Король забайкальской тайги

Русский писатель Павел Кузьмич Белецкий. Часть II



Часть I

В дореволюционной беллетристике его сравнивали с известными писателями приключенческого жанра, такими как Майн Рид и другими. Ставропольцы, желая восполнить пробелы в истории литературного процесса края и увековечить имя его уроженца, называют Белецкого ставропольским Фенимором Купером. Его именем названа премия местной журналистской организации. В Забайкалье же, своеобразием жизни и девственной красотой природы которого он был навсегда пленён и которому отдал годы жизни, имя этого литератора практически неизвестно.

Тяжёлое чувство в произведениях Белецкого вызывают страницы строительства Амурской железной дороги, на которой работают вольнонаёмники из безземельных крестьян. Исключительный этнографический интерес представляют зарисовки их жизни и быта. В очерке «Забайкальские раскольники» с большой теплотой выписаны образы русских староверов. 

Как общественный деятель и зрелый мастер писатель обращается в своей публицистике и к жизни коренного народа Забайкалья и Приамурья. Очерки «Слепой охотник», «Голод», «Таёжный бродяга», «Баргузинские орочены» посвящены забайкальским эвенкам, жизнь и нравы которых он кропотливо изучал, живя с ними в пещере на берегу бурной реки, или «в юрте местного дикаря-орочена». Тематически к этой группе произведений примыкают рассказы писателя «У бурят», «Мой спутник Ошир», «В тайге», посвящённые бурятам – древнему народу Глубинной Азии, представители которого были проводниками исследователя и всегда встречали и провожали его как доброго и верного друга, в их бедных юртах врач и этнограф всегда находил еду и кров. 

Между тем самым главным героем произведений писателя является сибирская природа. Здесь он выступает как в роли мастера поэтического слова, так и исследователя: «Витим представлял собою зеркальную поверхность льда, благодаря тому, что прорывающаяся из глубоко промерзающих берегов и дна вода постоянно разливалась новыми слоями, немедленно замерзающими и образующими наледь». 

Художественная канва произведений Белецкого не всегда удовлетворила бы вкусы изысканного читателя, но как бытописатель он превосходит своим творчеством ряд подобных работ литераторов-сибиряков. Рассказы писателя дают большой этнографический материал. Это «Поклонники медведя», «Герои тайги» и очерк «Переправа через Байкал». 

Наряду с художественными страницами произведений, являющимися отражением его романтической натуры, вечный странник обращается к публицистике и к серьёзным профессиональным проблемам. С 1905 по 1912 гг. он опубликовал около 70 статей в журнале «Фельдшер» в рубрике «Деревенский лекарь». 

Однажды Лев Толстой на встрече с фельдшерами – создателями журнала «Фельдшерская мысль», выходившего в начале 20 в. в Ростове-на-Дону, заметил: «Вы знаете, это уже третий случай, когда ко мне обращаются люди вашей профессии, и все люди прекрасные, умные и с большими запросами духа. Помню Задеру, помню также милого Белецкого». 

В 1913 г. журнал «Фельдшерская мысль» (№ 11) с благодарностью писал, что, «отдаваясь общей литературе, путешествуя, живя в столице или тайге, пользуясь довольством или бедствуя», Павел Кузьмич всегда помнил о своём брате – фельдшере. Мы не преувеличим, если скажем, что ... Павлу Кузьмичу фельдшерское сословие обязано весьма многим». 

Будучи избранным в 1919 года секретарём общества литераторов и учёных Петрограда, Павел Белецкий вёл обширную переписку с В.Г. Короленко, А.М. Горьким, Н.К. Гариным-Михайловским, А.Ф. Кони и с другими известными писателями России. Но вследствие голода он покинул город его литературной мечты и, наконец, возвратился в Ставрополь. 

Октябрьская революция и смена власти не особенно сказались на мировоззрении литератора. Ведь в Забайкалье и на Дальнем Востоке он своими глазами видел страшную нищету коренного и пришлого населения, колониальное разграбление золотых богатств огромного региона, дикие нравы Нерчинской каторги, средневековую отсталость в сельском хозяйстве, трудности в сфере развития промышленности, медицины и ветеринарии. 


Белецкий был истинным интернационалистом. На Кавказе, по его воспоминаниям, он «рос в многочисленной компании товарищей – представителей всех слоёв и наций местного населения». В Забайкалье же Белецкого уважали не только буряты и эвенки, но и старатели, беглые каторжане и переселенческие семьи. Все они видели, что знатный начальник (к этой категории они причисляли писателя) – один из немногих, кто относился к ним сочувственно и с болью в душе, а потому связывали его имя с надеждой на своё будущее счастье. Для них русский врач Кузьмич был чуть ли не главной фигурой их бытия и настоящим «королём тайги». 



Не лучше обстояло дело и в центральной России. Повсеместно он видел страдания низших слоёв общества, главным образом горных рабочих, пахарей и земледельцев, тех, от которых зависели развивающаяся экономика и благосостояние страны. Всё это дало ему повод искренне думать и говорить о скорой гибели существующего государственного строя. 

Павел Кузьмич как гражданин и патриот России до конца жизни старался помочь как Российской империи, так и Советской республике своей общественной работой и многочисленными статьями в прессе, которые затрагивали самые разнообразные социальные вопросы его горячо любимой Родины. Кроме трёх романов, повестей и рассказов, Белецкий опубликовал около тысячи статей на самые разные животрепещущие вопросы современности. В Ставрополе по сибирским впечатлениям прозаик пишет новый роман «Потерянный клад»», рассказы «У родных берегов», «За золотом», «Бывший человек». 

Став известным литератором, Белецкий до конца жизни не изменял своей первоначальной профессии. Организатор здравоохранения, он в разное время на родине при советской власти заведует фельдшерскими пунктами в селах Ставрополья. Помощь человеку, попавшему в трудные условия – главный критерий жизни писателя, который выражался как в лечении физического тела, так и его духовной составляющей. 

Наиболее полная библиография писателя составлена Российской национальной библиотекой, в фондах которой хранятся около 30 его произведений, опубликованных в дореволюционных журналах и газетах. В то же время все его произведения разбросаны по российским периодическим изданиям разных территорий, которые отсутствуют во многих региональных библиотеках страны, в том числе в Забайкалье, где имя этого литератора практически не известно. 

С самого детства Белецкого страстно тянуло к путешествиям, не стал он другим и в свои 60 лет. Узнав о плавании одного из рыболовецких траулеров в Баренцевом море, он напросился в команду в качестве исследователя, но сильно простудился на северном ветру и, уже вернувшись домой, умер 19 марта 1934 г. 

Как будто предвидя судьбу своих произведений, Павел Кузьмич с горечью писал перед своей кончиной академику Э.К. Пекарскому: «Неужели придётся уйти в могилу, не оформив следа пребывания своего? Если собрать всё да подработать кое-что, то у меня наберётся не менее дюжины томов одной беллетристики. Выходит какая-то насмешка судьбы. Лучшие годы прожить литератором и умереть обывателем, даже следа не оставив. Разбросанное по журналам на протяжении десятков лет нельзя же считать следом?». 
Думается, настало время нашим современникам прислушаться к этим словам.

Все материалы рубрики "Год литературы"


Ирина Куренная
«Читинское обозрение»
№11 (1391) // 16.03.2016 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).