«К вам на помощь никто не придёт...»

Моя хата с краю, ничего не знаю?


Не так давно в программе Андрея Малахова довелось увидеть людей, с риском для жизни спасших жизни посторонних граждан. 

Один молодой человек вытащил из горящей избы соседку с четырьмя детьми. Другой юноша кинулся в ледяную воду и спас тонущую бабушку с четырьмя внуками. Ещё один парень кинулся в ледяной пруд и спас тонущую первоклассницу... Герои, настоящие герои, что тут говорить! 

Но больше всего меня потряс сюжет о пожаре в жилой шестнадцатиэтажке. В два часа ночи от короткого замыкания в квартире на первом этаже вспыхнул огонь. Когда хозяева проснулись, выйти на улицу уже  не представлялось возможным. В горящей квартире оказались заблокированы трое детей, их отец и бабушка.

Дети выскочили на лоджию и стали кричать: «Спасите! Помогите! Мы горим!». Огромный дом безмолствовал. Крики услышала соседка со второго этажа. Она подняла мужа, двоих своих сыновей и кинулась на помощь. Мужчины с улицы отгибали оконную решётку, вытаскивали детей и взрослых. А в это время другие жильцы стояли на балконах, курили, переговаривались, снимали всё на мобильники... Соседка оказалась преподавательницей ОБЖ. И в студии она сказала: «Раньше своим ученикам на уроках я говорила: «Дети, если вы попали в какую-то экстремальную ситуацию – тонете, не дай бог, горите – первым делом кричите: «Помогите! Спасите!». После этого пожара на первом же уроке я сказала ребятам: «Дети, простите меня, я невольно вас обманывала. Бесполезно, попав в беду, звать кого-то на помощь. Никто не придёт. Вы должны учиться искать выход из экстремальной ситуации сами».

Наверное, это самые страшные слова, которые учительница может сказать своим ученикам, потому что и другие участники передачи, спасавшие попавших в беду людей, подтверждали: они делали, что могли, а наблюдатели стояли в стороне, снимая происходящее на мобильники. 

Такое отстранённое поведение большинства наших сограждан началось не сегодня и не вчера. И десять, и двадцать лет назад были толпы, глазеющие на случившуюся автоаварию, на пожар и прочие ЧП, тогда как единицы пытались помочь пострадавшим.

А я помню времена, когда люди старались быть друг другу братьями и сёстрами. В подмосковной деревне Говейново, куда во времена школьного детства я ездила на каникулы к дедушке и бабушке, как-то прибежал старичок, прокричал, что Ваня Рыбушкин, колхозный счетовод, ехавший из соседнего села, попал в беду. Лошадь перевернула телегу, и Иван лежит на лугу придавленный. В селе жили, в основном, старухи лет 60-80 лет. Но, как только узнали бабушки о беде, поспешили на луг – кто верёвку с собой схватил, кто батожок – спасать Ивана.

И дом на окраине села вспыхивал в летнюю грозу – опять все бабушки прибежали тушить. И мой отец, шофёр, сколько раз в дальних рейсах встречавший стоявший на обочине автомобиль, вокруг которого беспомощно суетились мужики, останавливался и кидался на помощь. Лет 30-40 назад это было нормальное поведение. Сегодня, конечно, даже если у человека есть возможность и желание помочь, он не останавливается – кто знает, на кого наткнёшься... Но страшно то, что даже крики и плач попавших в беду детей сейчас мало кого трогают. 

Что случилось с нами? Моя хата с краю, ничего не знаю? Что же никто не думает о том, что сегодня вы проезжаете мимо чужой беды, а завтра, не дай бог, вы попадёте в беду, и спокойно проедут мимо вас?

Так и жгут сердце слова учительницы: «К вам на помощь никто не придёт». Как это было в Карелии, когда утонули 14 детей...

Все материалы рубрики "Разговор по душам"

 


Елена Стефанович
«Читинское обозрение»
№31 (1411) // 03.08.2016 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).