Лишь бы не было войны...

Как хрупок он и беззащитен, окружающий нас мир


Наверное, это всё-таки возраст: многие вещи, которых раньше ты просто не замечал, сегодня рвут сердце и пробуждают в душе тревогу.

Помнится, в далёком детстве удивляла и смешила бабушка, Мария Павловна Грибкова, которая по поводу и без повода крестилась и приговаривала: «О, Господи, всё переживём, примем без ропота и со смирением, только б не было войны!». Бывало, я смеялась и пожимала плечами: «Да ты что, бабуль, какая-такая война?». А она хмурилась и осуждающе покачивала головой: «Да вот такая, обыкновенная. Как в сорок первом».

Всю войну она пережила в подмосковных Мытищах. Там на танкоремонтном заводе работал дедушка, Алексей Ефимович, туда же пошла работать моя 13-летняя мама токарем, исправив свой год рождения с 1929-го на 1928-й. Там же, в рабочем бараке, бабушка отогревала и делилась последней картошкой с «завоевателем», 18-летним немецким военнопленным с обмороженными руками и ногами. По грязному лицу у него катились слёзы боли, ужаса и благодарности: «Матка, матка, спасибо». Бабушкины соседки, прибегавшие с поленьями наперевес – «карать немецкого убийцу», натыкались на эти детские испуганные глаза, хмурились, вспоминая своих ушедших на фронт сыновей, мужей и братьев, разворачивались и через несколько минут несли из дома кто бинты – перевязать этого горе-вояку, кто – корку плохо пропечённого, но всё-таки хлеба, а кто – байковый платок, чтобы хоть немного согрелся этот чужой, но такой понятный в своей беде пацан. Они были, слава Богу, настоящими русскими женщинами, матерями в самом высоком смысле этого слова, и у всех осталась на всю жизнь эта присказка: «Только б не было войны, Господи!».

И вот прошло столько лет. И снова, как когда-то, мир пылает в огне, и, включая информационную программу на ТВ или радио, ты ощущаешь каждый раз, как сжимается сердце. Террористические атаки, бои местного и отнюдь не местного значения, неприкрытая звериная ненависть одних людей к другим только потому, что у тех, «других», иной цвет кожи, иное вероисповедание или другой язык. И я всё время думаю о том, что вот нашёлся бы кто-то большой, огромный, всемогущий, кто собрал бы людей всех вместе и сказал им, как когда-то нам в детстве говаривали мама или бабушка: «Уймитесь вы уже, наконец! Свой своему поневоле брат, почему забываете об этом? На одной земле живём, все мы её дети».

Некому усовестить, успокоить разбушевавшиеся народы. Каким-то невероятным образом среди игиловских убийц оказываются уже русские парни и девушки. Чего не хватает, адреналина? Ощущения вседозволенности, собственного всемогущества? Ишь, как трепещет поставленный перед тобой на колени человек, ты прямо самому творцу ровня! Ублюдочные, скотские чувства и инстинкты! И ягнёнок трепещет перед волком, между прочим. Но вряд ли у кого повернётся язык сравнить серого хищника с творцом.

В предновогодние дни почему-то по-настоящему остро, больно ощущаешь, как хрупок он и беззащитен, окружающий нас мир, и эта тихая предрассветная тишина, и спокойный сон детей, и робкое счастье влюблённых... И потому повторяю, как молитву, как когда-то делала это моя бабушка: «Господи, только бы не было войны! Всё переживём-переможем, только бы всё миром»..

Все материалы рубрики "Разговор по душам"

 


Елена Стефанович
«Читинское обозрение»
№51 (1379) // 23.12.2015 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).