Дело жизни – книга

О читинских книготорговцах Карматских



Вот уже второй год краеведческий музей поддерживает связь с потомками читинских книготорговцев Карматских. В прошлом году, который был посвящён чествованию культуры в стране, их внук и правнук читинец Юрий Филиппович Барахтин передал в музей несколько интересных фотографий, открыток, документов, связанных с семейством Карматских.

О том, что в Чите с начала XX века кни¬гами и канцелярскими принадлежностя¬ми торговали Карматские, в 1980 - 1990- х было известно многим горожанам, ведь последователь книготоргового дела сво¬его отца – Иннокентий Константинович Карматский (1891-1979) – долгое время проживал в Чите, был заправским охот¬ником, фотографом, интересовался исто¬рией Читы. Уже в преклонном возрасте на велосипеде совершал длительные прогулки из Читы в направлении к Агинску и обратно. Страсть к чтению и охоте передал своей дочери Людмиле. 


Предположительно, К.В. Карматский, 
основатель торгового дела
. Фото из журнала


Впервые профессиональной книготор¬говлей в Чите занялся Константин Васи¬льевич Карматский, который вместе с женой Александрой Петровной (Хохловой) и двумя детьми, Иннокентием и Анной, в начале XX века переехал из Иркутска. Разрешение на торговлю книгами и кар¬тинами в Забайкальской области он получил ещё в 1893 году, проживая в Иркутске. Сам он числился крестьянином села Карачельского, что в Оренбургской гу¬бернии. По семейной версии, он якобы прибыл в Сибирь из Польши, был участ¬ником польского восстания 1863-1864 гг. 

Прежде чем обосноваться в Иркутске, К.В. Карматский в 1883-1885 годах слу¬жил по торговой части у якутского купца Л.О. Мадачи, потом на промыслах Про-копьевского прииска Бодайбинской зо¬лотопромышленной компании. Уже в Чите родились двое других его детей – Ве¬ниамин (1901) и Агния (1904). 

Как свидетельствует краевед В.Г. Лоба¬нов, в 1902 году Карматский начал торго¬вать букинистическими книгами в доме купца 1-й гильдии М.М. Немерова на углу Якутской (ныне им. Н. Островского) и Амурской. В 1904-м К.В. Карматский пе¬ренёс торговлю из холодного помещения в тёплую лавку на Старобазарной площа¬ди, о чём свидетельствует реклама: «Книж¬ный и писчебумажный магазин Кармат¬ских. Старый базар. Всегда большой выбор канцелярских принадлежностей. Учебники и книги по всем отраслям знания». Старо¬базарная площадь находилась в пределах между Ингодинской, Якутской, Александровской (ныне Амурской) и Сретенской (ныне им. 9-го Января).

В том же году Константин Карматский приобрёл участок на углу улиц Петровской и Кайдаловской (ныне начало улицы им. П. Осипенко), на котором располагались три одноэтажных деревянных дома. Соседями были домовладельцы И.Р. Рак и Н.С. Гаврилов; длинной стороной участок примыкал к протекавшей рядом Кайдаловке. 

По свидетельству участников революционных событий 1905-1906 гг. в Чите М.Г. Андоверова и Я.А. Шугурова, в книжной лавке Карматский имел «прогрессивую литературу, полулегальную и даже нелегальную», сам отличался передовыми взглядами и даже после падения Читинской республики по просьбе Андоверова хранил у себя нелегальные издания, которые Андоверов распространял среди рабочих.

Иннокентий – сын Константина Васильевича – с детских лет помогал отцу в книготорговле. Отец передал ему все дела в 1910 г. По-прежнему большая семья Карматских проживала в Чите в усадьбе на улице Петровской на берегу Кайдаловки. Семья владела книжной лавкой. После смерти К.В. Карматского 29 августа 1910 года, о чём свидетельствует запись в метрической книге Читинского Михайло-Архангельского собора, всё имущество унаследовала его вдова Александра Петровна Карматская и дети: Иннокентий, Вениамин, Анна и Агния. Иннокентию тогда было 19 лет, Анне – 16, Вениамину – 9, Агнии – 6. 

Старший сын, Иннокентий Карматский, был образован, и, судя по фотографии, окончил Читинскую мужскую гимназию. Увлекался спортом, состоял в Читинской футбольной команде «Орион», был хорошим охотником, делал ставки на конных скачках на Читинском ипподроме, увлекался фотографией. Сохранился альбом собранных им в 1902-1917 годах открыток об охоте и промысловых зверях и птицах. Ещё при жизни отца приобщился к книготорговому делу, вместе с ним разъезжал по Забайкальской области с товарами, посещал ярмарку в Верхнеу¬динске (Улан-Удэ), сплавлялся по Ингоде, Шилке и Амуру до Благовещенска. Ну, а после смерти отца продолжил его дело. 

Самостоятельную торговлю И.К. Кар¬матский начал с 1915 года. По словам его внука Ю.Ф. Барахтина, И.К. Карматский давал взаём деньги, брал в скупку золото и другие ценности, а в личном хозяйстве держал лошадей, коров, свиней. Часто книжная торговля Карматского рекламировалась в газете «Забайкальская новь». В его магазине продавались книги П.А. Буланже о Л.Н. Толстом, Конфуции, Будде, «Подарок молодым хозяйкам» из¬вестной в те годы писательницы Е.И. Молоховец, учебники И.И. Бурцева по анатомии и физиологии человека. Были книги по многим отраслям знания, руководства «по всем видам ремесла», технические справочники, в том числе по фотографии, сборники для постановки любительских и детских спектаклей, словари, географические карты Китая, Кореи и Японии, календари, писчая и переводная бумага, поздравительные открытки (тогда их называли «карточки»), конверты, пасхальные цветы для куличей. 

Кроме домовладения на Петровской, с 1919 года он стал владельцем участка и построек на нём по улице Большой (ныне им. Ленина) в квартале между улицей Камчатской (ныне им. Столярова) и улицей Красноярской. Соседними были домовладения Файншейнов, Барятовых и Панфиловых; в этом квартале на улице Большой также проживали П.М. Риттер, Р.С. Полляк и Д.А. Вамбург. Из всех указанных домов не сохранились дома Файнштейнов и Карматских. 

В 1920 году торговля И.К. Карматского развивалась. Тогда Чита была столицей Дальневосточной республики (ДВР), частная собственность в небольших размерах не преследовалась. Карматскому приходилось испытывать конкуренцию созданных издательств и типографий (типография Объединённого союза забайкальских кооперативов, Дальпросвет, Военпур, Первая государственная типография, «ПТАЧ», «Скифы на Дальнем Востоке», «Утёс», «Экспедиция заготовки госбумаги»), которые сами заботились о распространении своих изданий. 

Когда прекратила существование ДВР и на территории Забайкальской области утвердилась власть советов, для семьи Карматского, как и для многих семей собственников, наступили трудные времена. И.К. Карматского объявили «неисправным налогоплательщиком», «недоимщиком» и в августе 1925 года с публичных торгов в пользу казны продали семейный жилой «дом из соснового материала с пристройкой, с деревянной крышей, на каменном фундаменте», что на улице Петровской, за 300 руб. гражданину Г. Семёнову. В распоряжении Карматских остался один дом «из соснового материала, крытый тёсом», оценённый в 90 рублей. 

К этому времени И.К. Карматский был женат, имел дочерей Ироиду (1923) и Людмилу (1926). Семья продолжала жить в доме на Петровской. Не раз семью беспокоили обысками, надеясь выявить утаённые ценности, вырученные И.К. Карматским от торговли. 8 февраля 1932 года «в доме А.П. Карматской на Петровской, 19 агент Н. А. Иванов в присутствии понятых В.С. Дубинина и М.В. Мельниковой произвёл обыск с целью обнаружения утаённого», но оказалось, что она «не укрыла никаких вещей и ценностей». 

Видимо, Карматский ещё надеялся на продолжение предпринимательства. Ещё в апреле 1918 года у него в лавке на Старобазарной площади были реквизированы книги для библиотеки молодёжного клуба (Ангарская, 61), который начал организовываться Трудовым лево- социалистическим союзом молодёжи, созданным С.Ю. Широких-Полянским. Тогда И.К. Карматский «никакого протеста, никаких антисоветских выпадов против реквизиции его имущества не выразил и даже помог погрузить книги на телеги». 

С приходом власти атамана Г.М. Семёнова он продолжал своё дело. Но всё более настойчивые притеснения собственников в 1930-е заставляли его внимательно следить за новшествами в новой политике, делать подборку вырезок из центральных и местных газет. Вот два официальных сообщения из его домашнего архива: «Борьба за революционную законность в финогранах» («Известия, 1932, 29 июля); постановление ЦИК и СНК СССР «Об облегчении налогового обложения кустарей и ремесленников» («Забайкальский рабочий», 1932, 11 ноября). Надежды на продолжение книготорговли вселяли два пункта указанного выше постановления: «3. Отменить взимание промыслового налога с некооперированных кустарей и ремесленников, работающих без применения наёмного труда» и «4. Установить, что кустари и ремеслен¬ники, работающие с помощью одного или двух наёмных рабочих, облагаются промысловым налогом в твёрдых ставках». 


Иннокентий Карматский, 19 октября 1909г. 

Тем не менее, для Карматского угроза тюремного наказания за сокрытие ценностей сохранялась. По словам его внука Ю.Ф. Барахтина, в 1933 году имущество семьи Карматских, а также товары (книги, картины, церковная утварь, интерьерные украшения) были конфискованы и вывезены на 18 подводах (сохранилась фотография), Иннокентия Константиновича арестовали, но вскоре освободили. Только ходатайства авторитетных среди местных советских властей знакомых, участников революционных событий Первой русской революции М.Г. Андоверова и Я.А. Шугурова спасло его от заключения. Вернувшись, Карматский запряг лошадей, погрузил на две телеги оставшееся добро и с семьёй, женой и двумя дочерьми, выехал из Читы по тракту в Романовку. Судя по документу 1940 года, тогда он проживал в Хоринске, его две дочери, Ироида и Людмила, учились в Хоринской средней школе. 

По рассказу Ю.Ф. Барахтина, его мать, Л.И. Карматская, работала в Романовке на метеостанции, обеспечивала перелёт американских самолётов, поставлявшихся в СССР по Красноярской воздушной трассе по договору лендлиза (1942-1944 годы). После войны вместе с отцом, Иннокентием Константиновичем, вернулась в Читу, но дом на Петровской был занят чужими людьми (сейчас здесь пустырь и городские хозяйственные постройки). И.К. Карматский с дочерью поселился в доме на улице Столярова у второй жены. 

Служебная деятельность Л.И. Карматской тоже была связана с книгами. В 1950-х годах работала в библиотеке воинской части ЗабВО, располагавшейся на улице Шилова в Красных казармах. В 1960-1970-х была продавцом магазина «Военная книга», затем библиотекарем в Доме офицеров. Как и отец, была заядлым охотником, отличным стрелком и в середине 1950-х на состязаниях ЗабВО по пулевой стрельбе занимала первые места. 

Брат И.К. Карматского Вениамин (1901), инженер судоверфи, был репрессирован и расстрелян в Хабаровске око¬ло 1936 г., младшая сестра Агния (1904) после замужества стала Чудненко, работала директором детского сада, умерла в 1960-х. Старшая дочь И.К. Карматского Ироида (1923) погибла во время землетрясения в Ашхабаде в октябре 1948-го. В Чите проживает семья внука Иннокентия Константиновича, сына Л.И. Барахтиной (Карматской) – Ю.Ф. Барахтина. 

Н.Н. Константинова,
кандидат исторических наук, учёный секретарь,
зав. отделом Забайкальского краевого краеведческого музея
«Читинское обозрение»
№25 (1353) // 24.06.2015 г.


Все материалы рубрики "Страницы истории"

Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Константин Чудненко 16:57 15.04.2020
Большое спасибо за историю семьи моей бабушки Чудненко Агнии Константиновны (Н.Н. Константинова Дело жизни - книга. «Читинское обозрение» №25 (1353) // 24.06.2015). Но в публикацию вкралась неточность: Агния умерла не в 1960-х, а 28.07.1990. В прошлом году я приезжал в Читу, был на ее могиле, даже фото сделал. Но в комментариях отсутствует возможность его присоединить. С уважением, Константин Чудненко
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).