«Вестники сближения»

Так 90 лет назад, в августе 1925-го, назвал японских лётчиков, совершивших перелёт по маршруту Токио – Москва, нарком иностранных дел СССР Георгий Чечерин. Первой их остановкой на территории Советского Союза стала Чита


На дворе была, как писали газеты тех лет, «эра великих перелётов». По передыхавшему между двумя мировыми войнами земному шару летали самые разнообразные самолёты, стараясь поставить всё более впечатляющие рекорды дальности, высоты и скорости. В 1925 году по инициативе редакции газеты «Асахи» должен был быть осуществлён дружеский перелёт из одной столицы в другую.

Первая остановка
26 июля газета «Известия» в заметке «Перелёт Токио – Москва» сообщила:
«Два японских самолёта Брегер (Br 19) (на самом деле это были французские самолёты «Брегот №19» с моторами «Лоррен» мощностью в 400 лошадиных сил – прим. авт.) 25-го июля, в 9 часов утра, вылетели из Токио с аэродрома Иозош. Около 200 000 публики пришло на аэродром к 8 часам. На торжестве присутствовал целый ряд виднейших политических деятелей и семь министров во главе с премьером Като и министром иностранных дел Шидехара. Кроме того, присутствовали полпред СССР тов. Копп, виконт Гото и бывший премьер-министр Киоура. Премьер Като выразил пожелание успеха лётчикам и механикам и подчеркнул дружественные чувства в связи с перелётом. Министр иностранных дел Шидехара выразил живейшую благодарность СССР за техническое и дружественное содействие перелёту Токио – Москва. Экспедиция предполагает прибыть в г. Харбин 28, а в г. Читу 30 июля».

Два самолёта с экипажами в составе лётчиков Х. Абэ (командир экспедиции) и К. Кавачи, а также двух механиков Х. Синохара и Ш. Катарари, должны были за несколько дней преодолеть расстояние в 9775 километров, совершив 11 посадок.

«Чита – первая остановка на советской земле. Какой он, Советский Союз? Правда ли всё то, что ещё недавно писали японские газеты о соседней стране? А вдруг большевики и в самом деле арестуют?», – писали местные газеты. «Руководитель экспедиции лётчик Хироси Абэ и его товарищи не на шутку побаивались советской страны, – рассказывалось в статье, опубликованной в «Забайкальском рабочем» спустя десятилетия (24 июля 1966 г.), – особенно своей первой остановки на советской земле – в Чите, считая... Впрочем, как не считаться с тем, что их сородичи всего лишь пять лет назад были выдворены из Читы как оккупанты».

Почти по графику
Ещё 24 июля, то есть накануне вылета, главная губернская газета поместила обращение от специального корреспондента газеты «Осака» и «Токио – Асахи» М. Матуяма. В нём говорилось:
«Город Чита, куда японские самолёты прибудут приблизительно 28-го июля, является первым пунктом остановки японских лётчиков в России, вследствие чего эта остановка приобретает особо важное для перелёта значение, и редакция надеется, что жители города Читы окажут лётчикам радушный приём, что даст им уверенность и бодрость, необходимые для дальнейшего полёта».

В том же номере сообщалось, что «Забайкальское губернское бюро Авиахим готовит воздушной экспедиции встречу. Самолёт Авиахима вылетит на ст. Карымская, там произойдёт встреча. И обратный путь Карымская – Чита самолёт Авиахима пройдёт вместе с японскими самолётами».

Но ни 28, ни 30 июля самолёты не прибыли. Непогода задержала в Харбине. И вот 31 июля газета вышла с большим заголовком: «Добро пожаловать! Редакция «Забайкальского рабочего» приветствует японских лётчиков!».

Всякие опасения японских лётчиков тотчас рассеялись, как только колёса их самолётов коснулись советской земли.

«На Читинском аэродроме лётчиков встретили с оркестром, – рассказывала на следующий день газета. – Люди подходили, жали руки, улыбались дети. Абэ просто не верилось: неужели им, японцам, простили интервенцию? Другой социальный мир, мир, где умеют не только помнить раны войны, но и великодушно прощать. Председатель горсовета произнёс яркую речь о дружбе».

Так что прибыли они почти по графику, что в тех условиях и возможностях летательных аппаратов было почти чудом.

Непростой путь до Москвы
Забайкальцы и после отлёта гостей следили за ходом этой экспедиции. То, что их путь будет непростым, стало ясно уже в Чите, из которой гости в течение нескольких дней не могли улететь.

«Два дня ненастной погоды 5 и 6 августа не дали возможности японским лётчикам двинуться далее. Но хорошая погода вчера с утра, – сообщала «Забайкалка» 8 августа, – уже не смогла удержать лётчиков, и на аэродроме начались спешные приготовления к отлёту. Провожать лётчиков прибыли представители прессы, Авиахима и др., а также корреспондент «Асахи» Марояма. Спешная посадка, последнее приветствие и зелёные Брегге взвились в воздух. Ровно в 10 ч. 30 м. утра 7 августа японские лётчики покинули Читу и вылетели в северо-западном направлении в Верхнеудинск».

Первое ЧП, как рассказывает газета, произошло ещё в Забайкалье.

«Не долетая до Верхнеудинска на ст. Онохой у одной из машин начались перебои в моторе, и ей пришлось снизиться, – сообщил «Забайкальский рабочий» 9 августа. – Второй аппарат опустился там же. 8-го августа, утром, когда об аварии стало известно в Чите, Губсовет Авиахима немедленно выделил одного механика из состава местного авиа-отряда, и последний в сопровождении японского корреспондента газ. «Асахи» Марояма выехал с иркутским почтовым поездом».

11 августа газета сообщила: «Спустившимся в 34 вёрстах от Верхнеудинска японским самолётам верхнеудинский Авиахим оказал помощь в починке испорченного мотора. После починки 8 вечером самолёты направились в Иркутск, без залёта в Верхнеудинск».



Следующее ЧП произошло уже в районе Новосибирска, который тогда ещё назывался Новониколаевском. Оно заставило поволноваться многих организаторов этого перелёта. 14 августа телеграфные агентства сообщили, что один из японских самолётов... потерялся: «Навстречу японской экспедиции, вылетевшей из Ачинска, отправились из Новониколаевска два наших самолёта, встретившие одного японского лётчика верстах в 150 от ст. Тайга. На этой станции наши лётчики и японский снизились. Другой японский самолёт, летевший в направлении Анжерки, потерян. Очевидно, заблудился».

Но вскоре пришло сообщение, что самолёт, к счастью, нашёлся: «Получены сведения, что другой японский самолёт опустился в Анжерке. Погода не благоприятствует дальнейшему полёту».

И всё же они полетели дальше. И 15 августа пришла очередная новость: «Новониколаевск, 15. (Т). Четырнадцатого августа на Новониколаевском аэродроме опустились японские самолёты. На аэродроме присутствовали для встречи экспедиции представители Сибревкома, Сибкрайкома, Сибавиахима, Сиббюро ВЦСПС и другие. Вечером в честь прибытия экспедиции состоялся банкет. В случае благоприятной погоды экспедиция вылетит в Курган пятнадцатого августа».

И вот, наконец, 26 августа губернская газета написала: «23 августа в Москву прилетела японская воздушная экспедиция. Японских гостей на аэродроме имени Троцкого встречала многотысячная толпа народа, японская колония во главе с послом Танака, замнаркоминдел Литвинов, представители советских общественных организаций. Гостей встречала наша эскадрилья в составе 17 самолётов, вылетевших навстречу им».

Итак, этот удивительный перелёт с остановками продолжался 30 дней.

Ответный визит
Выступивший на встрече лётчиков в Москве японский посол в СССР Токити Танака подчеркнул, что успешное завершение перелёта Токио – Москва даст громадные результаты делу советско-японской дружбы: «Не сомневаюсь, что ваши лётчики, которые собираются прилететь в нашу страну, встретят у нас такой же радушный приём, который вы оказали нашим лётчикам».

Ещё 10 июня 1925 года из Москвы в Пекин на шести самолётах отправилась большая группа советских лётчиков. В Китае два экипажа получили задание продолжить перелёт до Токио. Это и был ответный визит. В нём участвовали лётчики Михаил Громов и Михаил Волковойнов, а также их механики Евгений Родзевич и Василий Кузнецов. Из Пекина в Токио они вылетели 30 августа. И уже 2 сентября 1925 года экипаж Громов – Родзевич прилетели в Токио. Позже прибыл и второй экипаж. Так завершился первый советский дальний перелёт Москва – Пекин – Токио.

Встреча ветеранов
Прошли годы. В 1966 году были живы японский лётчик Хироси Абэ и советский пилот Михаил Громов. Первоначально журналисты «Известий» встретились с Абэ. И 76-летний ветеран заявил им: «Если бы мне позволило здоровье, я отправился бы в Россию пассажиром на вашем замечательном «ТУ-114».

Но только в 1969 году, когда между Советским Союзом и Японией был заключён договор об организации воздушного сообщения, Абэ смог прилететь в Москву, где, наконец, познакомился с участвовавшим в его встрече Михаилом Громовым. В тот момент обе страны, пережившие непростые десятилетия, в том числе и вторую мировую войну, вернулись к началу, положенному ещё в далёком 1925 году. Правда, теперь из Москвы до Токио можно было долететь за 10-11 часов, причём без посадки (в том числе и в нашей Чите).

 


ТЕЛЕГРАММА ИЗ ЯПОНИИ

Чита-Авиахим
Из Токио, 8 августа 1925 г.

Редакция газеты «Асахи» выражает вам свою глубокую благодарность за оказанное вами содействие к подготовлению помещания и усердное попечение при спуске и поднятии аппаратов, а особенно за ваше торжественное приветствие наших лётчиков. Ныне ожидаем прилёта ваших аэропланов в Японию и уверены, что по обмене воздушными приветствиями, будет углублено дружественное чувство между обоими народами.

«Асахи»


Все материалы рубрики "Страницы истории"

Александр Баринов
«Читинское обозрение»
№30 (1358) // 29.07.2015 г.

Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).