Наши общие реки

Забайкальская вода выступает в роли страшной разрушительной силы, от которой страдают Благовещенск и Хабаровск


В новостях промелькнуло: «Властями рассматривается вопрос о придании паводкам Забайкалья и Амурской области статуса межрегиональных, сообщил начальник Центра управления в кризисных ситуациях главного управления МЧС России по Забайкальскому краю Андрей Варфоломеев».

Наших восточных соседей можно понять. Забайкалье связано с Амурской областью и другими дальневосточными регионами общностью водного бассейна. 56% территории нашего края – это бассейн реки Амур, который формируется Ингодой, Ононом, Шилкой, Нерчой, Аргунью, Газимуром и множеством более мелких рек. Если в верховьях льют затяжные дожди, стекающие с гор ручьи сбрасывают в реки экстремально большой поток воды. Накопившаяся «критическая масса» выходит из берегов, затапливая прибрежные сёла, поля, дороги, подмывая и разрушая мосты.

Несущийся вниз по течению поток набирает мощь за счёт всё новых порций воды. Сливаясь с Аргунью, Шилка превращается в Амур, который скатывается вдоль юга Дальнего Востока до Тихого океана. Во время паводков забайкальская вода выступает в роли страшной разрушительной силы, от которой страдают Благовещенск и Хабаровск, не говоря уж о населённых пунктах помельче.

Поэтому специалисты МЧС, призванные «разруливать» такие ситуации, правы, говоря о межрегиональном характере проблемы наводнений на наших реках. С наступлением очередного влажного периода, свидетелями которого мы являемся, эта проблема будет лишь обостряться. В 2021 году даже привычно маловодный июнь одарил Забайкалье сильным паводком, хотя максимум осадков у нас традиционно приходится на июль и август. Натворив дел в Забайкалье, речные воды «спускаются» по Амуру к нашим соседям.

Можно сказать, что это стихийное бедствие, с неизбежностью которого людям остаётся лишь мириться. Но нет ли в этих наводнениях и человеческого фактора? Кажется, все знают о водосберегающей и водорегулирующей роли лесов. Действительно, лес с его подстилкой, множеством корней и высокими, покрытыми листвой, кронами умеет аккумулировать влагу, отдавая её не скопом, а постепенно. Деревья препятствуют размыву почвы, мешают развитию оврагов, по которым вода будет нестись вниз бурными потоками.

Уменьшение площади лесов в результате пожаров и вырубок оказывается значимым фактором, усиливающим эффект разрушительных наводнений. Для наших соседей-дальневосточников, в частности, такую роль может сыграть уменьшение площадей лесов в восточных районах Забайкалья. Здесь, особенно в малолюдном междуречье Шилки и Аргуни, сохранились участки тайги, сравнительно мало пострадавшие от огня и бензопилы. Спускаясь в речные долины, леса Междуречья (хочется написать именно так, с большой буквы) тормозят водные потоки подобно живой плотине.

Несколько лет назад была сделана серьёзная политическая ошибка – бо́льшая часть этих лесов попала в аренду под вырубку для Амазарского целлюлозного комбината. Строительство застопорилось, но завтра могут найтись и другие желающие вырубить Междуречье. И трудно представить, какими последствиями это обернётся для Благовещенска и Хабаровска послезавтра.

Иногда цена леса – это цена катастрофических разрушений и человеческих жизней.

На фото: Амур в месте слияния Шилки с Аргунью.

Все материалы рубрики "Заметки фенолога"

 


Олег Корсун
Фото автора
«Читинское обозрение»
№29 (1669) // 14.07.2021 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).