Алексей Маресьев. Призван небом

«Настоящий!» – так говорили о нём коллеги и друзья


Почерневшие от времени стены деревянного дома на территории аэродрома «Черёмушки» говорят о том, что ему не одно десятилетие. Свою историю здание считает с 1936 года. Таких домов в нашем городе можно найти немало. Только этот – особенный. Он помнит легендарного лётчика Алексея Петровича Маресьева.

Так появились «Черёмушки»
В 1912-м 1-й авиационный отряд, сформированный в Чите, получил самолёты французского производства. Этот отряд был первым не только для Читы – он был первым для всей Российской империи! Появились самолёты – возникла необходимость в местах стоянок, рулёжных дорожках, взлётно-посадочной полосе, ангарах. Вот так и появились «Черёмушки» (аэродром изначально назывался «Чита-I»). 

Летом 1920-го здесь базировался Маньчжурский авиаотряд атамана Семёнова, а в ноябре своё место заняли самолёты 1-го авиаотряда воздушного флота Дальневосточной республики. Уже тогда это был базовый аэродром: сначала для Красной, потом для советской, теперь для российской армии.

До 1938 г. аэродром принимал и обслуживал не только военную технику, но самолёты гражданской авиации. Именно здесь в 38-м была сформирована 30-я школа пилотов-истребителей. Не многие знают, что в числе первого набора школы был легендарный Алексей Маресьев – лётчик, которого большинство людей знает по произведению Бориса Полевого «Повесть о настоящем человеке».

Школа просуществовала около года и была переброшена в Батайск, а аэродром «Чита-I» в годы войны стал многофункциональным: здесь готовили и переучивали лётный и инженерно-технический состав, формировали авиаподразделения и части для фронта и т.д. До начала XXI века он значился как аэродром стратегического значения. Сейчас в «Черёмушках» базируется 439-я авиабаза. На въезде на территорию установлен памятный знак лётчику-герою А.П. Маресьеву. Совсем недавно его отреставрировали.

Шаг в прошлое
Сейчас трудно представить на просторах аэродрома старенькие самолёты ТБ-3, Ли-2, П-5. На стоянках ровно, как в строю, стоят красивые и строгие Ми-24 и Ми-8. Грунтовую взлётно-посадочную полосу уже давно сменил бетон. Разве что направление её осталось прежним. Постройки также стёрты временем. И где-то за бетонным забором, словно укрывшись от сторонних глаз, спрятался кусочек истории, – деревянный дом, который помнит голос и шаги Алексея Маресьева (сейчас тут располагается санчасть авиабазы).

Захожу внутрь. Оконные проёмы, планировка ещё раз напоминают об их возрасте. Охватывает волнение, когда представляю, что так же, как и я, молодой лётчик Маресьев стоял на крыльце, смотрел в небо, встречая и провожая самолёты, выходил в «маленький город на берегу Читинки» (так впоследствии вспоминал Читу он сам).

«Я – человек, а не легенда»
Так говорил про себя сам Герой Советского Союза. Он прожил 85 лет, уйдя из жизни 18 мая 2001 года. Мы разыскали родственников Алексея Петровича (они живут в Москве). Рассказать о своём легендарном отце согласился Виктор Алексеевич Маресьев. Беседовали по телефону долго и обстоятельно.
– Отец не любил, когда называли его героем, вспоминали о подвиге, – начал свой рассказ Виктор Алексеевич. – Он много занимался и ни в чём себе не давал поблажки, несмотря на протезы и трудности, с этим связанные. Помню зелёный абажур, как папа до часу ночи сидел и что-нибудь изучал. Марксистско-ленинская философия, английский язык...

День начинался с зарядки. Лёжа, сидя, на протезах. Потом уезжал на работу. Обедал всегда дома – с семьёй.
– Папа не был гурманом. Мясо, рыбу любил. Уха! Любимое блюдо отца. Только крольчатину не ел. Он в детстве держал кроликов в сарае. Однажды поставили там мышеловки, и всё поголовье погибло. Ведь кроликам достаточно хорошего удара по носу. С тех пор отец не переносил даже запаха крольчатины.

Пообедав, Алексей Петрович снова уезжал на работу.
– Скрупулёзный очень. Всегда был уверен в том, что идёт по правильному пути. Он был уверен в правильности своих действий. За Сталина был всегда горой. Интересовался политикой. Говорил: «Важно чётко разбираться в вопросе». Не курил, и пьяным я его никогда не видел.

Женился Алексей Петрович сразу после войны. Галина Викторовна Третьякова перед его напором не устояла.
– Мама красивая была, с характером. Отец долго ухаживал за ней. Прожили вместе 56 лет. Вырастили двоих сыновей – меня и брата Алексея.

Помолчав, Виктор Алексеевич добавил:
– Детство у него было нелёгкое. Мне говорил часто: «Вот, Витька, какое детство было – дали конфетку, я её по невежеству выбросил, а фантик в карман положил».

Наедине с болью
– Всё, что написано про отца в книге Бориса Полевого, – правда. Снег, болото и одиночество... Папу нашли местные жители. Испугались, к старшему побежали. Несколько моментов автор, конечно, сгладил. Там, где отец наткнулся на труп медсестры и взял из её вещмешка банку консервов, сухари, вату. На самом деле кроме ваты ничего не было. И ел он не ежа, а ящерицу, вылезшую из гнилого пня погреться. Но не смог её проглотить и выплюнул. Страха не было. Единственное – за ноги боялся, ведь они перебиты были. Зубы стиснул, сжался и пополз. Его слова: «Если я умру, то умру в борьбе».

В госпитале с гангреной и заражением крови Алексей Маресьев был, что называется, на пути в морг. Вовремя его увидел профессор Теребинский. Жизнь спасли, ноги – нет.
– А комиссар, ещё один персонаж книги Полевого, и в жизни был. Его фамилия Воробьёв. Он мотивировал отца на борьбу.  После ампутации отцу кололи наркотики (обезболивающее), давали успокоительные, а Воробьёв сказал: «Алексей, от такой поддержки надо отвыкать, иначе погибнешь». И отец решил: «Смогу». И смог. И врага громил, и «Барыню» на протезах плясал.

И даже добился разрешения летать. Командир 2-й эскадрильи 63-го гвардейского истребительного авиаполка Александр Числов ходил к начальству, уговаривая разрешить Маресьеву «хоть подняться в небо». И – разрешили, но с оговоркой: «Пиши рапорт о том, что если он разобьёт хоть одну машину – ты пойдёшь под суд военного трибунала». И Числов написал.

Скольких трудов потом стоило безногому лётчику вернуть былую свободу в небе...
– За полётом отца наблюдал весь полк.
 


Алексей Маресьев, участвуя во многих боях на истребителе Ла­5 и управляя им на протезах, сбил семь самолётов противника.



Числов стал другом Маресьева на всю жизнь. Алексей Петрович называл его «крёстным отцом».

– Эти люди болели небом. Один раз поднялся – и на всю жизнь. Отец, даже когда перестал летать, всё равно небом жил. В 45-м был в лётной школе лётчиком-инструктором, с 46-го уже не летал.

Уже после войны встречались дома компаниями однополчане.
– Дядя Ваня Кожедуб приходил в гости, Сергей Фёдорович Петров...

То, что Виктор называет легендарного лётчика «дядя Ваня», вызвало улыбку на моём лице. Для нас Иван Никитович Кожедуб – один из лучших лётчиков советского времени. Прошёл всю войну и ни разу не был сбит.
– Отец вспоминал годы службы и те места, где служил. Он много болел в детстве ангиной, врачи говорили: «Поезжай по ту сторону горы, за Урал. Там своё здоровье поправишь». И Забайкалье действительно укрепило здоровье папы.

«А я земной человек»
Так о себе говорит сам Виктор Алексеевич. 
– В нашей семье, среди родных больше нет лётчиков. Я люблю вокал, настоящий голос. Джазом увлекаюсь. Помогаю в музее имени отца в Камышино.

Виктор подарил подлинные документы и личные вещи своего отца музею.
– Для меня отец – пример. Я, честно говоря, не в него пошёл характером, но в отношении к жизни на него похож. Вера должна быть у всех. Я верю всё-таки в то, что Россия будет мощной и экономически, и в военном плане. Надо только больше о людях думать. Особенно об инвалидах и ветеранах. Ну, сколько их у нас осталось? Дайте им пожить, дайте им вздохнуть полной грудью!

АЛЕКСЕЙ ПЕТРОВИЧ МАРЕСЬЕВ (1916-2001) – советский военный деятель, лётчик. Герой Советского Союза. Из-за тяжёлого ранения во время войны ему были ампутированы обе ноги. Несмотря на инвалидность, лётчик вернулся в небо и летал с протезами. Всего за время войны совершил 86 боевых вылетов, сбил 11 самолётов врага: четыре – до ранения, семь – после.



«Чтобы дети росли на воле к победе»
В 1997 году Алексей Маресьев создал общественный фонд А.П. Маресьева «Инвалиды Великой Отечественной войны» для оказания материальной, медицинской и иной помощи инвалидам и ветеранам Великой Отечественной, других войн и вооружённых конфликтов. Есть медаль имени А.П. Маресьева. Ею награждаются россияне за патриотические деяния на военной и гражданской службе Отечеству, связанные с преодолением экстремальных обстоятельств, физических травм и психологических стрессов и проявленное при этом высшее напряжение духовных и физических сил. Вручается премия «За волю к жизни». Номинации разные: «Участнику боевых действий», «Борьба с терроризмом», «Выживание при техногенных катастрофах», «Возвращение к жизни после тяжёлых травм и заболеваний», «Легенды спорта». Как признаётся сын героя Виктор Маресьев, цель одна – «чтобы «дети росли на этих именах, на их воле к победе».


Екатерина Бронникова
«Читинское обозрение»
№22 (1350) // 03.06.2015 г.

Все материалы "ЗОЛОТОЙ ФОНД" ЗЕМЛИ ДАУРСКОЙ"

Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
спасибо 04:22 15.06.2015
потрясающий материал, огромное спасибо, особенно за то, что связались с сыном Героя - это так ценно.
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).