Леонид Кузьмицкий: кризис пока никуда не делся

Как отразилась пандемия на забайкальском бизнесе


Вопреки известному высказыванию, коронавирус и его последствия остаются популярной темой даже в среде ленивых. О том, как отразилась пандемия на забайкальском бизнесе, мы поговорили с директором завода домостроения «Инновация», членом Общественной палаты Забайкальского края, председателем Забайкальского регионального отделения общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Леонидом Кузьмицким.

Леонид Сергеевич, какие сферы бизнеса приняли на себя основной удар в Забайкальском крае?

— Могу сказать, что пострадали почти все отрасли. Особенно пагубно пандемия отразилась на индустрии гостеприимства — на всём, что связано с туризмом, гостиницами, общепитом, социальными видами бизнеса: развлечениями, детскими образовательными услугами. В значительной мере пострадала строительная отрасль. Мы это знаем не понаслышке, поскольку сами занимаемся строительством, производством стройматериалов и, что называется, испытываем последствия кризиса на себе. Одной из основных причин спада темпов работы стали ограничения, касающиеся иностранных работников. Забайкальская строительная отрасль вот уже лет пятнадцать–двадцать «сидит на игле» иностранной рабочей силы, и пандемия обнажила это очень ярко. Итогом всего стал серьёзный провал в строительстве в 2020 году, тяжело, я думаю, будет и в 2021-м. Однако надо признать, что в этой ситуации есть и положительные моменты. Думается, государство серьёзно займется проблемным вопросом — начнут создаваться рабочие места для наших соотечественников, а отрасль образования сосредоточится на подготовке людей рабочих специальностей — каменщиков, сварщиков и так далее.

Какая поддержка сектору МСП (малого и среднего предпринимательства) была оказана со стороны государства?

— На мой взгляд, своеобразным «побочным эффектом» сложившейся ситуации стала активизация работы органов власти всех уровней — федеральные, региональные и муниципальные чиновники стали действовать гораздо активнее и эффективнее. Пандемия заставила их собраться и оперативнее решать все проблемы, в частности, в отношении малого и среднего предпринимательства. Те решения, которые были приняты на федеральном и региональном уровнях о поддержке МСП, были очень важны. Среди них можно назвать такую меру поддержки, как кредит под 0% на заработную плату, которая в силу ряда причин оказалась недостаточно востребованной. В то же время, очень многие представители малого и среднего бизнеса взяли кредит под 2%, который можно не возвращать, если в течение полугода на предприятии сохранена численность работников, а также средний показатель их заработной платы выше уровня МРОТ для данного региона. Кроме того, в Забайкальском крае в конце прошлого года был принят закон, касающийся аренды. Часть арендаторов из сегмента МСП сможет воспользоваться льготами, для них будет сокращён налог на имущество. С моей точки зрения, этот закон требует доработки в части расширения перечня потенциальных получателей данной меры поддержки.

Имеет ли место в Забайкальском крае массовое закрытие предприятий, связанное с пандемией, и все ли бизнесмены рискнут бороться за сохранение бизнеса?

— Статистики закрытия предприятий по причине пандемии на данный момент не существует. Однако в целом сектор малых и средних предприятий в Забайкальском крае сокращается, что вызывает обоснованную тревогу. Я неоднократно говорил о том, что у нас в регионе создана хорошая система по поддержке запуска бизнеса, причём она постоянно улучшается и в финансовом, и в организационном отношениях. Так, государством субсидируется часть затрат на сертификацию, маркетинг, создание сайтов, другие цели. Через действующие бизнес-центры сейчас всё это можно получить, заплатив, скажем, 10–20 % от рыночной стоимости той или иной услуги, остальное субсидирует государство. Однако обратной стороной медали являются тяжёлые условия ведения бизнеса в нашем регионе. Другими словами, возникает противоречие — вкладывается много денег и других ресурсов в то, чтобы открыть предприятие, но мало создаётся условий для того, чтобы оно длительное время функционировало, развивалось и становилось крупнее. Очевидно, что обязательным условием развития любого региона является выход товаров, услуг, программных продуктов, там производящихся, за его пределы. У нас, к сожалению, этого почти не происходит. Если не брать во внимание горнорудный и лесной сектор.

Среди факторов, которые давят на бизнес, в первую очередь можно назвать высокие тарифы на тепловую энергию, которая у нас дороже, чем во всех соседних регионах. Та же ситуация с электрической энергией — яркий пример — Иркутская область. Своеобразным камнем преткновения являются и налоги, которые можно регулировать на местном уровне. Так, в конце 2020 года была проведена переоценка кадастровой стоимости объектов недвижимости, в результате чего у людей объекты недвижимости по этому показателю кратно выросли в цене — у кого в два, у кого в три, а у кого и в двадцать (!) раз. Это означает, что ровно на столько же предприниматели начнут платить больше налогов. Казалось бы, хорошо — бюджет будет наполняться. На самом деле это неправильно — данная мера опять же ставит бизнес в условия, при которых он не может развиваться. Вот очевидный проигрыш в долгосрочной перспективе, поскольку многие предприятия не выдержат налоговой нагрузки, закроются, и список потенциальных налогоплательщиков в бюджет опять же сократится. На самом деле, эта проблема связана не только с кадастровой стоимостью. Дело в том, что упомянутый налог состоит из двух частей — непосредственно кадастровой стоимости и налоговой ставки. Последняя регулируется у нас краевым Заксобранием и на данный момент установлена по максимальной планке. Даже при росте кадастровой стоимости налоговую ставку необходимо регулировать.

Существуют ли сферы, незначительно пострадавшие от последствий пандемии?

— Если подобное уместно в данной ситуации, то в какой-то мере выиграла отрасль медицины. Конечно, нагрузка на эту сферу сейчас колоссальная. Однако положительным моментом стало оснащение наших медучреждений новым современным оборудованием, которое, наверное, не скоро бы появилось у нас при обычном режиме их работы. Безусловно, оборудование поступало и в режиме планомерной деятельности, в частности, по нацпроекту «Здоровье». Однако поступившие компьютерные томографы, смонтированные системы обеспечения кислородом появились в медучреждениях региона именно в период пандемии. Понятно, что сейчас на них пиковый спрос, но когда-нибудь он спадёт, а оборудование останется в пользовании больниц и будет спасать человеческие жизни. Это с точки зрения поставки оборудования. Что касается всего остального, то «шоковая терапия», которая произошла в тот момент, когда медицина действительно работала в режиме аврала, также может сыграть роль положительную. Даже при всех скандалах, которые сейчас происходят в этой отрасли — какие-то обоснованные, какие-то — нет.

Если говорить о других сферах, для которых период пандемии не стал кризисным, то это отрасль информационных технологий. В связи с тем, что многие предприятия в этот период вынуждены были перейти на дистанционные платформы, работы у айтишников прибавилось. Хотя программы разрабатываются за пределами региона, все их необходимо обслуживать и модернизировать.

Как ситуация с пандемией отразилась на вашем бизнесе?

— Возникало и возникает немало непростых моментов, но я считаю, что этот период мы проходим достойно. Наш завод по производству домокомплектов занимается строительством зданий по современным быстровозводимым технологиям. Благодаря тому, что строить можно круглый год и дома получаются очень тёплыми, их популярность растёт из года в год. Так, в 2020 году мы построили два Дома культуры. В Смоленке мы занимались и производством, и строительством, а в Нерчинском Заводе по нашим технологиям строил подрядчик. Кроме того, в прошлом году мы запустили завод по выпуску пеллет — биотоплива. В основе производства лежат две идеи — утилизация отходов деревопереработки и получение экологичного топлива. Однако загрузить завод на полную мощность мы пока не можем. Это, опять же, серьёзное влияние пандемии. Отрасль лесозаготовки и лесопереработки работает у нас только на 10–20 % от того, что было в 2019 году. Соответственно, уменьшение у них количества отходов вызывает дефицит сырья у нас. Что касается строительной сферы, то в 2019-м мы провели модернизацию производства, увеличив мощности. Спрос растёт. Всем хочется жить в тёплых домах и работать в тёплых офисах.

По вашему мнению, насколько быстро забайкальский бизнес справится с убытками?

— Точные прогнозы давать сложно. Наша же задача — прожить это время спокойно. Думаю, что забайкальский бизнес выйдет из кризиса достаточно быстро. Почему есть такая уверенность? Потому что подобного внимания со стороны федерального центра к нашему краю не было никогда. Это во многом происходит благодаря губернатору и команде, с которой он работает. Думаю, такое содействие нам позволит выйти из кризиса и справиться с проблемами, вызванными пандемией. Но пока ещё предстоит поработать с последствиями кризиса.

На мой взгляд, Россия переживает пандемию относительно благополучно по сравнению с некоторыми странами. Соответственно, мы находимся в относительно лучших условиях для того, чтобы выйти из кризиса.

Все материалы рубрики "Жизнь и кошелёк"

 


Беседовала Екатерина Скороход
Фото автора
«Читинское обозрение»
№8 (1648) // 17.02.2021 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).