Хрупкое равновесие Церкви декабристов:

право на точку зрения


Часть I
Часть II

В продолжение темы возможного возобновления в Старо-Читинской Михайло-Архангельской церкви богослужений мы публикуем мнение очередного эксперта — заслуженного архитектора России и Читинской области, автора проекта Кафедрального собора Казанской иконы Божьей Матери и целого ряда других церковных объектов Виктора Ивановича Кулеша:

— По роду моей деятельности мне близка тема церковного строительства, поскольку приходилось быть участником и восстановления, и возведения храмов. В связи с этим я ни в коей мере не отношусь к теме православия отрицательно.

Тем не менее в Чите есть такой объект, как как Михайло-Архангельская церковь, возобновление богослужений в которой может привести к нежелательным и очень плачевным последствиям. Эта тема возникает уже не одно десятилетие, и Забайкальская краевая организация Союза архитекторов России неоднократно обращалась в различные инстанции с категорическим протестом против передачи этого храма в ведение церкви. Попробую объяснить причины этого.

Михайло-Архангельская церковь является самым старинным сохранившимся сооружением нашего города. По официально принятой версии она была построена в 1776 году, однако, на мой взгляд, более правильной датой нужно считать 1710-й. Именно её называли реставраторы, занимающиеся в своё время созданием музея. Они считали 1776-й годом Малого освящения храма. Я не берусь вступать в споры по этому вопросу, поскольку не исследовал его детально, однако некоторые факты говорят о возможной достоверности этой версии. Вполне вероятно, что к 1776 году храм существовал и даже пережил пожар. Так, в пользу этого говорит тот факт, что нижние венцы здания отличаются от верхних по диаметру. Возможно, это первоосновные элементы, сверху которых идут более поздние, не такие мощные и крупные. Однако это не является основным предметом спора.

Скромный, но нужный людям музей
После того как здание в разные годы пережило несколько этапов своего использования — склад, общежитие; разные трансформации — было зашито досками, раскрашенными под кирпич, и так далее, реставраторы максимально вернули храму первоначальный облик, и там разместился музей. Скромный, небольшой по своей экспозиции, однако единственный в стране музей, посвящённый этому периоду истории, который пришёл к нам из того времени. И в этом его непреходящая ценность. Я не берусь осуждать рьяных сторонников возобновления там богослужений, однако, скажем прямо, что в этом случае музей погибнет.

Начнём с того, что экспонаты музея подобраны именно для этого объёма и его внутреннего состояния. Так, в алтаре, на первом этаже, размещена картина, изображающая один из моментов восстания. Куда её девать? В момент богослужения там должны быть совершенно определённые для данного храма иконы. Что они предлагают — каждый раз выставлять там ширму или совсем снять экспозицию? Последний вариант, вне всякого сомнения, приведёт к потере экспонатов. Да, были предложения разместить их в каких-то помещениях, можно, в конце концов, собрать их и свалить в кучу, но в этом случае музей неизбежно погибнет! Даже если поставить вопрос о переносе экспозиции в другое здание и сделать всё это более-менее продуманно, то это не будет уже тем музеем, который отчётливо передаёт то, что называется ароматом эпохи. Это место уже не будет связано с пребыванием здесь декабристов. Музей вряд ли станет объектом туристической привлекательности Читы. Почему мы не учитываем этих внутренних душевных переживаний людей?



Пожар — это не «страшилки»
В случае возобновления в здании богослужений дело может коснуться не только утраты фонда музея. Тут надо прямо сказать о том, что вопросы, связанные с безопасностью прихожан, — не просто «страшилки». Здание не соответствует современным нормам и требованиям, предъявляемым к церковным объектам. Когда его вводили в эксплуатацию в качестве музея, пожарные поставили условие, что на втором этаже одновременно должны находиться не более 15-25 человек по причине слабых перекрытий и не соответствующих современным требованиям путям эвакуации. Если здание начнёт функционировать как церковь, ограничить число прихожан, особенно в православные праздники, будет невозможно. Кроме того, крутая и не подходящая под параметры нужного эвакуационного уклона лестница, ведущая на второй этаж, в случае массовой эвакуации может не выдержать нагрузки. К примеру, при пожаре и возникновении всеобщей паники возможна давка, которая неизбежно приведёт к жертвам. Городить какие-то пристройки к зданию в виде лестничных клеток означает в корне исказить наружный облик памятника культуры и архитектуры. Опять же есть нормы, касающиеся наличия двух эвакуационных выходов, и так далее и тому подобное. Всё это не может не настораживать, ведь все нормы написаны кровью жертв подобной халатности.

Смело заявлять о том, что ничего подобного не произойдёт, по меньшей мере, неосторожно. Просто посмотрите на эти высохшие от времени брёвна, а речь идёт об открытом применении огня во время богослужений. Пожары в деревянных строениях случаются и, к сожалению, очень даже часто.

Следующий момент. Так получилось, что здание церкви оказалось затеснённым со всех сторон жилыми домами. Не будем бросать камни в архитекторов, которые отводили эти участки под жилой фонд, но признаем, что это было явно сделано без учёта перспективы и значения этого здания. Где вы там организуете, к примеру, крестный ход или другие мероприятия, связанные с освоением пространства? Возникает вопрос земельного характера: согласятся ли жильцы близлежащих домов на то, чтобы у них отторгли эту дворовую территорию?

Декабристы и договор, не положенный на бумагу
Почему в своём желании сторонники передачи здания церкви на эти сопутствующие проблемы не обращают внимания? Они настойчивы в своём желании отторгнуть этот объект — несмотря на все доводы оппонентов. Этот вопрос десятилетиями висит в воздухе. При всём этом, в своё время, когда город отдавал под строительство храма Казанской иконы Божьей Матери территорию бывшего стадиона «Труд», между властями и представителями РПЦ состоялся некий устный договор о том, что город жертвует эту территорию, а вопрос передачи Церкви декабристов снимается. Прямо скажем, что это на самом деле можно назвать жертвой, поскольку у данного участка земли были немалые перспективы. В один из периодов там предполагалось построить крытую спортивную арену с гостиничным комплексом для проведения масштабных спортивных соревнований. Никто не будет спорить с тем, что это очень важный объект для города, и на данный момент у нас такого нет. К сожалению, в своё время договорённость не положили на бумагу, сменились епископы, и ситуация вернулась на круги своя.

Что касается доводов особо ретивых людей, готовых сделать всё, чтобы там не было музея, могу сказать, что они грубо искажают сам исторический процесс, который, безусловно обладает объективностью. Они приводят доводы о том, что декабристы, якобы, являлись преступниками и так далее и тому подобное. Декабристы, в конце концов, здесь восстания не осуществляли, они никого не убили, эти люди несли сюда культуру и прогресс. Вне всякого сомнения, относиться к этому процессу нужно объективно, как и к самому присутствию этих людей в нашем крае. Ведь большинство из них были людьми благородными, искренними и думали о судьбе России.

Приобретёт или потеряет?
Я не берусь резко порицать мнение сторонников возобновления в этой церкви богослужений, однако думаю, что позиция тех, кто хочет отторгнуть здание, заключается в равнодушии к истории нашего города и страны. Они движимы исключительно своими интересами, которые, на мой взгляд, связаны не столько с возобновлением богослужений, но и с осуществлением некой исторической мести, возможным доказательством того, что они вернули некогда утерянное. Ко всему прочему, их позиция достаточно активна, я бы сказал, даже агрессивна. Это предсказуемо вызывает такие же настроения у людей — посмотрите комментарии горожан на эту тему. Это малое посягательство может вызвать большие волнения в обществе, ведь в городе есть достаточное количество людей, прежде всего интеллигенции, которые выступают противниками передачи здания церкви. Уверен, что это вопрос именно передачи здания, а не просто возобновления там богослужений, поскольку конечная цель церкви совершенно определённая — отторгнуть этот объект. Как говорится, стоит только начать...

Ещё неизвестно, приобретёт ли церковь что-то от этой передачи или, наоборот, потеряет. На мой взгляд, потеряет — именно из-за этого агрессивного отношения к истории нашего города и России в целом. Тем более, говорить о каком-то существенном приращении не приходится в виду скромной площади помещения, а вот город лишится уникального исторического объекта. Тем более, сейчас в Чите вполне достаточное количество православных церквей — вспомните времена, когда на всю область был один Свято-Воскресенский храм. Я считаю, что какие-то моменты общегосударственного и общенародного значения должны решаться независимо от вероисповедания отдельной, пусть даже многочисленной, группы людей.

На доводы же сторонников передачи здания под нужды церкви могу сказать о том, что сегодняшнее его использование в качестве музея не должно оскорблять православную церковь. Его первоначальный облик восстановлен, все купола венчаются крестами, никто не скрывает, что это храм. Если уже говорить об оскорблении православной веры, то ярким и вопиющим примером этого уже долгое время является церковь Успения Пресвятой Богородицы, использующаяся в качестве скотного двора. Вот уж поистине огромное поле для деятельности людей, защищающих веру православную...

Часть IV
Часть V
Часть VI

Все материалы рубрики "Трибуна "ЧО"

 


Подготовила Екатерина Скороход
Фото автора и Дениса Приходько
«Читинское обозрение»
№42 (1682) // 13.10.2021 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Татьяна 20:17 18.10.2021
Браво! Все чётко и обоснованно! РПЦ, оставьте в покое Музей. Лучше займитесь восстановлением брошенных старинных храмов нашего края.
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).