Кузник жизни моей

Как один человек может изменить твой мир


Вчера я ехала в троллейбусе, и вдруг в толпе прохожих мелькнула быстрая сухощавая фигура с белой шевелюрой. Я даже подскочила: Борис Ильич Кузник! А ведь ехала и думала именно о нём, потому что троллейбус проезжал мимо его дома. И сразу закружились воспоминания о многих и многих годах нашей дружбы...

Меньше чем через месяц этот необыкновенный человек будет отмечать 90-летие. Дежурные речи о числе его учеников, о многих десятках докторов и кандидатов наук, подготовленных на его кафедре, о невероятном количестве его научных работ и прочем оставим для юбилейных торжеств. Хочу рассказать сейчас о другом – о том, что не слишком известно широкой публике.

Есть фигуры обыденные, живущие самой рядовой жизнью, и, конечно, нет в этом ничего плохого. Не могут все быть яркими, выдающимися личностями.

Неординарный человек – как катализатор общественной, научной, культурной жизни. Вокруг него всегда собираются люди неравнодушные, с ярким желанием менять жизнь к лучшему, с особым менталитетом. Именно таким человеком являлся и является Борис Ильич Кузник – профессор, академик, учёный, общественный деятель, писатель, создатель удивительного студенческого театра «Бицепс», когда-то гремевшего не только в Забайкалье, но и в стране.

Меня всегда поражала его готовность приходить на помощь, кто бы к нему ни обращался. Казалось бы, ну, какое ему дело до того, что где-то в далёком таёжном или степном селе живёт никому не известный и неинтересный инвалид, пишущий корявые стихи и мечтающий стать писателем? В конце концов есть всевозможные социальные службы, пусть они благотворительностью и занимаются – так или примерно так рассуждает обыватель. Для Бориса же Ильича Кузника эта информация – толчок к действию. Сколько за многие годы им было куплено и отправлено никому не известным людям компьютеров, телевизоров, лекарств, уже не говоря о дружеских, ободряющих и поддерживающих письмах!

Сколько раз, бывало, я прибегала к нему с очередной тетрадочкой стихов, написанных кем-то из моих очередных подопечных – прекрасных стихов! – и просила:

– Борис Ильич, прочитайте, пожалуйста!

Он читал. Думал. Потом говорил как о чём-то само собой разумеющемся: «Надо издавать!». Находил деньги, зачастую просто давал свои, потому что знал, что надеяться на государство и на помощь бесконечных комитетов и комиссий смысла нет. И выходила в свет очередная тоненькая, но по-настоящему талантливая книжечка...

Когда заболевал кто-то из наших общих знакомых, все знали: нужно бежать к Кузнику. И бежали. Борис Ильич садился на телефон – благо, у него в учениках все врачи Забайкалья когда-то побывали, – и связывался с нужным специалистом, и просил проконсультировать.

В начале 90-х я очень серьёзно заболела, перестала выходить из дома. Диагноза никто поставить не мог, я умирала. И умерла бы, если бы не Борис Ильич. Он обратился к многочисленным друзьям, вложил деньги, и меня отправили в Москву, где был поставлен правильный диагноз и сделано шесть необходимых операций. Но, самое главное, был приобретён дыхательный аппарат, который помогал мне дышать по ночам, потому что дыхание останавливалось... Я живу благодаря Кузнику уже 25 лет. И уже давно обхожусь без дыхательного аппарата. Написала свои главные книги, песни, стихи, вырастила сына, сейчас воспитываю внуков.

Всё это – благодаря Борису Ильичу. Про себя я часто называю его: «Кузник жизни моей». Таким он и останется навсегда для меня и моих близких.


Все материалы рубрики "Разговор по душам"

Елена Стефанович
Фото Ксении Зиминой
«Читинское обозрение»

№34 (1466) // 23.08.2017 г. 


Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).