Разрушители

Забайкальская красная государственность 1918 года


100 лет назад, 16 февраля 1918 года, в Чите произошёл очередной переворот. «Внезапность была полной, и враг не смог оказать сопротивление».

Именно так этот переворот был описан в 1975 году в «Очерках истории Читинской областной организации КПСС»: «Рано утром 16 февраля 1918 г. эшелоны 2-го Читинского казачьего полка прибыли в Читу. Это оказалось для Народного совета (созданного в декабре 1917 года органа власти революционной демократии, не признавшей ни Октябрьского переворота в Петрограде, ни атамана Григория Семёноваприм. авт.) и контрреволюционных сил совершенно неожиданным: рабочие-железнодорожники не только дали казакам «зелёную улицу», но и сохранили втайне их приближение к Чите. Сразу же по прибытии казаки совместно с отрядами красногвардейцев приступили к захвату стратегически важных пунктов города. Внезапность была полной, и враг не смог оказать сопротивление».

Красное многовластие
От Народного совета потребовали самораспуститься, что и было сделано. Преемником власти объявил себя Комитет советских организаций, который возглавил местный большевик Василий Соколов. Но в руках этого органа была власть, так сказать, официальная, а неофициально всем в городе стал распоряжаться избранный ещё по пути с фронта на родину командиром Забайкальской дивизии, близкий к анархистам Михаил Яньков. Он стал начальником Читинского гарнизона, военным комиссаром, а заодно 28 февраля возглавил уголовно-разведывательное бюро Читинской городской милиции. Все силовые органы в городе оказались подчинены именно ему.

Требовалось легитимизировать новую власть, и уже 21 февраля в Чите собрался II съезд Советов, в работе которого приняли участие 46 делегатов, представлявших 17 Советов. 27 февраля в Чите прошла конференция фронтовых казаков, также высказавшаяся за установление советской власти. На этой конференции был избран временный военно-революционный штаб города Читы. Возглавил его левый эсер Дмитрий Шилов (позже партийный стаж пребывания в партии большевиков ему стали считать с момента вступления в партию эсеров в марте 1917 года), а уже упоминавшийся Яньков стал его заместителем.

След Янькова
Однако, пока шли бои с частями Григория Семёнова в феврале 1918 года, представители власти вынуждены были терпеть временных союзников, в том числе Янькова, который под прикрытием «реквизиции» занялся грабежами. В марте Яньков попытался осуществить в Чите переворот.

Он арестовал Шилова и некоторых других руководителей, но казаки окружили Мариинский театр, в котором происходили эти события, и Яньков вынужден был освободить своих противников.

Через два дня он бежал в Иркутск. Там на заседании главного органа советов всей Восточной Сибири Центросибири 28 марта с гордостью и обидой докладывал: «По прибытии в Читу Забайкальской казачьей дивизии мне т. Шумяцким (Борис Шумяцкий был в то время председателем Центросибири – прим. авт.) были даны директивы о закреплении в Чите советской власти».

И он старался. «Для обмундирования казаков и красногвардейцев я реквизировал у читинских купцов 260 пар катанок и 300 пар ичигов…». Потом он предложил «обложить читинскую буржуазию на 3 млн, предложение моё было принято Советом, лица, не внёсшие к определённому сроку необходимой суммы, были мною арестованы, но на следующий день освобождены Соколовым – председателем Совета». Про то, что вместе с приближёнными он устраивал шумные попойки, Яньков скромно промолчал.

Позже он вступил в белые части, но по требованию Семёнова был арестован и отправлен в Забайкалье, где в 1919 году его расстреляли.

А вот и большевики…
В момент установления советской власти большевиков в Чите было немного, и они входили в организацию меньшевиков-интернационалистов. Можно уверенно утверждать: советскую власть в Забайкалье устанавливали левые эсеры, которые были очень серьёзной политической силой, меньшевики-интернационалисты, анархисты и беспартийные, всё более тяготевшие к большевикам.

4 марта в Чите состоялась 4-я областная конференция меньшевиков-интернационалистов, на которой было принято решение присоединиться к большевикам. С этого момента уже областная организация большевиков начала бороться за всю полноту власти в Забайкальской области.

С 24 марта по 5 апреля 1918 года в Чите прошёл III Забайкальский областной съезд Советов рабочих, крестьян и казаков. В его работе приняли участие 323 депутата. Председателем был избран Дмитрий Шилов. Съезд объявил о переходе власти к Советам на территории всей Забайкальской области. Они должны были заменить органы земства, городские Думы и казачье самоуправление. 27 марта казачья фракция этого съезда объявила себя III областным казачьим съездом, который принял решение о ликвидации казачьего сословия и войсковых управлений Забайкальского казачьего войска (ЗКВ).

В промежутках между съездами представительную власть должен был осуществлять облисполком во главе с левым эсером Иваном Бутиным, а исполнительную – сформированный облисполкомом Совнарком во главе с большевиком Николаем Матвеевым. Этим органам власти досталась задача претворения в жизнь первых социалистических декретов советской власти – разрушения существующей социально-экономической системы до основания.

Красная милитаризация
По мнению ряда исследователей, именно в ответ на решения этого съезда 7 апреля Григорий Семёнов во главе Особого маньчжурского отряда вновь вступил на территорию Забайкалья, рассчитывая на поддержку прежде всего казачьего населения. Это привело к милитаризации красной государственности в Забайкалье. По решению Центросибири был создан Даурский фронт, командующим которого был назначен прапорщик, левый эсер Сергей Лазо. Наряду с русскими частями (казачьими, рабочими, моряков с Тихого океана) впервые на стороне красных приняли участие части, сформированные из немецких и венгерских военнопленных, а также из китайцев, что негативно было воспринято населением области.

Борьба с частями Семёнова сближала сторонников красной государственности, поэтому особых расколов здесь не было даже после подавления в Москве в июле 1918 года мятежа левых эсеров. Во вновь созданный Военно-революционный штаб вошли представители нескольких политических партий.

Не было у сторонников красной государственности особых противоречий и при проведении в жизнь решений советской власти. Они активно начали проводить национализацию банков, каменноугольных копей, золотодобывающих приисков и ряда других предприятий, что привело к быстрому коллапсу в экономике области. К этому добавилось то, что органы власти стали решительно претворять в жизнь требование по отделению школы от Русской православной церкви и церкви от государства. В ответ в Чите был организован областной съезд преподавателей Закона Божия. Съезд был разогнан, а часть его руководителей арестованы. 19 июня к зданию тюрьмы направился крестный ход, который был силой оружия разогнан. Несколько человек были ранены, а одна женщина убита.

Финальная чехарда
В конце мая 1918 года началось восстание чехословацкого корпуса, эшелоны которого были рассредоточены от Волги до Тихого океана. Борьба с белыми сделала незаметным здесь то, что в Москве в июле произошёл мятеж левых эсеров, быстро и решительно подавленный большевиками. Здесь, в Забайкалье, большевики, левые эсеры и анархисты всё ещё вместе сражались против общего врага.

11 июля части генерала Гайды заняли Иркутск. Центросибирь вынуждена была эвакуировать советские органы на восток. Был создан Прибайкальский фронт. Однако невозможно было сдержать наступающие части белочехов и армии Сибирского правительства, созданного кадетами, правыми эсерами и меньшевиками.

В итоге было принято решение о роспуске Центросибири и Забайкальского совнаркома. 21 августа вся власть была передана сформированному в Чите Сибирскому Совету народных комиссаров, главной задачей которого стала организация эвакуации советских учреждений и воинских частей. В этот период обострились отношения между различными партиями, поддерживавшими красную государственность. Высшей точкой этого стало ограбление Читинского банка, часть средств которого вывезли большевики и левые эсеры, а часть забрали анархисты, обвинённые в его ограблении.

В ночь на 26 августа последние эшелоны красных покинули Читу. 27 августа в город вступили части белочехов и сибирские части. 28 августа на Урульгинской конференции красные приняли решение прекратить открытую борьбу и перейти к партизанским методам сопротивления белым. 30 августа передовые части Средне-Сибирского корпуса и белочехов соединились с авангардом семёновских частей на реке Онон у станции Оловянной. Почти одновременно в Забайкалье вступила сводная бригада японской армии. В Забайкалье завершилась история первой красной государственности и началась история государственности белой.

Все материалы рубрики "Страницы истории"

 


Александр Баринов
«Читинское обозрение»
№8 (1492) // 21.02.2018 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Иннокентий 08:29 22.02.2018
СПАСИБО АЛЕКСАНДРУ БАРИНОВУ ЗА ПРАВДУ. Я, окончивший 7 классов в Баде и Читинский техникум ж.д. транспорта в 1955 году, ни чего не знал до прочтения этой статьи и становлении Советской власти в Забайкалье. Мы знали только о герое Сергее Лазо и "кровавом" атамане Семенове. Слава богу, правда начинает открываться через 100 лет затмения мозгов многих из нашего народа.
Наташа 10:06 23.02.2018
Разрушители –хорошее название. Ещё одна статья от автора, дабы порадовать Иннокентия.
Под влиянием таких историков у него явно усиливается восприятие параллельной реальности в его воспалённом мозгу. Отделить церковь от школы- это ужасно. Только ради этого Баринов и пишет. Попы с кадилами давно, и не без успеха, рвутся в школу. Не допустить мракобесие в учебные заведения, долг каждого образованного человека.
Иннокентий 16:43 23.02.2018
Я трижды ввёл правильный код. ЗАЧЕМ ИЗДЕВАЕТЕСЬ?
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).