Дюнкерк

Изнанка «Чуда» и героизма


Дюнкерк. Конец мая 1940 года и его знаменитое таинственное «чудо», прекрасно известное жителям Западной и Северной Европы (примерно как нам – битва под Москвой или Сталинград) и мало знакомое россиянам, прежде всего, молодым. Сегодня поговорим о нём – в преддверии одноимённой премьеры масштабной военной кинодрамы.


Дюнкерк – небольшой город-порт на севере Франции, на берегу Ла-Манша, в 123 км от Дувра, 295 км к северу от Парижа и 10 км от границы с Бельгией. Население Дюнкерка в 1940 году составляло чуть более 20 тысяч человек.


«Предательский» Мюнхен
30 сентября 1938 года предательскими действиям Франции и Великобритании, за плечами которых стояли заокеанские финансовые воротилы Уолл-стрита, между нацистской Германией и фашистской Италией при содействии США в качестве арбитра, в Мюнхене было подписано соглашение, более известное как «Мюнхенский сговор», согласно которому Германии полностью передавалась Судетская область, принадлежащая Чехословакии. В марте 1939 года это и произошло. Судеты без единого выстрела перешли Гитлеру, а вскоре и вся страна с огромными промышленными мощностями (особенно в машиностроении) была оккупирована немцами.

Низвергающие Европу
1 сентября 1939 гитлеровцы вторглись в Польшу. 3 сентября Франция и Великобритания, ставшие союзниками, объявили Германии войну. Вторая мировая полыхнула во всей «красе». Захват Дании, Норвегии, Бельгии, Люксембурга, Голландии… Малочисленные армии этих государств, хотя и оказывали сопротивление, но были смяты и рассеяны в считанные дни железным немецким кулаком. Фашистские полчища победно шествовали по Западной и Северной Европе. Молниеносный гитлеровский «блицкриг» порушил планы Великобритании и Франции. А 10 мая 1940 года немцы в обход пресловутой, считавшейся «непреодолимой для любого противника» оборонительной линии укреплений Мажино, ворвались во Францию. Упоённый победами над соседними странами Гитлер рвался к столице европейского государства-гиганта – к Парижу, обещая «разделаться» и с Великобританией.

Немецкое вторжение вызвало в Париже панику. Черчилль в своих мемуарах вспоминал, что ему позвонил по телефону французский премьер Рейно и с отчаянием в голосе воскликнул: «Мы разбиты!». Французский главнокомандующий – генерал Гамелен не знал, что делать. А когда Черчилль спросил: «Где же ваши стратегические резервы?», Гамелен сокрушался: «У нас их нет».

Позади Лондон. Отступать… есть куда
Великобритания в помощь французской армии ещё до начала войны, с сентября 1939-го по февраль 1940 года, высадила на побережье континентальной Европы свой экспедиционный корпус под командованием лорда Джона Стэндиша Горта численностью свыше 300 тысяч человек. В период начавшихся с 10 мая военных действий Германии против Франции, несмотря на совместные усилия армий союзников (включая Бельгию и Голландию), они не смогли сколь-нибудь серьёзно и надолго остановить противника. За неделю гитлеровцы значительно продвинулись в глубину Франции и отрезали от центра страны почти всю её северную часть. Армия Горта, вместе с французскими частями и соединениями, входившими в 16-й корпус, оборонявший страну с северо-запада, и уцелевшими частями голландцев и бельгийцев стремительно отступали под напором немецких танковых соединений и массированных ударов люфтваффе с воздуха. Суша кончалась. Позади было только море.

18 мая командующий британцами лорд Горт предложил срочно рассмотреть вопрос об эвакуации (бегстве) союзных войск на Британские острова. Великая историческая фраза советского лейтенанта политрука Клочкова, произнесённая в недалёком будущем: «Россия велика, а отступать некуда – позади Москва» явно не годилась англичанам, считающим, что позади родные острова, Лондон, а значит... отступать есть куда.

Накануне краха и полной победы
Булонь, Кале, Дюнкерк – города-порты, через которые предполагалось провести эвакуацию английских и французских войск. Но два первых союзникам удержать не удалось – в считанные дни наземные силы гитлеровцев смели противника. Оставался лежащий всего в 16 км от поверженного Кале (был окружён немцами 23 и захвачен 26 мая) Дюнкерк с небольшой прибрежной полосой. Пушки танков генерала Гудериана уже были направлены в сторону города и порта. Союзные войска оказались окончательно отрезанными на побережье Ла-Манша. На этом маленьком пятачке пляжа скопилось свыше 300 тысяч войск (главным образом английских), страстно желавших уйти в Англию. Стало ясно, что если эвакуация не будет осуществлена в течение нескольких дней, то все будут уничтожены или захвачены немцами. Но было поздно. Время существования союзных войск явно закончилось. Это был крах хвалёного некогда британского имперского духа и оружия. Необратимая катастрофа. Немцам оставался всего один небольшой рывок, и весь некогда хвалёный экспедиционный корпус Великобритании бесследно исчезнет.


Факт Дюнкерка. В районе Дюнкерка были отрезаны от основных сил союзников 18 французских, 10 английских, 12 бельгийских дивизий, т.е. всего 40 из имеющихся 104.


24 мая командующие немецкими войсками, окружившими Дюнкерк, замерли в ожидании приказа атаковать город, порт, прибрежный пляж, обречённого, но ещё способного показать зубы противника. И...

Фюрер-«чудотворец»
То, что произошло утром 24 мая 1940 года, вошло в историю Второй мировой войны как «чудо Дюнкерка». Внезапно из Берлина от самого Гитлера пришёл приказ, запрещающий наступление на Дюнкерк и его захват. Самый загадочный, самый «неадекватный» приказ фюрера за всю историю войны, известный ныне как «стоп-приказ Гитлера». Он приказал «не приближаться к Дюнкерку ближе чем на 10 км» и не использовать против окружённой группировки противника танки и артиллерию, за исключение авиации.

А в 11 часов 42 минуты открытым, незашифрованным (!) текстом вновь лично от фюрера последовала «добавка»: «Всем немецким войскам остановится на линии Дюнкерк - Азбрук - Мервилль…». Это был шок для немцев. Творилась какая-то чертовщина.

Это можно было бы отчасти сравнить с тем, что если бы войскам Красной армии, окружившим 6-ю армию Паулюса в Сталинграде, вдруг пришёл бы приказ от Сталина прекратить наступление и дать немцам выйти из котла.

«Мы просто лишились дара речи», – вспоминал Г. Гудериан (во время французской компании командовал 19-м армейским корпусом, входившим в танковую группу генерала Э. фон Клейста, блокировавшую союзников в Дюнкерке). И было отчего! В момент, когда оставалось просто занять один небольшой город и тем решить участь большой неприятельской группировки, глава Германии прямо запретил это! Дошло до того, что генерал Гальдер (в 1940 году начальник генштаба Германии) начал оспаривать решение фюрера и пытаться объяснить ему необходимость захвата последнего порта на побережье. Но фюрер был неумолим: «Бурная дискуссия закончилась получением категорического приказа Гитлера, к которому он добавил, что для обеспечения выполнения своего приказа он пошлёт на фронт личных офицеров связи».

О причинах столь ошеломляющего «стоп-приказа» жесточайшего нациста, разжигателя войны, охваченного вдруг приступом человеколюбия к своему врагу и ставшего для оного «чудотворцем», до сих пор спорят историки. У Гитлера была потрясающая возможность одним махом покончить со всей сухопутной армией Великобритании и серьёзно изменить ход Второй мировой. Он этого не сделал. Гитлер явно давал возможность врагу уйти. Фюрер творил «чудо».

Почему???
Гитлер хотел избежать лишних потерь в танках – они могли бы пригодились в боях против французов во второй стадии французский компании. Тем более что танки требовали обслуживания, а личный состав нуждался в отдыхе. Командующий 19-м танковым корпусом генерал Г. Гудериан считал, что немецкие войска в любом случае могли бы уничтожить блокированную в Дюнкерке группировку без больших потерь.

- Существовала опасность контратаки французских войск из Парижа. Об этом предупреждал начальник генштаба сухопутных войск Ф. Гальдер и потому не рекомендовал атаковать Дюнкерк и окрестности.

- Силы люфтваффе были переоценены. Уже прозвучало обещание Геринга, что его «соколы» смогут легко помешать эвакуации, а танкам стоит повернуть на юг и завершить кампанию против Франции.

- Гитлер надеялся заключить с Британией мир на выгодных условиях и намеренно помешал ликвидации войск, что должно было облегчить ему эту задачу.

- Гитлер не разгадал намерения англичан эвакуироваться из Дюнкерка.

И ещё ряд других предположений пытающихся объяснить причины странного «стоп-приказа».


Чудо Дюнкерка
В свете сегодняшних дней загадочное «чудо Дюнкерка» с вероятностью в 90% объясняется следующим.

Во-первых, «чудотворец» Гитлер был англофилом. В планы Гитлера не входил разгром Англии, поскольку фюрер понимал, что уничтожение британской армии Лондон не простит, и, что ещё опасней, не простит Вашингтон, а это прямое приглашение для США, с его свежими силами и промышленными мощностями, начать военные действия против Германии. И тогда война пойдёт до конца – на уничтожение. Вероятно, таково было мнение фюрера в 1940 году. Оно изменилось после Пёрл-Харбора 7 декабря 1941 г., а 11 декабря Гитлер сам объявил войну США.

Во-вторых, Гитлера привели к власти финансовые воротилы и промышленники Англии и США, и всю войну так или иначе он был с ними в контакте. Серьёзно, жестоко воевать против своих «инвесторов», с массой жертв как на полях будущих сражений в Европе и СССР, «попутно» уничтожая миллионы людей на захваченных территориях в концлагерях, фюрер не мог. Но «гуманность» Гитлера, проявленная к «жертвам Дюнкерка», и затем умеренные, для «показухи», атаки немецких войск по удирающим через Ла-Манш англичанам будут оценены в будущем. Да, они проиграли войну, но честь Британии не задета, и путь к мирным переговорам не закрыт.

В-третьих, при условии благополучной эвакуации англичан они предоставили фюреру «карт-бланш» на разгром Франции. С ней Гитлер мог делать теперь что угодно – помощи от своих союзников ещё существующая французская армия из Лондона уже не дождётся.

В-четвёртых, Гитлер писал в «Майн кампф», что есть два варианта: в союзе с Англией разбить СССР или в союзе с СССР разбить Англию. Он выбрал первый вариант.

Бегство – дело всей нации
Незашифрованную радиопередачу с приказом Гитлера перехватили англичане. Кабинет Черчилля и Британское Адмиралтейство решили воспользоваться «чудесным» шансом и молниеносно эвакуировать свыше 300 тысяч, окружённых на Британские острова.

26 мая британский экспедиционный корпус получил приказ об эвакуации. 27 числа она началась.

Поскольку порт Дюнкерка был слишком мал для таких масштабов, основную массу людей планировалось забирать прямо с морского пляжа. Это можно было осуществить только небольшими, мелкосидящими судами, способными подходить близко к берегу. Где же было взять такое количество транспортов? И тогда Черчилль обратился по радио к нации... Охваченные единым патриотическим порывом владельцы яхт, рыбачьих шаланд, моторных лодок, катеров, буксиров, парусных лодок кинулись в Адмиралтейство, предлагая помощь. Порядка четырёх сотен гражданских судёнышек (половина из них впоследствии была потоплена немецкой артиллерией и самолётами) вместе с большими пароходами и военными судами приняло участие в спасательных действиях, названных...



Операция «Динамо»
26 мая, словно очнувшись от приступа «гуманизма», Гитлер приказал атаковать окружённого противника с земли (танки, пехота) и с воздуха. Но было уже поздно – британцы, прикрывающие отход, успели врыться в землю и отбивали атаки противника. В воздухе немецкие люфтваффе также не смогли добиться большого преимущества и шли на «хитрость» – начинали массированные налёты, едва английские истребители, прикрывавшие побережье, уходили на перезаправку.

Эвакуация проходила рассредоточено, под непрерывным огнём и бомбардировками. Многие суда проделывали по нескольку опасных рейсов в сутки.


Факт Дюнкерка.  В небольшом порту Дюнкерка не хватало причалов для такого количества кораблей. Тогда было решено затопить несколько десятков автомобилей и с их крыш сажать людей на борт судов.

За всю операцию «Динамо» с 27 мая по 4 июня 1940 года на Британские острова было эвакуировано 338 226 человек (почти как всё население Читы), из которых 100 тысяч были сняты прямо с берега маломерными судами.

Вся огромнейшая масса военной амуниции, тяжёлое и прочее вооружение, техника, транспорт (65 тыс. машин, 20 тыс. мотоциклов) боеприпасы (68 тыс. тонн), топливо (147 тыс. тонн) была брошена отступающими и досталась немцам.

 При операции «Динамо» было потоплено более четверти спасательных судов (224 английских кораблей и около 60 французских). В ходе операции погибло и пропало без вести около 2000 солдат и моряков союзников. Было сбито 177 самолётов союзников.
 


Ненадёжные союзники
В общей сложности во время операции «Динамо» и после неё в районе Дюнкерка попало в плен 50 тысяч французских солдат, прикрывающих отход эвакуирующихся. Из 338 226 человек, добравшихся до Британских островов, было всего около 90 тысяч французов. Почему такая диспропорция между количеством спасшихся англичан и французов? У британской стороны было всегда такое правило – в случае неудачи военных операций спасать прежде всего себя, а союзников – как сложатся обстоятельства. Подобное уже не раз имело место, как, к примеру, в финале неудачной Дарданелльской операции против османских турок за обладание Галлиполийским полуостровом в период Первой мировой войны, в 1915 году, или в неудачных военных действиях против немцев в Норвегии, в частности, за обладание городом Нарвик, в результате которых в начале июня 1940 года британцы скрылись у себя на островах, захватив с собой лишь часть союзников. Дюнкерк не стал исключением.

Факт Дюнкерка. Потери гитлеровцев в ходе «Динамо» составили всего 1200 человек и 140 сбитых самолётов.

Позор, обращённый в подвиг
Во время бегства в британских войсках быстро падал боевой дух. Многие офицеры покидали своих подчинённых, чтобы первыми занять места на судах и в лодках. По прибытии на острова беглецы были настолько деморализованы, что бросали личное оружие, переодевали в гражданское и скрывались от дальнейшей службы.

Черчилль в кулуарах жёстко и правдиво заявил, что «Дюнкерк – это позор и величайшее военное поражение в течение многих веков...». Во избежание дальнейших пораженческих настроений было решено, что общественность не должна знать правду. На срочно созванной пресс-конференции в Лондоне главой военной разведки М. Макфлейном журналистам было предложено «амортизировать ситуацию», обвинить в неудаче французов и обелить «непобедимых британских военных». Не прошло и месяца, как операция «Динамо» была представлена как героический эпизод британской военной истории.

Неумение воевать, позорное бегство и предательство союзнического долга были представлены англичанами подвигом, о котором впоследствии писались книги, мемуары, очерки, изготовлялись документальные киноленты.

Дюнкерк на экране 21-го века
О событиях в Дюнкерке снято три художественных картины: британская «Дюнкерк» (реж. Л. Норман, 1958), франко-итальянская «Уикэнд на берегу океана» (реж. А. Вернёй, 1964) с Жан Полем Бельмондо в главной роли и англо-французская «Искупление» (реж. Д. Райт, 2007) с участием Д. Макэвоя и Киры Найтли.

Голливуд 21-го века решил вновь обратиться к далёким событиям. И вот 20 июля в «Удокане» (и кинотеатрах всей России) состоится премьера масштабного фильма студии Warner Bros «Дюнкерк» (США, Великобритания, Франция), поставленного режиссёром Кристофером Ноланом, известным своими фантастическими лентами («Тёмный рыцарь», 2008, «Начало», 2010, «Интерстеллар», 2014).

Вся картина снималась не на «цифру», а на старую добрую широкоформатную киноплёнку в 65 мм (70 мм). Авторы сознательно отказались от компьютерной графики, используя вместо неё оптические комбинированные и трюковые съёмки. Отдел реквизита изготовил из фанеры и картона контуры солдат, машин и некоторых видов боевой техники. Всё это устанавливалось на максимальном удалении от камеры, совмещалось с реальными объектами съёмок и создавало ещё больший эффект масштаба угодивших в капкан войск союзников.

В массовках сцен эвакуации армий было задействовано 1500 статистов (редкость для современного «компьютерного» кино). В сценах морского боя создатели картины также отказались от компьютерной графики – использовали сохранившиеся с войны настоящие эсминцы.

Насколько правдивым будет рассказ о Дюнкерке в новом фильме режиссёра-«фантаста» Нолана, пока не известно, но зрелище он и «фабрика мировых грёз» гарантируют.

Все материалы рубрики: «Синескоп»

Сергей Балахин
режиссёр, киновед
Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№28 (1460) 12.07.2017

Вернутьяся на главную страницу

 

 
Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).