«Папа» Айболита и Бармалея

31 марта – 135 лет со дня рождения Корнея Ивановича Чуковского


Датой рождения сам Корней Иванович (настоящее имя – Корнейчуков Николай Васильевич) считал не 31 марта, а 1 апреля, но это, я думаю, не столь важно для его биографии, которая начинается с того момента, когда отец-студент вскоре после рождения в Петербурге мальчика «покинул мою мать, крестьянку Полтавской губернии; и она с двумя детьми переехала на житьё в Одессу... не разгибая спины, стирала чужое бельё, и деньги, получаемые ею за стирку, были, кажется, её единственным заработком».

Одесса, Лондон, Петербург...
В Одессе он учился во Второй прогимназии, где встретился с Борисом Житковым, в доме которого пристрастился к книгам. Самоучкой изучил английский язык, с 1901 года начал печататься в газете «Одесские новости». В 1903 году от редакции его посылают в Лондон, куда едет с женой Марьей Борисовной. Гонорары за статьи, которые он еженедельно посылает в Одессу, приходят нерегулярно, и молодой чете приходится испытывать нужду. С 1905 года Чуковский в Петербурге, потом в Москве завязывает знакомства с литераторами и творческими людьми. Он будет свидетелем восстания на броненосце «Потёмкин» в Одессе 1905 г. Именно в юности – «времени трудов и работы души» – зарождается духовное прозрение как источник человечности (Л. Толстой). И Чуковскому было свойственно это чувство.

Чередой пройдут важные исторические события, впереди будет Отечественная война 1941-1945 гг., разрушившая родной кров и унёсшая одного из сыновей. Биография Чуковского вместит немало разных событий русской жизни, в которых он будет принимать участие. Пожалуй, главной особенностью его характера станет трудолюбие, помноженное на талант.

Вчитываясь в Некрасова
Писателя многие помнят, прежде всего, как детского, а может быть, ещё как переводчика, создателя замечательной книги о точности перевода «Высокое искусство». Ну, а филологам он известен как интереснейший литературовед, автор большого труда «Мастерство Некрасова». Из этой монографии узнают филологи имена собирателей русского фольклора, к которым обращался её автор, чтобы понять истоки языка Некрасова. Ими были Рыбников, Даль, Прыжов, Афанасьев, Гильфердинг, Павел Якушкин и др. Поэт добывал из этих источников песни, пословицы и другие произведения народной поэзии.

Подробнейшим образом рассказывает Чуковский о работе Некрасова над материалами вышедшей в 1872 г. в Москве при содействии Общества любителей российской словесности содержательной книги «Причитания Северного края, собранные Е.В. Барсовым. Часть 1. Плачи похоронные, надгробные и надмогильные». Поэт широко использовал её при написании главной поэмы «Кому на Руси жить хорошо», особенно причитания Ирины Федосовой. Обобщённое мнение крестьян о буйных начальниках выражено у Некрасова близко к оригиналу, народная формула повторена в той же последовательности:

«В груди у них нет душеньки,
В глазах у них нет совести,
На шее нет креста».


Заканчивает Чуковский 240-страничную главу своего исследования словами о мастерстве Некрасова, которому «нужно было показать на живых материалах народной поэзии, что народное восприятие мира мудро, поэтично, благородно и мужественно». Не правда ли, актуально сегодня в спорах о роли народа в истории России звучат эти глубокие по мысли строки?

«Бескорыстная влюблённость в литературу»
Корней Иванович был и прекрасным мемуаристом и критиком, создателем литературных портретов своих современников, в их числе А. Чехов, В. Короленко, Л. Андреев, А. Ахматова, В. Маяковский, Л. Собинов, Б. Житков, Ю. Тынянов, И. Репин и многие другие. О них его книга «Современники», вышедшая в серии ЖЗЛ в 1967 году. Многое писалось в Переделкино, российском писательском гнезде, где собиралось огромное число творческих людей, была уникальная культурная среда. В ней выросли и дети, и внуки; Чуковский – отец двух писателей Николая и Лидии Чуковских.

В разрушенной войной ленинградской квартире уцелели письма Корнея Ивановича, и это отрадно. Эпистолярное наследие его богато и поучительно. Совершенно удивительна переписка отца с сыном, которого он пережил на четыре года, уйдя из жизни в 87 лет, считая, что основное в ней всё исполнил.

Из писем, собранных невесткой писателя Мариной, определившей две темы их так: «бескорыстная влюблённость в литературу, уважение и преданность друг другу», хотелось бы привести хотя бы чуточку. Вот одно из них – 1921 года: «Мне хочется дружески, без всякого задора, уверить тебя, что ты идёшь по ложному пути. Пожалуйста, не думай, что вот опять скучный, «старого закала» отец привередничает, а взгляни на вещи здраво и просто. 17 лет никогда в жизни не повторяются. Именно в 17 лет формируется человек... Чудесный малый, искренний и прямой – верно... Я твёрдо убеждён, что тебе, поэту и вообще будущему интеллигенту, огромным подспорьем будет английский язык. Русский, не знающий ни одного иностранного языка, всё равно, что слепой и глухой. 7 лет, не жалея трудов, я тяну тебя за уши к этому знанию. А ты упирался. А ты бездарно норовил ускользнуть... Предлагаю тебе одуматься. Даю тебе сроку до Петрова дня. После Петрова дня ты должен: 1. Серьёзно заняться английским языком. 2. Наметить программу чтения. 3. Определить точно время занятий и отдыха. 4. Посвятить ежедневно не меньше 2 часов на помощь семье, которая вся работает, кроме тебя. И, пожалуйста, определи раз навсегда, друг я тебе или враг». Комментарии излишни, а читать хочется все письма мудрого отца, наставника, просто друга.

А вот письмо сына отцу 1964 года из Коктебеля: «Милый папа! Мы здесь уже три недели и почти ничего о тебе не знаем. Что с тобой? Напиши нам. А то в разлуке всегда тревожно. Напиши о здоровье и о твоих делах. О нас мне писать нечего. Здесь не жизнь, а нирвана. Купаемся, бродим, спим, беседуем со старичками о предметах возвышенных и вечных. Я доделал здесь рассказ для «Юности» и уже пишу другой, новый, и дней через пять кончу. Тоже о предметах возвышенных и вечных. Напиши нам, пожалуйста, хоть несколько строк. Коля».

О детях и для детей
Многогранность таланта Чуковского не оставляла равнодушными образованных людей, всякий раз открывавших для себя нового «доктора Айболита», как звали в свою пору Корнея Ивановича Чуковского. Его творчество обращено к таким, с одной стороны, житейским, а с другой – к глобальным проблемам нашего бытия, что удивляешься широте знаний и умению предвидения. В целом литературная деятельность писателя развивалась под знаком обращения к будущим поколениям, к правнукам, образно говоря навстречу векам. Его детские сказки «Муха-Цокотуха», «Тараканище», «Доктор Айболит», «Крокодил» являются замечательным подспорьем для родителей в деле воспитания. Сколько юмора содержит его лёгкий стихотворный стих, сколько оригинальных образов из мира флоры и фауны можно обнаружить в этих текстах, они не стареют и, как заметил писатель в книге «От двух до пяти», «будут жить и работать в завтрашнем 21 столетии».

И вот это время. И книги Чуковского столь же интересны и читаемы, как много лет назад, а значит, писателя вполне можно назвать нашим современником, а творения – классикой. В 2015 году он был назван одним из самых читаемых писателей, наверное, потому, что чтение его текстов связано не только с эмоциональным восприятием, но и с определённым познавательным и воспитательным значением. Классика вечна, и как сказал Пушкин, «всякая строчка великого писателя становится драгоценной для потомства».

Все материалы рубрики "Читаем"

 


Людмила Полетаева
«Читинское обозрение»
№13 (1445) // 29.03.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).