Гвардии рядовой

Стойкий, мужественно преодолевающий жизненные невзгоды, удивительно скромный человек


Участник Великой Отечественной войны Павел Андреевич Кузьмин живёт в собственном доме на одной из улиц Железнодорожного района города Читы. Превосходный плотник, он более полувека назад своими руками построил этот дом, в котором звенели детские голоса, разносились ароматы горячих пирожков, испечённых хозяйкой, а во дворе блеяла козочка и похрюкивали поросята. Были и кролики. Сейчас двор опустел. Хозяин встречает нас у калитки, улыбается давним знакомым – заместителю главы Железнодорожного района Наталье Бянкиной и заместителю председателя районного совета ветеранов Елене Шаховой. Они частенько проведывают ветерана. Продолжается разговор уже на кухне.

– Раньше у нас и хозяйство было, и огород высаживали, – вспоминает Павел Андреевич. – А теперь я один остался. Дочки навещают, еду готовят, я потом разогреваю.

В свои 94 года этот человек сам варит кашу, жарит картошку, а ещё топит печь, носит дрова. Уроженец Ульяновской области, он с детских лет занимался сельским трудом. Отец работал в колхозе, мама была домохозяйкой, воспитывала шестерых детей. В 1935 году, когда Павлу шёл девятый год, семья переехала по вербовке в Забайкалье, на станцию Могзон, куда раньше перебрался старший сын.

– Тогда полсела завербовалось, – отвечает Павел Андреевич на мой вопрос причинах переезда. – У нас же там голод был, хлеба настоящего не видели, с лебедой мешали. Здесь отец строил эстакаду. Нам квартиру дали возле школы.

Затем переехали в город Петровск-Забайкальский. Спустя какое-то время отец нашего героя продал дом на малой родине, после чего семья отправилась за старшим сыном в Хабаровск, откуда вернулась через несколько месяцев в Могзон. Когда Павлу шёл 15-й год, началась война, а в 17 лет его призвали в ряды Красной Армии.



– Сначала я был на пересыльном пункте, потом служил в Улан-Удэ, – продолжает рассказ бывший фронтовик. – Нас направили в 9-й отдельный железнодорожный полк, гарнизон «Комушка». Там казармы царского образца. Это был запасный полк. Туда и раненых привозили, а потом опять на фронт. В августе 1944 года капитан пришёл, выставил весь батальон: «Две шеренги вперёд!». И нас – 380 человек – отправили на фронт. Я попал в Минск – Мазовецкий в железнодорожный батальон. Мы перешивали пути. Их путь на 9 см уже. Мы одну сторону перешивали, и наши поезда шли дальше. Так дошли до города Швибус, не доезжая до Одера километров сто. В то время Одер не могли взять, а мы стояли там. За нами поезда шли, продовольствие везли, эшелоны шли с воинскими частями – по нашей колее. По Польше мы шли, до 12 часов ночи перешивали пути. Ночью нас ксендз – поп по-ихнему, направлял квартировать по 5–6 человек. Некоторые нам солому давали, подушки, а одна старуха даже голову щупала, рога искала, думала, что большевики с рогами. Разные были поляки.

Работали в нескольких километрах от линии фронта. Совсем рядом шли бои, а железнодорожники спешили подготовить пути для прохода наших эшелонов. Павел Андреевич служил в Отдельном железнодорожном батальоне Первой гвардейской железнодорожной ордена Кутузова Варшавской бригады.

– Одер взяли, и мы дальше пошли, до Франкфрута-на-Одере. Наш батальон на понтонах перешёл на ту сторону. По этому мосту даже танки проходили.

Рассказал ветеран войны и о том, как батальон прокладывал железнодорожные пути к подземным заводам в Польше:

– Наше дело – к воротам подвести путя, а дальше нас снимали. Другие уже действовали.

День Победы наш земляк встретил в Бресте. Он с блеском в глазах вспоминает ликование, охватившее тогда всё вокруг, рассказывает, как стреляли в воздух из винтовок, смеялись, обнимали друг друга. Ему было 19 лет. Цвела весна, и верилось, что впереди – только хорошее: мирная жизнь, созидательный труд, крепкая и верная любовь.

В 1950 году он демобилизовался и приехал в Читу, где в то время жили родители. Работать решил на железной дороге, но не прошёл по зрению, поэтому устроился помощником столяра, а затем и столяром. В мастерской познакомился со своей будущей женой. Юная привлекательная девушка сразу же покорила сердце бывшего фронтовика, а в канун Нового года сыграли шумную, весёлую свадьбу. И пусть невеста была не в подвенечном платье, а в обычных блузке и юбке, она казалась Павлу Кузьмину красивее всех на свете. А каким счастьем лучились её глаза!

Сначала молодые жили в съёмных квартирах, затем Павел Андреевич взял ссуду, нанял плотника и вместе с ним поставил сруб. Остальное доделывал сам. Вот и мебель мастерил своими руками: столы, стулья, шкаф.

– Эту табуретку тоже я делал, – улыбнулся хозяин дома, указывая на творение своих рук, и задумался.

Да, много воды утекло с тех пор. Мой собеседник признается, что «всяко приходилось, но ничо, жил нормально». А 2-го декабря он неизменно выпивает рюмочку вина: именно в этот день в далёком 1943 году он был призван в Красную Армию.

– Каждый раз отмечаю рюмочкой красненького – рябиной на коньяке. До сих пор храню гвардейский значок. Была медаль «За освобождение Варшавы», но я её потерял, только удостоверение осталось. А после войны нашу роту кинули в зону оккупации Англии – там завод большой был, выходили вагоны, паровозы. Мы охраняли этот завод 4 месяца.

Вот такой он, гвардии рядовой Павел Кузьмин: стойкий, мужественно преодолевающий жизненные невзгоды, удивительно скромный человек, прошедший фронтовыми дорогами. На таких людях держится Россия.

Все материалы рубрики "Великая Победа"

 

 

Оксана Сидоренко
Фото автора
«Читинское обозрение»
№11 (1599) // 11.03.2020 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Дмитрий 13:25 13.03.2020
Здоровья Вам, Павел Андреевич и большое спасибо за Победу.
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).