Мы же ах и мы же ух?

На нищих другими глазами


Когда-то всем нам, наследникам Великой Победы, детям комсомола, коммунистической партии, днепрогэсов, байконуров и непотопляемого Советского Союза, казалось, что уж насто минует печальная участь отдельных жителей западных стран, живущих на помойках и просящих милостыню на улицах загнивающего запада.

Мы свято верили в то, что грязные, нестриженные и плохо пахнущие европейские нищие, роющиеся в мусорных баках, — это всё где-то там, далеко-далеко, что всё это никогда нас не коснётся, а потому на каждом уроке политинформации в школах мы дружно клеймили позором всю западную цивилизацию вместе с их ужасным капиталом. Мы же эх, и мы же ух! Но прошло всего три десятилетия, как мы оказались в совершенно иной реальности со своими бездомными, живущими на городских свалках и своими нищими, просящими милостыню….

На днях иду по улице. Рядом с банком напротив «Ся-яна» на бетоне сидит молодая женщина с отрешённым взглядом и протянутой рукой, в которой держит пластиковую кружку с мелочью. Что случилось? Почему она на паперти? Потеряла работу, заболела, выгнали из дома? Внутри меня всё перевернулось. С определённого момента моё отношение к «нищим», а по-другому, к людям, попавшим в очень сложную жизненную ситуацию, полностью переменилось, возможно, потому, что несколько лет назад я сам едва не оказался в их положении, переехав в Москву, где долгое время не мог найти работу. Иногородних сорокалетних специалистов без личного транспорта, «отягощённых» детьми, не знающих английского и столицы, там не особо приветствуют. Помню, как я просил о помощи знакомых и земляков, телефоны которых очень быстро переставали отвечать, как получал бесчисленные отказы во время собеседования, как рассылал сотни безответных писем с резюме, как безуспешно пытался убедить работодателей в том, что я ещё молодой, как ездил на записи передач на Останкино и дегустацию еды ради несчастных трёхсот рублей. Помню подземные переходы, забитые, в общем, молодыми людьми с табличками «помогите доехать до дома» или «помогите восстановить документы». Помню глаза нищих на паперти возле храмов. Что-то нужно в себе сломать, раздавить и уничтожить, чтобы встать с протянутой рукой, опустив глаза в землю. Между тем, рядом ходят обеспеченные люди, с оттенком нескрываемой брезгливости смотрящие на «нищих» и «попрошаек», считающие своим личным достижением и заслугой собственное благополучие и финансовое положение. Именно этой категории наших сограждан кажется, что попрошайки — это такие недочеловеки, которые выманивают у честных человеков их кровно заработанные деньги, сколачивая несметные богатства, которые прячут под матрасами и в лифчиках. Лично я таких богачей среди просящих милостыню не видел, именно поэтому я подал той молодой женщине. Сгрёб всю мелочь и отдал, переживая, что не мог дать больше.

По дороге домой я долго вспоминал женщину у «Ся-яна» и свою неудачливую житуху в Москве, где так и не смог никуда пробиться со всеми своими знаниями и умениями, и ещё раз поклонился в ножки судьбе за тот бесценный жизненный опыт, благодаря которому я стал смотреть на «нищих» другими глазами.


Все материалы рубрики "Разговор по душам"

 


Максим Стефанович
Фото: 
infosmi.net
«Читинское обозрение»
№30 (1670) // 21.07.2021 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).