«Слово, облетевшее вокруг света»

Николай Яньков – открыватель многих неизвестных уголков природы Забайкалья


На литературном празднике «Забайкальская осень» в 2017 году приобрела несколько новых книг забайкальских авторов, в том числе солидный том под названием «Слово, облетевшее вокруг света» Николая Дмитриевича Янькова. Я не была знакома с автором лично, но с его женой Любовью Ивановной до её отъезда из Читы в 2013 году мне довелось работать в Читинском бюро путешествий и экскурсий. От неё я много слышала о нём.



Тот самый фотоальбом
В моей домашней библиотеке есть фотоальбом «Агинский бурятский автономный округ», составленный Николаем Яньковым и выпущенный издательством «Советская Россия» в 1977 году. Красочно оформленный, он разошёлся по всему Советскому Союзу. Помню, как тогда из Ростова мне писала приятельница: «Никогда не могла себе раньше представить, что есть в России такая красивая земля с такими красивыми людьми!». Думаю, что так же мыслили многие, живущие за пределами Забайкалья, держа в руках этот альбом. Через два года в московском издательстве «Современник» увидел свет сборник рассказов «Закон предков», и он стал посмертным изданием писателя. Благодаря инициативе его друзей в 2017 году в Читинском «Экспресс-издательстве» вышел очередной том из серии «Золотая библиотека Забайкалья», основанной известным издателем Г. Г. Богдановым — «Слово, облетевшее вокруг света», посвящённый литературному наследию Николая Дмитриевича Янькова. По этому случаю в Забайкальском краеведческом музее состоялась презентация этой замечательной книги. Выступавшие говорили: всё, о чём рассказывает автор, достоверно, потому как исхожено собственными ногами и увидено собственными глазами… Его творчество — это поэтическое осмысление природы Забайкалья, он умел находить удивительный материал о таинственных загадочных явлениях природы. Отмечали, что эта книга о любви — большой, страстной, любви к своему краю. Иначе как можно в прозе опоэтизировать какое-нибудь озеро или растение. А ещё эта книга о любви к людям, персонажи всех рассказов Николая Янькова доброжелательные, бескорыстные, глубоко чувствующие, вызывающие симпатию, сочувствие, сопереживание. Он сам их любит, уважает, и призывает читателей к этому. Очень часто поклонники его творчества или просто знакомые отмечали сходство описываемых героев с самим автором. В заключение член Союза писателей России, автор проекта и редактор-составитель тома Елена Куренная выразила мнение многих: «Всё вышедшее из-под пера этого честнейшего, ответственного журналиста и большого писателя родом из Забайкалья составляет тот пласт публицистики и художественной литературы, которому судьбой уготована честь находиться на полюсе литературного долголетия».

А какие великолепные фотографии! Могучие хребты Кодара на закате дня, горная река, извивающаяся на камнях и переливающаяся всеми цветами радуги, табуны лошадей на изумрудной траве, сказочный Байкал, зимой не менее поэтичный, чем в тёплое время года, высокогорное озеро Шебеты, древние скалы Баасыная. И ещё много-много чего снимал Николай Дмитриевич и для своей коллекции и для журнала «Вокруг света». Книга вышла тиражом в 500 экземпляров, мгновенно разошлась и уже стала библиографической редкостью. Бесчисленное количество звонков в адрес тех, кто организовал выход в свет этой книги, говорит о том, что следовало бы переиздать её в большом тираже. Надо сказать, что именно в эти дни издательский архив по этому произведению передаётся на государственное хранение.

«Мы были счастливы»…
Любовь Ивановна, вдова писателя, приехавшая из Новосибирска специально по этому случаю, выступила перед собравшимися, поделилась своими воспоминаниями о Николае Дмитриевиче, его творчестве, счастливых 16 годах, проведённых вместе, рождении долгожданного ребёнка, и как сложилась её жизнь после его гибели.



«Встретились мы в 1961 году на танцах в клубе работников торговли, который находился в подвальном помещении бывшего Второвского пассажа на улице Амурской. Я стояла с подругами у стены, мы весело смеялись, когда подошёл молодой человек в очках, пригласил. Танец за танцем танцуем, а он всё молчит. Так же молча пошёл провожать. Эта молчаливость придавала моему спутнику какую-то таинственность, загадочность. При прощании предложил встретиться ещё раз. И так стали встречаться. Оказалось, что мы не только родом из одного и того же Усть-Карского района, но и родились в одном месяце. Пришла любовь и уже ничто не могло разлучить нас. В конце января 1962 года мы поженились. Ни свадьбы, ни белого платья не было. Мы очень счастливы, а денег — ни копейки. Квартиры тоже нет. Решили уехать в Петровский Завод, к родственникам. Поселились в маленькой избушке, что-то вроде полуземлянки. И через несколько дней отправились в путешествие на Чикой, первое в нашей жизни. Коля узнал, что в Иркутской области открываются комсомольские стройки. Поехал в Усолье-Сибирское, устроился корреспондентом в местную многотиражку «Строитель». Вызвал меня. К счастью, нам дали однокомнатную квартиру. И всё бы хорошо, но химические отходы промышленных предприятий плохо влияют на лёгкие. Коле стало трудно дышать. И мы решили перебраться в Красный Чикой. Каждое лето проводили или в глухих местах тайги, или уезжали на Байкал. На вертолёте — в Семиозерье, на плоту или резиновой лодке сплавлялись по Чикою. Именно тогда Николай открыл для себя, а потом и для читателя, многие неизвестные уголки забайкальской природы. Именно тогда впервые чикояне доверили нам многие тайны своей земли, законов своего бытия. Со временем Николай сумел описать их и сделать достоянием науки, культуры и художественного слова. Я счастлива, что была причастна ко многим его открытиям, признанным позже сенсационными. Таким образом, накапливался огромный материал. Его надо было воплощать в фотоальбомы, сборники, книги. Мы перебрались в Читу. Колю приняли в редакцию «Забайкальской магистрали». От железнодорожного ведомства дали двухкомнатную квартиру. Я недолго поработала в школе №13 и перешла в Областной краеведческий музей на должность научного сотрудника. Там два выходных в неделю. Это даёт возможность самостоятельно делать какие-то описания увиденного, накопившегося, малоизвестного… Николай увлёкся изучением истории, верований бурятского народа, удивлялся его обычаям, обрядам, фольклору. В Агинском округе начал собирать материал о Гомбожабе Цыбикове. Ему интересно было знать, как инородцы Сибири принимали христианскую веру. Летом 1972 года мы поехали в Улан -Удэ. Побывали в дацане, а при посещении православного храма решили покреститься и окрестить дочь. Не успели вернуться в Читу, как о нашем крещении узнали в Обкоме КПСС. Его вызывали, тиранили, грозились отстранить от журналистики, от литературы. На его просьбу защитить отмахнулись Союз журналистов СССР, «Литературная газета». Его не печатали, везде отказывали. И только сотрудники журнала «Вокруг света» протянули руку помощи. Опубликовали ряд очерков и предложили сотрудничество. Так он стал спецкором этого популярного и любимого народом журнала. Поддержала его и Тамара Николаевна Шавельская, тогдашний редактор Читинского отделения Восточно-Сибирского книжного издательства. Это она настояла сохранить в плане издательства подготовленные рассказы и сборник «Солонец». И они увидели свет.

Перед нами открывались дивные места необыкновенной красоты. То луга с невиданными цветами — растениями, то скалы причудливые с грохотом поднебесных водопадов. Где нравилось, там и делали остановки. Ставили палатку. Коля фотографировал, а я собирала гербарии… Витим, Олёкма, Алханай, Оймякон, Арей, Байкал, Кодар, БАМ, Букукун, озеро Шебеты, Чарская долина, Барун-Шибертуй, Якутия, Монголия… Чабанские стоянки, лесные кордоны… Там он черпал информацию о природных явлениях, образы героев для своих рассказов, статей, очерков, фоторепортажей. Он открыл для читателя затерянную страну Долон-Нур у загадочного озера Шебеты. Ему удалось в заброшенной буддийской молельне на окраине села Бурсомон найти многотомный древний свод тибетской мудрости — «Ганджур», который в единичных экземплярах дошёл до наших дней. Это было такой сенсацией, что находкой заинтересовались известные учёные — востоковеды из Ленинграда, выехали сюда. В их присутствии старик-смотритель разрешил Николаю сфотографировать некоторые фрагменты из нескольких томов «Ганджура». Эти снимки изучали в научно-исследовательских институтах и подтвердили подлинность уникальнейшего памятника истории.

В 1977 году над новой книгой Николая начала работать редактор московского издательства «Современник» Л.А. Кулешова. 13 августа следующего года он отправил в Москву рукопись будущего сборника «Закон предков». Через 9 дней его жизнь трагически оборвалась. Ему было 42 года».

Жизнь после…
По фотографиям, воспоминаниям, отзывам друзей, помещённым в новом издании, светлой полосой прорисовывается большая человеческая любовь двух красивых, увлечённых, талантливых людей: Николая Дмитриевича и Любови Ивановны. С самой первой встречи оба понимали, что созданы друг для друга. Они не только муж и жена, они — соратники, друзья-товарищи, единомышленники, одинаково думают, мечтают о будущем ребёнке. Долго и терпеливо ждали этого счастья. В октябре 1971 года родилась дочь. Назвали Верой.

И тогда, в тот страшный час, они были вместе. Ехали в машине по лесной дороге в долину речки Оленгуй, чтоб заснять увиденный накануне красивый цветок для будущего фотоальбома о редких растениях Забайкалья. Навстречу — колонна военных автомашин. Тяжёлый «Урал» на полном ходу врезался в маленький ЛУАЗ Яньковых. Женщину вместе с дверкой выбросило на дорогу, Николай оказался под колёсами «Урала». С сотрясением, травмами, множеством переломов Любовь Ивановна выжила, долго лечилась. Выхаживали, поддерживали, помогали её мама, друзья семьи Елена Фёдоровна Куренная, краевед Владимир Григорьевич Лобанов с супругой Галиной Павловной. Больше года длились следствие и суды. Благодаря Михаилу Евсеевичу Вишнякову и Елене Фёдоровне Куренной, принимавшим активное участие в процессе, все старания военных признать Николая Янькова виновным, не удались. А жизнь, уже без мужа и отца, продолжалась. Чтоб заглушить в себе боль воспоминаний, чуть-чуть окрепнув, Любовь Ивановна занялась дачей, землёй. Дочь Вера окончила школу, выбрала профессию ботаника, поступила в институт, защитила в аспирантуре кандидатскую диссертацию. Объехала и обошла все места, по которым ходил отец. Продолжила семейную традицию — воспевать в научных трудах и книгах природу, её богатства, её тайны… Стали уже взрослыми внуки. Старший, Константин, и внешне и по увлечённости, трудолюбию, целеустремлённости очень похожий на своего деда, заканчивает один из ВУЗов Санкт- Петербурга, внучка Таисия мечтает продолжить дело старших.

Вот уже 42 с половиной года нет Николая Дмитриевича. Но память о нём жива, его книги не только заново открывают красоту нашей родной земли, но учат быть внимательнее, добрее к каждой травке её, каждому кустику, к рыбе и зверю, а самое главное — к людям.


Все материалы рубрики "Золотой фонд" земли Даурской"


Людмила Арзамасцева
Фото из семейного
альбома Яньковых

«Читинское обозрение»
№25 (1665) // 16.06.2021 г.


Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).