Отречение и временные

15 марта 1917 года император Николай II отрёкся от престола


15 марта (2-го по ст. ст.) произошло сразу несколько событий, изменивших судьбу России. Главными из них стали отречение от престола императора Николая II и образование первого Временного правительства.

В ночь с 1-го на 2-е в результате соглашения между временным комитетом Госдумы и Петроградским Советом было образовано Временное правительство. Это была сделка между частью правых заговорщиков (октябристов и кадетов), организовавших свержение императора, и левых (эсеров и меньшевиков), которые поднялись на волне протеста в столице. На этом этапе левые передали всю полноту власти правым. От них в правительство вошёл лишь шустрый Александр Керенский, получивший пост министра юстиции (он был единственным, кто входил и в состав Петросовета, и в комитет Госдумы).

18 марта в газете «Забайкальская Новь» была напечатана целая ода «Новые министры», явно присланная из центра. «Прежде всего это честные люди», – начинается этот материал. Потом расписывается, как все они боролись с самодержавием: «Мы видели, как горели они в самодержавном аду и как из последних сил защищали честь и достоинство русского народа. Во всяком случае, с тех пор, как Пётр заложил Петербург, в России никогда, ни разу не было таких людей на министерских постах». Затем следовал рассказ о каждом из министров, большинство из которых были масонами и заговорщиками, обманувшими и Николая II, и его брата Михаила, которому тот передавал престол. Последний же поддался уговорам принять престол от Учредительного Собрания. Уже в апреле разразится первый правительственный кризис и большинство этих «чудо-людей» под всероссийское улюлюкание снимут с постов, а потом с них полетят и те, кто их снимет, а потом...

Но вернёмся к событиям 2 марта. Утром в царский поезд, задержанный генералами-заговорщиками Алексеевым и Рузским, поступили телеграммы от всех командующих фронтов и флотов. Все они, кроме командующего Черноморским флотом адмирала Александра Колчака, высказались за отставку Николая II в пользу сына при регенте Михаиле. Понимая, какая борьба развернётся вокруг престола, и помня, что после смерти Григория Распутина цесаревича достаточно поцарапать, чтобы смерть его стала неизбежной, Николай отрёкся в пользу младшего брата.

В том же номере «Забайкальской Нови» (за 18 марта) был опубликован ещё один материал, присланный из Петрограда, – «Последние часы царствования Николая Романова». Автор этого «исторического материала» остался инкогнито, подписи не было. И понятно почему. Ведь это была ещё одна, но на этот раз действительно историческая ложь. При этом автор всё же признался, что его на месте события не было. Был рядом с царским вагоном, наблюдал всё издалека и информацию получил из вторых рук. Ну, а «вторые руки» постарались. Понятно, что о телеграммах командующих фронтов и флотов не было сказано ни слова. Умолчали они и о делегации Госдумы во главе с Александром Гучковым. Зато Николай II в очередной раз был представлен слабым и даже плаксивым. При этом главный посыл статьи состоял в том, чтобы оправдать слухи и сплетни, что заговорщики из властной элиты распространяли уже несколько лет:

«Одно из присутствовавших лиц из состава свиты государя утверждает, что в эту минуту ген. Воейков воскликнул:

– Теперь остаётся одно: открыть министерский фронт немцам, и пусть германские войска придут для усмирения этой сволочи!


Адмирал Нилов, как ни был он пьян, возмутился и сказал:
– Вряд ли это удобно. Ведь они заберут Россию и потом вам не возвратят.


Воейков продолжал настаивать, уверяя, что, по словам Васильчиковой, император Вильгельм воюет не с Николаем, а с Россией, питающей... (текст газеты повреждён, но легко догадаться, что речь идёт о союзниках по Антанте – Англии и Франции – прим. авт.).

«Да, об этом много раз говорил Григорий Ефимович (Распутин), но мы его не слушали. Это можно было сделать ещё когда германские войска стояли под Варшавой, но я никогда не изменил бы русскому народу».

Сказав эти слова, государь заплакал. Затем, помолчав, прибавил:
«Если бы только уцелели в руках этих мужиков мои дети и жена, я уехал бы в Ливадию и там мирно доживал бы свой век. А Михаил пусть правит, как знает: его, кстати, любят».


Из мемуаров, написанных в том числе и противниками Николая II, реально бывшими в царском вагоне в тот день, ясно, что всё это ложь. Более того, многие современные историки вообще сомневаются в том, а было ли подписано отречение. Ведь слово бывшему императору ни на суде, ни в СМИ так больше до самой смерти не было предоставлено.

В любом случае события того дня перевернули историю России, да и мира.

Все материалы рубрики "Этот день в истории"

 


Александр Баринов
«Читинское обозрение»
№11 (1443) // 15.03.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).