… Нину. Но снять сиквел, увы, так и не удалось.

P.S. «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика» официально включена в «золотую сотню» лучших фильмов мира. 

Все материалы рубрики "Синескоп"

 


Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед

Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№27 (1667) // 30.06.2021 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).