Дом, ставший «огрызком»

Маткапитал и справедливость в кавычках


Материнский (или семейный) капитал как мера поддержки семей с детьми был введён в России в 2007 году. Он может быть потрачен на различные, установленные законом, цели. Самым популярным, конечно, является улучшение условий проживания. Сотни тысяч семей покупают себе квартиры, дома, частично рассчитываясь за приобретение средствами этой единовременной выплаты, что существенно помогает им. Но есть и такие люди, которые незаконно используют капитал, и за это в России предусмотрено наказание.

Предыстория

Давайте представим обычную ситуацию, когда семья, получившая капитал, решает купить небольшой дом с участком. Они находят подходящий дом, осматривают его, разговаривают с продавцом, семью всё устраивает, стороны оформляют договор купли-продажи. Средства материнского капитала не находятся в руках родителей, они «хранятся» в Пенсионном фонде, и именно Пенсионный фонд направляет деньги за дом продавцу. Всё, казалось бы, обычно, все довольны: семья получает не новый, но добротный дом, гараж, постройки, огород и участок в собственность, обживается, а продавец получает свои деньги. На этом обычно сделка и считается успешно завершённой, но... Семья бросает дом, он ветшает, постройки без присмотра хозяев ломаются и «растаскиваются» местными жителями. Остаётся лишь разрушенный дом на заросшем травой и неогороженном участке земли. Через какое-то время продавцу приходит повестка в суд, его вызывают в качестве ответчика. И в результате во всём обвиняют именно продавца, что он якобы продал непригодный для проживания дом, и суд решает, что именно продавец должен выплатить государству средства материнского капитала в размере почти 400 тысяч рублей, незаконно потраченные семьёй, купившей у него дом!

Эта история случилась в реальности, и не где-нибудь далеко, а у нас, в Чите. О ней мы писали в 2016 году. За эти пять лет с момента выхода материала ситуация получила новые подробности и дальнейшее своё развитие. Но для начала коротко напомним её для наших читателей.

В 2013 году читинец Виктор Андреевич Рожков решил продать свой дом в посёлке Восточный по улице Сучанской. Первой купить дом пожелала женщина с сертификатом и двумя детьми. Пока оформлялись различные бумаги, пенсионер разрешил семье пожить в его доме. Но спустя почти год эту женщину лишили родительских прав, соответственно, капиталом пользоваться она тоже больше не могла. Женщина уехала. Виктор Андреевич снова выставил дом на продажу.

На этот раз дом захотела купить другая женщина, гражданка Б., тогда у неё было трое детей. И снова на средства материнского капитала. Дом был осмотрен покупателями, по всем правилам заключён договор купли-продажи, сделка оформлена, покупательница получила право собственности на себя и детей. Пенсионный фонд перечислил деньги на счёт продавца Рожкова в размере почти 400 тысяч рублей.

Через два года Виктору Андреевичу пришла повестка в суд, который обязал пенсионера вернуть всю сумму материнского капитала в Пенсионный фонд, поскольку дом не отвечал требованиям и был непригоден для постоянного проживания.

За несколько месяцев до заседания в суде на горе-покупательницу Б. было заведено уголовное дело по статье «Мошенничество» при получении выплат. Специально созданная комиссия в мае 2015 года (спустя два года после продажи!) обследовала дом по ул. Сучанской и постановила, что он непригоден для проживания.

Спустя два месяца женщине... всё простили, благодаря амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне. И только после этого на суде в 2015 году Виктора Андреевича обязали выплатить все полученные им за дом средства Пенсионному фонду. Но почему именно он должен выплачивать, ведь уголовное дело завели против гражданки Б.? Этот вопрос остаётся без ответа до сих пор.

Спустя шесть лет после суда
Мы встретились с Виктором Андреевичем, чтобы узнать, что нового известно по этому делу, и как сейчас развивается история?

За это время он полностью выплатил всю сумму Пенсионному фонду.

— Вернул без малого 400 тысяч рублей. За 2 с половиной года где-то выплатил с пенсии. Я на бобах, можно сказать, сидел. Оставалось мне 3-4 тысячи только, и только на пенсию жены и жил, — говорит он.

Сейчас Виктору Андреевичу за 80. Он по-прежнему не оставляет это дело, постоянно пишет во все инстанции, чтобы, наконец, доказать, что он ни в чём не виновен. Суд обвинил его в том, что он продал гражданке Б. дом, непригодный для проживания, хотя сам в нём до этого прожил более 20 лет.

— Я 25 лет в железнодорожных войсках служил. Уволился майором, работал главным бухгалтером железнодорожной бригады. На тот момент уже четыре года был на пенсии, и тут 90-е годы чумовые. И думаю: «Надо». Я бывший сельский житель, и купил дом как под дачу, чтобы огород сажать. Дом бревенчатый, я его капитально ремонтировал. Пол я весь снял, около него вода стояла, лето было дождливое, так я лаги поднял. Привёл дом в порядок, печь разобрал, она вообще не грела, другую сделал. Сарай был когда-то засыпной, на участке, бывший хозяин коров держал. В том сарае, когда его привёл в порядок, поросят вырастил. Куры у меня постоянно были, до 50 штук доходило, кролики, домашнее хозяйство, огород, — рассказывает Виктор Андреевич.

Вместе с домом пенсионер купил и участок на 6 соток. А во время приватизации оформил и соседний, заброшенный и заболоченный, заваленный мусором. «Я загнал 15 КамАЗов пескогравия на этот участок, как раз вся моя пенсия ушла на это. Так что у меня участок стал 13,4 соток. Купил 100 штук шпал и начал строить. Построил гараж, летнюю кухню с верандочкой. И получился такой большой чердак, застеклил его, — добавляет Виктор Андреевич.

Заметьте, по его рассказам, был не только дом, пригодный для проживания и зимой, и летом, но и различные хозяйственные постройки.

Продажа и покупка
В 2010 году Виктор Андреевич решил продать дом в связи с состоянием своего здоровья. Пока оформлял все документы и искал покупателей, дом сдавал студентам местного сельхозтехникума.

— Как раз в 2011 я начал процедуру продажи дома. Нашёл риэлтора, чтобы легче продавать, на 8 января 2011 года в БТИ заказал комиссию, и они мне сделали техпаспорт. Потому что у меня только был договор купли-продажи с чертежами от предыдущего продавца. Чтобы легче продавать, новый техпаспорт оформил, — говорит Виктор Андреевич.

К слову, как выяснилось, именно этот риэлтор и нашла сначала одну женщину в качестве покупателя, которая прожила в доме Виктора Андреевича более 9 месяцев в ожидании оформления необходимых ей документов, и которую впоследствии лишили родительских прав. И эта же риэлтор нашла вторую покупательницу, ту самую гражданку Б.

— После того, как первая женщина съезжает из дома, я всю зиму топлю печь, потому что нельзя дом замораживать. Весной появился другой потенциальный покупатель, жил, огород посадил, собрал урожай, а потом решил, что не будет покупать. И уже в феврале следующего года приехала Б. У неё тогда уже было трое детей. Дом смотрели, участок, дети забирались на чердак. У меня там такая красивая лестница была, кролики-то на втором чердаке. С каким удовольствием дети бегали! И дом был, печь, всё было, — рассказывает пенсионер.

С покупательницей Б. заключили договор купли-продажи, затем за дом Пенсионный фонд перечислил деньги на счёт Виктора Андреевича. «Она два раза дом осматривала перед покупкой. А на суде говорит: «Я дом брала, я не знала, что надо дом смотреть». Такая наглость, — с горечью вспоминает он. — Я получил деньги за дом, через два дня мне звонит: «Виктор Андреевич, давайте встретимся, вы 60 тысяч мне дайте взаймы, нужно на обустройство дома». Говорю, что под нотариальную подпись. Снял деньги, передал им, нотариально оформили на 2 месяца. В ноябре звоню, она трубку не берёт, искал её, просил вернуть долг. И в декабре 2015 года я подаю на неё в суд, нанимал адвоката, чтобы вернуть долг. Суд постановил, чтобы она мне вернула эти 60 тысяч. И тут повестка мне на суд, я с адвокатом советуюсь, как и что. Суд, как оказалось, по материнскому капиталу, вызывают как ответчика. Я ни материалов не успел собрать, ни сориентироваться. И вот на суде доказывали, что я якобы продал сруб, без окон, без дверей, без печи, без гаража, без забора».

Как говорит пенсионер, за те два года, которые прошли с момента продажи, дом его владелица забросила, уехала. «Две соседки мои, эти женщины у меня никогда ни в доме не были, ни на территории, написали письмо в Пенсионный фонд, что дом растаскивается. Разграбляется всё, что дали по материнскому капиталу».

После этого, спустя два года после продажи, была комиссия, которая признала всё, что осталось от проданного добротного дома, непригодным для жилья. Суд обвинил Виктора Андреевича в том, что он незаконно продал «сруб» гражданке Б. и постановил выплатить средства маткапитала, направленные за покупку Пенсионным фондом, в счёт государства.

Новые испытания
После этого Виктор Андреевич решил подать апелляцию на решение суда, но и здесь появились новые проблемы. «У меня была юрист, адвокат, с которой у меня договор был заключён. Она умудрилась упустить сроки подачи апелляции на рушение суда. Надо было 30 дней, а на следующий, 31 день она спохватилась, поэтому и не получилось подать документы, уже не приняли».

Уголовное дело против гражданки Б. завели в июне 2015 года по статье 159 УК РФ «Мошенничество». «Деньги получила, чтобы для детей улучшить жилищные условия, а где эти жилищные условия? Растащили... А дальше по этому делу её амнистировали», — говорит пенсионер. К слову, те самые 60 тысяч рублей, которые она брала взаймы у Виктора Андреевича, так и не вернула. «На суде-то я её спрашиваю, а она: «У меня финансово нет возможности». Ну, хоть копейку за всё время можно было бы отдать. С 2013 года и вот на сегодняшний день ни копейки не получил от неё», — негодует он.

Один в поле не воин?
Всё это время, что прошло с суда, Виктор Андреевич обращается в различные инстанции: к депутату Николаю Говорину, в прокуратуру Черновского района, в краевую прокуратуру, в отдел полиции по Черновскому району, министру внутренних дел в Москву, генеральному прокурору... «Из последних на данный момент, вот, прокуратура Забайкальского края, от 29 октября 2021 года бумага. Прокуратура Черновского района – 8 октября. Они мне говорят: «Мы предписания послали следственному управлению города Читы, а они не принимают меры к отделу полиции Черновского района, чтобы они дело передали в суд. Я пишу начальнику УМВД по городу Чите, вот письмо... Я хочу добиться, чтобы это уголовное дело против Б. возобновили, за мошенничество пусть привлекут её к ответственности. И ещё есть решение суда о 60 тысячах, чтобы она мне их вернула».

Писем, обращений, заявлений и ответов на них накопилась целая стопка, вот только никаких изменений так и нет.

— Мне супруга говорит: «Брось ты это дело». Как бросить? Как это? Да, это нервы... Депутат Говорин тоже удивился, когда мы все эти бумаги собирали: «Какой вы борец». Этих борцов туда-сюда перенаправляют, и всё, — с обидой говорит Виктор Андреевич.

Дом, точнее, то, что от него осталось, ему вернули по решению суда, так как расторгли договор купли-продажи. «У меня же бумага есть по решению суда, что участок и дом теперь мои. Огрызок-дом, да, он мой, но я там не могу находиться, даже не приезжаю туда теперь», — говорит пенсионер. Столько было вложено в этот дом, участок, постройки, а остался лишь заброшенный пустырь. И нет больше у Виктора Андреевича ни сил, ни средств, ни желания что-либо восстанавливать на этом участке.

— В 1944 году мне было 3 года, сестре – 6. Мы жили в Тульской области, село Крапивна. Из большой квартиры, кирпичного дома нас выселили. Я там прожил до 14 лет. Отец в апреле 1942 погиб под Смоленском. В интернете есть информация: призванный военкоматом Рожков Андрей Тихонович. Почитайте, я пока успокоюсь, — не сдерживает эмоции Виктор Андреевич и продолжает. — Дали маме в бараке 11-метровую комнату вместо тех 50-ти метров, что были раньше. Умирает она в 1952 году, меня – в детдом, сестра – в техникум лесной. И в 1954 году отбирают эту комнату и у сестры. И обидно очень. Второй раз, а вот этот мой дом — уже третий раз забрали, разрушили... Поэтому я и бьюсь...

Воин, борец, как назвал его тогда депутат Николай Говорин, продолжает бороться за справедливость, и поле битвы его – тот самый пустырь, заросший травой, и остатки «огрызка» вместо когда-то хорошего дома, участка, в котором бы жила большая семья с детьми, если бы на пути Виктору Андреевичу встречались хорошие люди: риэлтор, покупатель и юрист.

Все материалы рубрики "Жизнь и кошелёк"

 


Юлия Юдина
Фото с сайта edu.ru
«Читинское обозрение»
№49 (1689) // 01.12.2021 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).