Писатель из «журавлиного племени»

30 лет назад не стало забайкальского писателя Николая Ященко


Его книгу «Босоногая команда» любила читинская детвора, а публика постарше хорошо знала повесть «Искры не гаснут» (обе они вошли в дилогию «С отцами вместе»).

Книга как высшая ценность
Николай Ященко из той плеяды писателей-забайкальцев, которые прошли через горнило гражданской войны и революции, кто воспитал в себе стальной характер. Для них Павка Корчагин – герой книги Островского «Как закалялась сталь» – был примером, а понятия чести, отваги и доброты были не пустым звуком.

Герои его книг – преданные высоким идеалам, отважные и целеустремлённые люди «журавлиного племени» Лазо и Кларк, Бабушкин и Курнатовский, красные мадьяры. В памяти всплывают страницы его замечательных книг «Журавли не знают покоя», «Северная точка», «Красные мадьяры» и др. По ним ставились телеспектакли и создавались инсценировки, он одним из первых получил звание «Лауреата Читинского комсомола» и орден «Знак почёта». Его творчеству посвящены библиографические издания, по его книгам писались курсовые и дипломные работы выпускниками читинского филфака.

Нам, студентам-филологам, в 60-е годы повезло встретиться с Николаем Тихоновичем, узнать, что в доме его большая библиотека, для нас – важнейшая из всех духовных ценностей. Отношение к книге в ту пору было трепетное, уважительное, она воистину была источником знаний.

Помню, как по зарубежной литературе проходили Дж. Байрона, так единственной книгой в группе на практических занятиях была книга «Паломничество Чайльд Гарольда» из библиотеки Ященко, которую поочерёдно и читали.

А как много узнали мы о становлении нашей забайкальской литературы, корешки книг которой выделялись на определённом для неё месте в этой библиотеке. Я, мечтавшая о журналистике, узнала позже о том, что Николай Тихонович является признанным писателем и журналистом.

Подарок судьбы
С именем забайкальского писателя Ященко у меня многое связано: во-первых, в юности я была вхожа в их семью, так как училась в одной группе с его дочерью Галиной, мы были дружны. Во-вторых, я учила на филфаке, где по окончании пединститута была оставлена преподавать русскую и зарубежную литературу, её сына Сашу, ныне известного радио- и телеведущего, а также невестку Марину. Все они, наделённые прочными филологическими знаниями, имеют самое непосредственное отношение к литературе и русской культуре.

Галину Николаевну, тоже окончившую с отличием институт, оставили на кафедре русского языка.

Наверное, немаловажным фактором в развитии личности было само время, определяющими ценностями которого являлись порядочность и благородство, что просматривалось в семье Ященко.

Мать Галины – Наталья Петровна, педагог, отличалась спокойным характером и добродушием. Не раз помогал Николай Тихонович разобраться в сложной ситуации, что случались в школе рабочей молодёжи №14 при пединституте, где мы с Галиной – четверокурсники – преподавали русский язык и литературу в старших классах.

Выручка мудреца
Вспоминается курьёзный случай: мой 11 класс писал сочинение по роману А.М. Горького «Мать», темы были серьёзные, публика взрослая, по возрасту старше нас. И вот, когда я стала проверять тетради, то в одной работе обнаружила следующее: «Как обаятельна Людмила, и ножки тоже хороши. Вот это образ, это сила! – О том сказал я от души! Бабоньки, равняйтесь на нашу Л.Г.П.». Я была обескуражена, встревожена такой неожиданностью, не знала, как правильно поступить. Тогда на выручку пришёл умудрённый опытом Н.Т. Ященко, посоветовавший, во-первых, не огорчаться, а во-вторых, спокойно попросить заново написать сочинение, т.к. прежнее не соответствует заданной теме. Я так и сделала, это был ещё один урок жизни.

Хлебосольные хозяева во главе с 90-летней бабушкой создавали уютное пространство, в котором молодёжь, частенько собиравшаяся по случаю подготовки к очередному экзамену, ничуть не мешала, напротив, всегда была в центре внимания. Вот эту чудную атмосферу взаимовнимания, человеческой теплоты и душевной простоты я запомнила навсегда. Без напряжения, с лёгкостью можно было здесь пообщаться с умными людьми, после чего даже возникало чувство гордости оттого, что ты имеешь эту возможность.

Встреча с Твардовским
Николай Тихонович был участником Второй областной конференции забайкальских писателей (октябрь 1948). Вот как описывал он, сопровождавший в поездке по Оловяннинскому району прибывшего из центра Александра Твардовского, незабываемую встречу с автором поэмы в стихах «Василий Тёркин», лауреатом Государственных премий.

Об этом читаем в книге краеведа Николая Дворниченко: «Меня в Москве пугали вашим краем, – говорил Александр Трифонович, – а тут такая благодать: яркое солнце и голубое небо заворожили меня. А эти горы, целые хребты, покрытые лесом, эти широкие пади-долины просто поражают! Часто он просил остановить машину, любовался открывающимися перед ним просторами. Очень радовали Твардовского наши люди. Встреч было много, и везде он после официальной части долго разговаривал со стариками и молодыми. Я замечал, как поэт прислушивался к забайкальскому говору, иногда переспрашивал, просил повторить отдельные слова и выражения. Записывал их. Особый интерес Твардовский проявлял к песням, просил исполнить для него старинные забайкальские песни – крестьянские и казачьи тоже. Записывал и их… На встречах Александр Трифонович читал много стихов, нигде не обходилось без «Василия Тёркина».

Певец революции
Николай Ященко посвятил свои произведения событиям, которые волновали тогда всех: борьбе за советскую власть, рождению комсомолии, участникам гражданской войны, в его повестях рассказ о героическом времени, овеянном революционной романтикой, когда с отцами и старшими братьями боролись за новую Россию и такие подростки, как он. В какой-то степени тексты воспроизводят его биографию, так пишутся «Босоногая команда», а следом – «Искры не гаснут», затем – «Четвёртая ферма» и позже «Мы живём за Байкалом» и др., которые будут радовать читателей всех возрастов. Дочь Галина недавно показывала сохранившуюся стопку писем, что стали задушевным откликом читателей на первые книги писателя-отца.

Николай Ященко придёт в литературу уже в 50-летнем возрасте, набравшись опыта в журналистике и книгоиздательстве, где проработал целых 12 лет, помогая прокладывать дорогу многим собратьям по перу.

Вот основные вехи на его творческом пути: в 1923 г. он едет из Хилка в Читу, где устраивается на работу в губернский суд, а вечером – пионервожатым и культпропом комсомольской ячейки, в 1925-м – секретарь пионерской губернской газеты «Внучата Ильича». В 30-х годах заведует сельскохозяйственным отделом газеты «Забайкальский рабочий», а в 40-е роковые пишет о помощи забайкальцев фронту, находясь на посту заместителя главного редактора данного издания.

В 50-е появится целая серия фельетонов, где писатель подвергнет критике, осмеянию разного рода горе-хозяйственников, бездумных и безответственных чиновников, и сегодня, оставаясь актуальными, его фельетоны направлены на невежд и «пришибеевых», которых предостаточно и наше время. Печатались они в конце 50-х не только в сборниках «Советский фельетон» и «Свежий ветер», но и в российском журнале «Крокодил».

Наследие Ященко
В документальной повести «Журавли не знают покоя» как самого писателя, так и читателей увлекла наполненная разными событиями начала 20-го столетия жизнь большой и дружной семьи читинского железнодорожника Павла Ивановича Кларка, старший сын которого Борис стал другом легендарного Лазо. Трогательно и глубоко проникновенно описывает автор книги сцену свидания Бориса и его невесты Ани, замечательны описания природы родного края, что находят место в тексте произведения; автор мастерски владеет словом, выразительность которого подчёркивает своеобразную манеру его письма.

Вот несколько строчек из книги, где рисуется сцена свидания: «Серко крупной рысью вынес их на запорошенную снегом ледяную ленту Читинки. Анна давно не была за городом в зимние месяцы. Сейчас её всё удивляло и радовало. Архиерейская роща застыла на взгорье в предвечерней тишине. Высокие голые берёзы, что окружали небольшую церковь, были покрыты серебристой изморозью. Казалось, дунь на них, и по воздуху полетят белые пушинки… Борис и Анна едва удерживались на сиденье. От быстрой езды у Анны захватывало дух».

В 70-е годы, продолжая работать над историко-революционной темой, Николай Тихонович напишет очерк о яркой личности, революционере Германе Лопатине «Неутомимый русский молодец», который появится в журнале «Дальний Восток», 1976, №№ 5-6. А чуть раньше, в 1974 году, в Иркутске выйдет документальная повесть с необычным названием «Северная точка», в ней автор расскажет о судьбе молодого фельдшера, приехавшего в эвенкийское село работать по направлению. Так раскроется ещё одна интересующая писателя тема: люди забайкальского Севера.

...Николая Тихоновича не стало 27 октября 1987 года, но его герои рядом с нами – в книгах, в которых талантливый писатель обнаруживает себя человеком неуёмного характера и даровитой души.

Все материалы рубрики "Золотой фонд" земли Даурской"

 


Людмила Полетаева
«Читинское обозрение»
№43 (1475) // 25.10.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).