Наша Нина Трофимовна

Так и только так называют Н. Т. Иванову дачники товарищества «Рассвет»


Скоро ей исполнится 92 года, но возраст для неё не помеха: ясный ум, чистая память, доброе сердце. Трудный жизненный путь прошла эта женщина: война, всяческие реформы и передряги. И ведь не ожесточилась, не потеряла чувства сострадания к другим.

Не получается забыть
Алтайский край. Небольшое село Куреево на берегу реки Бии. 27 января 1923 года в многодетной семье Степановых родилась седьмая девочка. Нина. 

Луга и поля на Алтае издавна славятся медоносными травами. Для многих жителей края медовый промысел с давних пор едва ли не единственный источник дохода для сносного существования многих семей. Отец Нины не был исключением. Содержал пасеку, всё лето проводил с пчёлами. Зимой занимался извозом. Возил грузы в Бийск и обратно.

Раскулачивание. Многие под эту кампанейщину попадали случайно. Вот и Степановых занесли в чёрные списки. Пришли дяди в чёрных кожанках, отобрали ульи, выбросили на улицу домашний скарб, увели со двора скотину. Дом сразу определили под сельсовет. Куда деваться? Решили ехать в райцентр – разобраться: за что такая немилость от советской власти? Усадил хозяин ребятишек на подводу. Была зима, стоял трескучий мороз. Мать накрыла детей домотканым рядном. Один из комиссаров подбежал к повозке, сдёрнул полотно, приговаривая: «Вы, кулацкое отродье, ещё будете греться!». Подводы (их было много) тронулись, плач, стоны раздавались на всю деревню. 

– Эту картину не могу забыть до сих пор. Кажется, более страшного момента уже не могло быть, – вспоминает Нина Трофимовна. 

Дорога – обычная грунтовка, вся в ухабах, местами – пыльная, местами – ледяная катушка. К ночи добрались до Бийска. Наутро выяснилось: вообще-то семья Степановых не подлежала репрессии, так как наёмного труда не использовала. Вернулись назад, в родной дом. Двор пустой, никакой домашней живности. В избе за столами, накрытыми красной материей, заседают большевики. Перед отцом никто не извинился, дом не вернули. С тех пор в семье поселилось ощущение тревоги: как бы не арестовали главу семейства. 

Перезимовали у родственников. Только сошёл лёд на реке, на плотах поплыли опять в Бийск, к маминой сестре. Отец подался на заработки. Первое время жили в амбаре, который предложили родственники. Вскоре мать нашла небольшой дом-развалюху, которую даже летом, в дождь, надо было отапливать. Наконец, отец устроился на золотые прииски, и семье дали две комнаты в деревянном бараке.

В семь лет Нина пошла в школу. Училась хорошо. Окончив семилетку, поступила в медучилище на фельдшерское отделение. Приняли без экзаменов как отличницу. Годы учёбы пролетели быстро. Вместе с красным дипломом ей выдали комсомольскую путёвку на обучение в Томском мединституте. 

Тот самый длинный день в году
Закончился выпускной вечер, через два часа объявили о начале войны. Однокурсники были направлены в распоряжение военкомата. Директор училища по-отечески посоветовал: «Не торопись, Нина, война скоро закончится, поедешь учиться в институт». И дал ей направление в село Ново-Белокуриха, что недалеко от знаменитого курорта. 

В селе – врачебный участок: роддом на две койки, медпункт для приёма больных. Штат состоял из четырёх человек: врач, фельдшер, две санитарки. Так как всех докторов мобилизовали в действующую армию, Нину Трофимовну назначили на должность врача. Лечить приходилось всё подряд: глаза, зубы, язвы, ожоги, венерические заболевания, переломы костей... Лекарств не хватало, поэтому использовали хрен, редьку, настойки из трав. Эти познания о целебных травах пригодились в дальнейшей жизни. 

Рабочий день начинался спозаранок и заканчивался поздним вечером. С утра – приём пациентов, затем посещение тяжёлых на дому в радиусе 15 км. Добиралась до больных на чём попало: в телеге, верхом на лошади, на велосипеде. Бывало, в ночь-полночь стучат в дверь: соседский мальчик задыхается от дифтерии, или на дальнем покосе у одного работяги – почечная колика... Ещё вспоминается случай. Во время войны ушедших на фронт трактористов заменили 13-14-летние пацаны. И вот один из них уснул за рулём и вывалился под колёса трактора. Парня, к счастью, выходили. 
А после таких вызовов наутро – опять приём. 

В обязанности врача входило ещё и обследование пекарни, столовой, детсада. Оклад мизерный. Пара обуви стоила нескольких зарплат. А вскоре стали поступать раненые. Их привозили целыми составами. Сочащиеся кровью и гноем раны, вши. Надо менять повязку, а дотронуться до больного места невозможно: крики, стоны, ругательства... Нервы и у фронтовиков и у медиков на пределе.

В последний год войны финансирование на содержание медперсонала сильно уменьшилось. Попав под сокращение, Нина Трофимовна перебралась в Бийск. Устроилась фельдшером в школу. Но её быстро перевели в госпиталь, под который были приспособлены санаторные корпуса курорта Белокуриха, где солдаты и офицеры долечивались после ранений, контузий, болезней. Среди них был больной, у которого на фронте открылась язва. Познакомились, подружились, вскоре поженились. Родился сын Валерий. Но недолгим было семейное счастье. Муж умер у неё на руках. 

– Очень трудно жилось в годы войны, – вспоминает Нина Трофимовна. – Есть было нечего. Ходили по полям, собирали колоски, хотя там и собирать-то было нечего. Толкли в ступке просо, гречиху, добавляли воды и на костре пекли лепёшки, а лепёшки рассыпались. А ещё сушили кожуру картошки, толкли в ступке и тоже делали лепёшки. Вот и вся еда. Особенно голодно было зимой. У меня и сейчас не поднимается рука выбросить хлебные крошки или зачерствевший хлеб. Я его режу, запекаю сухарики и использую в пищу. 

На работе выдавали карточки на хлеб, но чаще всего их нечем было отоваривать. Меньше всего хлеба доставалось учителям и медицинским работникам. 

– А ведь наши дети голодали не меньше других ребят. Помню, пришла я с маленьким Валерой на руках, встала в очередь, а впереди стоящая женщина получила хлебную краюху. Мой сынок увидел хлеб, протягивает свои ручонки и плачет. Как же это трудно: пережить голод детей...

Вторая родина
В институт Нина Трофимовна была зачислена без вступительных экзаменов. И даже получила место в общежитии. К началу учебного года с подружкой поехали в прицепном товарняке. На остановке в вагон заскочили хулиганы, стали отбирать сумки. А чтоб девушки не сопротивлялись, Нину стукнули по затылку чем-то тяжёлым, да ещё финкой резанули по руке. На минуту потеряла сознание, а грабителей уже и след простыл. А вместе с ними – документы, карточки, деньги. На следующей станции по телефону сообщили о своей беде родным. Мать выслала деньги на обратный билет. 

В дороге она познакомилась с молодым человеком, который стал её судьбой на 50 лет. Василий Николаевич ехал по направлению на Шерловогорскую ТЭЦ работать в качестве механика. Так Ивановы появились в посёлке Шерловая Гора. 

Семейная жизнь пошла своим чередом. Нина Трофимовна настояла, чтобы муж получил высшее образование. Он заочно окончил экономический факультет. В середине 60-х Василия Николаевича пригласили работать на Читинскую ГРЭС (сейчас – ТЭЦ-1) на должность заместителя директора. Его любили рабочие, за глаза называли батей. 

Жена устроилась в здравпункт автосборочного завода. Вскоре, с открытием в 1965 году городской поликлиники №8 в посёлке Энергетиков, перешла в неё. Кабинеты физиопроцедур, лечебной физкультуры, рентгенографии, лаборатории – всё было очень современным, эстетичным, сверкало новизной, радовало глаз. Царство Нины Трофимовны – физиокабинет. В положенное время пришлось его покинуть в связи с уходом на пенсию, но через месяц поняла, что сидеть дома – не её удел. Устроилась в здравпункт автосборочного завода. Трудовой стаж увеличился ещё на 11 лет.

Трава-мурава 
Пока оба супруга работали на производстве, часто отдыхали на озере Арахлей, на базе отдыха энергетиков. Ловили рыбу, коптили, угощали друзей, знакомых. По выходе на пенсию решили приобрести несколько соток земли. Так началась их дачная жизнь. Участок Ивановых – один из самых красивых, ухоженных, ярких. Здесь не простое нагромождение грядок, теплиц, парников. Всё – по науке, по-митлайдеровски, как говорят учёные, в направлении с севера на юг. Урожаи – отменные. Да и как им не быть? С ранней весны до поздней осени она ухаживает за растениями, цветами, посадками. Знает толк в дикоросах, целебных травах, лечится ими. Считает, что природа устроена очень мудро, только надо научиться разумно пользоваться её дарами. О каждой, даже невзрачной, былинке или неприглядном цветочке можно говорить как о человеке, ведь каждое растение индивидуально по-своему. Вот об этих особенностях Нина Трофимовна рассказывает с увлечением, любовью, каким-то особым теплом.

Поражает упорство, с которым она борется с недугами, которые, как ни крути, а всё же одолевают. Утренняя зарядка, самомассаж, физические упражнения, прогулки на свежем воздухе, невзирая на погоду...

Многие годы Нина Трофимовна была казначеем в дачном кооперативе. Зайти к ней с оплатой взносов можно было в любой день, в любой час, когда это было удобно дачникам. Со своим временем никогда не считалась. Каждому даст дельный совет по уходу за растениями, о способах полива, как бороться с сорняками. Рядом с ней всегда тепло и уютно. Человек редкой порядочности и интеллигентности. Соседи называют её «удивительной женщиной», «самой справедливой из нас».

«Ради них я и живу»
Мужа нет уже много лет, но всегда рядом сын Сергей. Уж как он старается сделать максимально комфортным существование мамы на даче: подвёл горячую воду, утеплил домик, смастерил дорожки под линейку (ведь мама иногда пользуется инвалидным креслом), сделал навесы от дождя... Если отлучается по своим делам, постоянно на связи по мобильному. Двое других детей и множество внуков, правнуков и праправнуков (всех около 60) живут в других городах, кто где. Гордится своими потомками Нина Трофимовна. 

– Без их моральной и физической поддержки у меня не было бы такого стремления жить. Они для меня всё. Старший сын Валера часто приезжает в гости, средняя дочь Эля – любящая, ласковая – старается строить свою жизнь по моему образу и подобию. Самое страшное для меня – это стать обузой для них, – в беседе со мной говорит Нина Трофимовна. 

Думаю, при такой поддержке, оптимизме, мудрости и богатом жизненном опыте ей это не грозит. Здоровья и благополучия хочется пожелать этой замечательной женщине и ещё долго радовать нас своим общением! 

Все материалы рубрики "Люди родного города"

 


Людмила Арзамасцева
Фото из архива Н.Т. Ивановой

«Читинское обозрение»
№39 (1367) // 30.09.2015 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).