На службе двум разным Отечествам

Отец и сын Мустафины: последний губернатор Забайкальской области и офицер Красной армии


Февральская революция в России, 100-летие которой приближается нынче, совпала с приездом в Читу назначенного ещё императором Николаем II последнего губернатора Забайкальской области В.А. Мустафина (1867-1933), который так и не приступил к исполнению обязанностей. Появившиеся в последнее время материалы и его фотография позволили дополнить биографию этого российского государственного деятеля. Кроме того, стало известно, что сын Владимира Андреевича – Н.В. Мустафин – тоже был причастен к событиям, происходившим в нашем регионе в начале и в 20-х годах прошлого века. Интересно и то, что отец и сын в годы гражданской войны оказались по разные стороны баррикад.

Отец: на службе царю и Отечеству

29 марта 1917 года иркутская газета «Восточно-Сибирская правда» писала: «В феврале 1917 г. царь отрёкся от престола. Последний хозяин Белого дома генерал-губернатор Пильц... в секрете телеграммы о событиях в столице, не разрешал печатать их в газетах. 26-27 февраля на совещаниях Пильца с руководством военного округа обсуждался вопрос о подавлении войсками революционных сил в Иркутске. Лишь 1 марта, поняв, что самодержавие вряд ли будет восстановлено, он опубликовал воззвание с призывом верно служить Временному правительству». Так закончилась старая власть в Иркутском генерал-губернаторстве, в который тогда входила Забайкальская область.

В тех совещаниях у А. Пильца принимал участие и В.А. Мустафин. Зная положение, он всё же выехал в область. По прибытии его в Читу в первых числах марта здесь уже была новая власть – Комитет общественной безопасности. 6 марта В. Мустафина арестовывают. Мустафин, как писал В. Лобанов, «заявил, что власть Временного правительства не признаёт, но подчиняется силе и отказывается от должности». Через некоторое время Мустафин из-под стражи был освобождён и уехал.


Владимир Андреевич Мустафин. 1893 г.

Этот приезд в Забайкалье в 1917 году для В.А. Мустафина был не первым. Впервые он прибыл в Приамурский военный округ после окончания Александровской военно-юридической академии и с 1897 года служил следователем. Тогда же он стал участником китайской кампании 1900-1901 гг. В 1902 году последовало повышение – служба в должности помощника военного прокурора Туркестанского военного округа. На этой должности Мустафину присваивается чин полковника «за отличие».

Во время русско-японской войны В.А. Мустафин вновь в наших краях. В марте 1904 года его назначают делопроизводителем кассационного присутствия Маньчжурской армии. Сослуживец Мустафина писал: «В.А. был не чужд литературы, ему принадлежит большая статья «О каменных бабах», помещённая в «Известиях туркестанского кружка любителей археологии». В 30-х годах, в эмиграции, Мустафин оставил на страницах журнала «Часовой» ряд статей, воспоминаний.

После войны В.А. Мустафин служил военным следователем Петербургского военно-окружного суда, а с 1906 по 1911 год был управляющим канцелярией Туркестанского генерал-губернатора. Назначение его сюда было не случайным, ведь ранее в Приамурском военном округе он служил с генералами Суботичем, Гродековым и Мищенко. Теперь они в течение шести лет меняли друг друга на посту генерал-губернатора Туркестана. Работал он продуктивно и в 1910 году стал генерал-майором.

В биографиях В.А. Мустафина не указывается его национальность. Но один из администраторов дореволюционной России С.Н. Палеолог, изучавший национальную принадлежность высших государственных чиновников того времени, пишет в книге «Около власти»: «Никогда не жаловались на угнетение татары... Помню даровитых татар: первоприсутствующего сенатора Шахова, его племянника военного губернатора Забайкальской области г-на Мустафина, перед тем известного туркестанского деятеля...».

В 1911 году он – военный судья Виленского военно-окружного суда. Здесь его и застала первая мировая. В июле 1916 года из прифронтового г. Вильно центром округа становится г. Двинск, где Мустафин – военный судья военно-окружного суда. В том же году он уже генерал для поручений при Главнокомандующем армиями Юго-Западного фронта. Видимо, на такой должности В.А. Мустафин на полях сражений не бывал. Ему больше пришлось заниматься дезертирами, воровством в армии, политической пропагандой. Но он был на фронте, за что и был отмечен орденом Святого Станислава 1 степени.

После отъезда из Читы в 1917-м генерал Мустафин убыл на фронт, где встретился с казаками 1-й Забайкальской дивизии, дислоцированной в Тарнополе. Николай Смирнов в книге «Забайкальское казачество» (Москва, 2008) писал: «12 апреля дивизию посетил бывший наказной атаман Забайкальского войска генерал Мустафинов (так в книге – прим. авт.), рассказавший о положении в Забайкалье».

Весной 1918 года В.А. Мустафин находился на Украине и ненадолго занял предложенные гетманом Скоропадским посты Одесского градоначальника и генерал-губернатора. После сдачи города красным он служил в штабе Деникина, а в 1920 году был назначен Ставропольским генерал-губернатором. После эвакуации в марте 1920 года сначала проживал в Югославии, а затем во Франции. Умер Владимир Андреевич Мустафин в Париже 21 февраля 1933 года.

О взаимоотношениях Владимира Андреевича с сыном чьих-либо воспоминаний встретить не удалось. По всей вероятности, они были сложными. А наступившие времена вовсе поставили их по разные стороны баррикад.


Герб рода Мустафиных

Сын: за победу страны Советов
Подробная биография Н.В. Мустафина имеется в журнале «Военно-исторический архив» (№2, 2010 г.) в статье П.В. Батулина «Создание советской военной цензуры в 1918 г.». В ней говорится: «Мустафин Н.В. (1889 - ?) – родился в г. Ташкенте, татарин, сын офицера (Мустафин В.А. – ген.-майор с 1910, упр. Канц. Туркест. Ген.-губ. 1906-1911 гг.), окончил Ташкентский корпус в 1908 году, тогда же «оказывал всевозможные услуги т(оварищам) с(оциалистам)-р(еволюционерам), работающим в нелегальных организациях г. Ташкента».

Такие «услуги» эсерам Мустафина-младшего в то время должны были повлиять на репутацию отца и могли стать поводом для ухудшения отношений.

Несмотря на связь с эсерами, окончив в 1910 году Николаевское кавалерийское училище, Н.В. Мустафин стал офицером. И, видимо, с содействия отца. Не случайно он службу начал в том же 1-м гвардейском стрелковом полку, где служил отец. Позже он переводился по собственному желанию в 6-й Заамурский конный полк. Тогда он впервые побывал в Забайкалье, следуя к месту службы в Маньчжурию.

Н.В. Мустафин – участник первой мировой войны. На фронте командовал казачьей сотней и пулемётной командой. В боях проявил геройство, был дважды контужен. После излечения с октября 1916 года – член военной организации эсеров в Петрограде. В феврале 1917-го, когда его отец ехал в Забайкалье на новую должность, сын принимал участие в уличных боях у гостиницы «Астория». Позже охранял Таврический дворец. С мая по август занимал ряд должностей в Генштабе. Был секретарём военной организации эсеров 50 армейского корпуса. В момент раскола партии эсеров перешёл в партию левых эсеров.

Военный цензор и разведчик
Начало мая 1918 года было сложным для военного положения республики Советов – германские войска вышли с Украины на советскую территорию, что делало исходящие из военных учреждений слухи опасными для советской власти. Желание военного руководства пресечь распространение таких сведений сразу воплотилось в деятельности Оперода (оперативного отдела). Ещё в марте 1918 года Н.В. Мустафин был назначен начальником оперативного отделения Оперода, занимавшегося военной цензурой.

15 мая Н.В. Мустафин после проверки печатных органов докладывал начальству о заметках, телеграммах, сообщениях секретного характера и их источниках, предложил в телеграфном агентстве и бюро печати иметь по два военных цензора. Так началась его новая служба.

В конце августа 1918 года Н. Мустафин на короткое время был арестован по делу партии левых эсеров, хотя ещё в июльские дни 1918-го осудил их за мятеж и вышел из неё. В 1920 году вступил в РКП (б).

С декабря 1920 года Мустафин-младший на руководящих должностях в Региструпре. Это учреждение известно сейчас под названием ГРУ (Главное разведывательное управление). В дальнейшем Н. Мустафин служил в частях и разведуправлении штаба Сибири.

Теперь, как и отец, но уже в новых условиях, Н.В. Мустафин служит в Забайкалье и на Дальнем Востоке. В период ДВР – в разведуправлении и отделах НРА ДВР. В 1922-23 гг. опять занимал должности по цензуре в штабе 5-й армии и в Дальлите (орган цензуры). С 1925 по сентябрь 1927 года он военный советник-инструктор разведотдела штаба Монгольской народно-революционной армии. Далее – на административной и преподавательской работе в Узбекском университете и Грозненском пехотном училище. Позже – военный цензор разведотдела штаба Среднеазиатского военного округа (август 1936 – апрель 1938). По знаку вопроса в биографической справке на месте даты его смерти и указанной последней должности – по апрель 1938 года – можно предполагать, как в тот год Н.В. Мустафин мог закончить свою жизнь...

Но вот что записано в исторической справке Краснодарского пулемётно-минометного училища (КПМУ) за июнь 1942 г. (перед Сталинградской битвой): «Формировать училище было поручено подполковнику Николаю Васильевичу Мустафину, занимавшему до этого должность старшего преподавателя курса военной администрации Грозненского пехотного училища и направленному в КПМУ в качестве временного начальника учебного отдела. Но фактически он сразу же стал исполняющим должность начальника училища».

В справке лишь одно несовпадение с биографией Мустафина-младшего – его отчество. Все остальные данные соответствуют: совпадают инициалы; Н.В. Мустафин служил в Грозненском пехотном училище. Но в историческую справку КПМУ могла вкрасться ошибка: отчество Николая Мустафина было указано неправильно. И если это так, то найдено его полное имя – Николай Владимирович. Ушли сомнения о том, что он мог быть репрессирован в 1938 году.

И всё же след уже немолодого в то время подполковника Н.В. Мустафина после июня 1942 года вновь теряется – теперь уже на фронтах Великой Отечественной.

Таковы судьбы российских военных Мустафиных – отца и сына, добросовестно служивших в силу своих убеждений не в одном строю, но каждый – на благо России.

P.S. Когда этот материал готовился к печати, на сайте http://www.hrono.ru/biograf/bio_m/mustafinnv.php появился материал о Мустафине Николае Владимировиче. Появились новые сведения о его жизни и службе, отпали сомнения в его отчестве: «Оперативный псевдоним Уланов. Майор (23.03.1936). Владел немецким, французским и английским языками. Начальник 3-го (информационного) отдела Разведуправления при Военсовете НРА ДВР (1921-1922), представитель штаба 5-й армии в Дальлите (1922-1923), помощник начальника разведотдела штаба 5-й армии (1923-1924), помощник начальника развеотдела штаба Сибирского ВО (1924-1925). Автор издания разведчасти штаба 5-й армии «Япония: Краткий обзор страны и вооруженные силы. По данным на 1 января 1924 года» (изд. Чита, 1924). В распоряжении разведуправления штаба РККА, военный советник-инструктор разведотдела штаба Монгольской народной армии (1925 - сентябрь 1927) и «резидент Разведупра, заинтересованный в освещении Синьцзяна» (Китай). С ноября 1939 помощник начальника учебного отдела Грозненского пехотного училища».

Все материалы рубрики "Страницы истории"

 


Валерий Филоненко
«Читинское обозрение»
№8 (1440) // 22.02.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).