На дне

«Донышко» российских СМИ как нравственное дно общества


Эту пьесу М. Горького я прочитала ещё в детстве, и она произвела на меня крайне гнетущее впечатление. Не столько бедность, сколько духовная нищета героев и безысходность производят тягостное впечатление. В ту пору я порадовалась, что ко мне это всё не имеет никакого отношения. Но прошло не так уж много времени, и я убедилась, что на самом деле персонажи пьесы буквально окружают меня, а тон им задаёт ряд СМИ. И прежде всего – Первый канал.

Недавно на всю страну прогремела история с изнасилованной учащейся колледжа Дианой Шурыгиной, выступившей в передаче Малахова «Пусть говорят». Казалось бы, ничего особенного, но эту историю обсуждают взахлёб второй месяц.

Уже первый выпуск с Шурыгиной стал настолько популярен, что редакция «Пусть говорят» спешно сняла второй и третий выпуск, собирается снимать ещё... Вслед ряд блогеров посвятили истории свои разборы, появились группы в социальной сети «ВКонтакте» в поддержку обеих сторон. Проснулись и газеты, спеша урвать себе немного славы.

А сама история проста как три копейки. 1 апреля 2016 г. 16-летняя Шурыгина обратилась в полицию, заявив, что накануне на вечеринке была изнасилована одним из гостей, 21-летним Сергеем Семёновым. Суд приговорил Сергея к восьми годам лишения свободы. Сам он вины не признаёт и настаивает, что всё между ними было по обоюдному согласию.

Что привлекло всеобщее внимание – так это поведение Д. Шурыгиной и её семьи на передаче. Прежде всего, Диана появилась в студии весёлой, оживлённой и на вопрос одного из экспертов, пила ли она что-либо на той вечеринке, со счастливой улыбкой ответила, что пила водку. Поняв по реакции зала, что сказала что-то не то, она тут же принялась оправдываться, произнеся сакраментальную фразу: «На донышке!». О самом изнасиловании она рассказала легко и непринуждённо, как о походе в кино. Но вот когда Диана заметила, что эксперты ей не верят, её поведение резко изменилось. Она стала бросаться на всех, кто говорил ей что-то неугодное, принялась материться, обозвала эксперта «обезьяной недоделанной», и пожелала всем в зале, чтобы их детей изнасиловали и чтобы все умерли.

Лично моё ощущение – девица врёт. Я заметила ряд противоречий в её рассказе и рассказе её родителей, вдаваться в которые не буду. Совсем не о набивших оскомину Шурыгиных я хотела поговорить, а о поведении российских СМИ, которое я считаю отвратительным.

Сама Диана, не стесняясь, рассказала в зале о самых интимных подробностях, в ходе обсуждения всплыли также некие порочащие её видео и факты, и СМИ с наслаждением принялись смаковать это.


Масла в огонь подлил прежде всего сам Малахов, посоветовав Диане использовать её внезапную популярность, чтобы стать модным блогером. И та не замедлила последовать его совету.


Безотносительно того, было ли изнасилование, саму Диану лично я считаю крайне неподходящим человеком для ведения блога. Кроме ужасных манер и вульгарной речи она ещё и не блещет умом, так что привлечь подписчиков может только одним – своей скандальной славой и грязными подробностями.

А ведь подобные блоги чаще читают молодые люди, дети. Маловероятно, чтобы, рассказывая о своей развязности, Диана могла подать хоть сколько-нибудь хороший пример. Зато теперь с подачи Первого канала любая девушка знает, как стать знаменитой. Просто пошастать немного по таким вот вечеринкам, напиться, и – проснёшься звездой!

Кстати о выпивке. О том, что Диана пьёт, страна узнала ещё после фразы «На донышке!». Это вызвало поначалу возмущение зала. Но вот дальше ряд журналистов встал в гордую позу: «Да, она пьёт, ну и что? Это нормально!».

Да, многие, если не большинство, подростки и молодые люди употребляют алкоголь. И в моей юности было точно так же. Но должны ли взрослые люди, журналисты, подавать информацию о подростковом алкоголизме так, точно это «пустяки, дело житейское»?

В студии мать Дианы сама рассказала, что дважды видела свою дочь пьяной – второй раз на той злополучной вечеринке. Причём первый раз был, когда у Дианы парень уходил в армию и она напилась с горя. Мать рассказала об этом как о чём-то само собой разумеющемся. У девочки 15 лет её бойфренд ушёл в армию. Как не напиться в стельку? Далее выяснилось, что у Дианы был ещё один молодой человек, некий Влад, который был осуждён на год условно за совращение малолетней. Мать Дианы назвала Влада «в принципе классным парнем». Оказалось, в день его осуждения Диана опять же напилась. А что, повод-то уважительный.

Спохватившись, газета «Комсомольская правда» принялась писать о рейтинговой истории. Особенно возмутила статья некой Н. Варсеговой. Автор даже не пыталась делать вид, что проводит расследование, а сразу же принялась превозносить Диану до небес, попутно обвиняя семью Семёновых и заодно всех тех читателей, кто не верит Диане.

Вот как Варсегова рассказала об особенностях воспитания Дианы родителями: «А отец выпивать дома разрешал, чтобы она по подворотням не шаталась пьяная из-за страха перед родителями. Таково его понимание воспитания дочери». Конечно, если малолетняя дочь напивается дома, всё в порядке. Главное – не в подворотне. И журналистка даже не думает обвинять родителей Шурыгиных.

На передаче мать Семёнова обвинила Шурыгина-отца в том, что он вымогал у неё миллион в обмен на закрытие уголовного дела, но она такую сумму собрать не смогла, и её сына осудили. В зале тут же начали высказывать предположения, что второй молодой человек, посещавший Диану в ту ночь (изнасилование, по её словам, состоялось дважды), миллион всё же нашёл, благодаря чему не оказался на скамье подсудимых. Отец Дианы эту информацию подтвердил.

«Отец» считает нормальным назвать конкретную сумму. Выходит, за один миллион он дочь продать согласен? Ну... так он понимает воспитание. И у журналистки эта оценка невинности юной дочери не вызывает никакого протеста. Не постеснялась Варсегова и мазнуть чёрной краской всех, кто не согласен с ней: «Результат опроса на нашем сайте для меня чудовищный – 60% на стороне Семёнова. Большинство оправдывает насильника! У меня в голове подобное не укладывается. Что ж мы за общество за такое?». Данный способ вести спор давным-давно известен в Интернете под названием «бякинг»: прикинуться оскорблённым и униженным и тем самым выставить несогласных в чёрном свете.

Варсегова предпочла притвориться, будто не понимает, что оправдывают не «насильника». Оправдывают оклеветанного. Большинство людей просто отрицает факт свершения преступления, полагают, что всё между Семёновым и Шурыгиной было по согласию, и считают решение суда несправедливым. В чём с ними отчасти согласен аппеляционный суд, который, пересмотрев приговор, назначил Семёнову срок уже не в 8 лет, а в 3 года.

Коллега Варсеговой А. Лябина из всё той же «КП» пошла ещё дальше и предположила, что отрицают преступление... завистливые женщины: «Может, всё потому, что «на 10 девчонок по статистике 9 ребят»? А то и меньше, если по-честному. Может, поэтому у нас женщины зачастую готовы гнобить друг друга, но защищать мужиков во что бы то ни стало? Их, мол, мало, их надо прощать... Это у многих наших женщин на каком-то генетическом уровне. И это ужасно... Кстати, спуститесь в комментарии к этой статье: кто там чаще клеймит Диану «шалавой» – мужчины или женщины? То-то же». Ловко, правда?

Аналогичную статью «Культура изнасилования» в журнале «Космополитен» опубликовала некая С. Грибацкая: «Культура изнасилования одобряет агрессивное сексуальное поведение мужчин и насилие против женщин. И мы живём в этой культуре. Более того, мы её поддерживаем. Мы – это наше общество. И, может быть, ты тоже».

И первая, и вторая, и третья, и многие другие из этих журналисток, блогеров и проч. называют себя «защитниками жертв насилия». И пишут вроде бы правильные вещи, что часто жертву обвиняют в легкомысленности, что многие просто боятся сообщать о совершении в отношении них преступления... Но позвольте, доброе ли дело делают эти люди, превознося Диану Шурыгину, превращая её в знаменитость, помогая её карьере? Лично я уверена, что нет. Для подлинных жертв насилия это обсуждение будет иметь самые печальные последствия.

Такая шумиха в СМИ непременно повлияет на массовое сознание, а значит, и на восприятие подобного рода преступных деяний. Благодаря усилиям журналистов, их неприкрытому восхищению Дианой образ её войдёт в массовое сознание как эталон жертвы насилия. Любого человека, пострадавшего от аналогичного преступления, будут подсознательно сравнивать с нею. Я не удивлюсь, если в ближайшее время пострадавших станут насмешливо спрашивать, не хотят ли и они прославиться, как Шурыгина.

В своё время изнасилование отнесли к тяжким преступлениям не случайно, а из-за тяжёлых моральных и физических последствий для жертвы. Но... взгляните на Диану Шурыгину, разве ей плохо? Разве ей стыдно? Даже если Семёнов её действительно изнасиловал, он её прямо облагодетельствовал: из никому не известной провинциальной девицы из бедной семьи она стала знаменитой, зарабатывает большие деньги, сияет от счастья....

Кстати, об этом неприкрытом счастье семейства Шурыгиных журналисты не преминули высказаться одобрительно. Целый ряд их заявил: «Молодец девочка, пусть радуется! А вы что же, хотели бы, чтобы жертва выбрасывалась из окна?!».

Та же Грибацкая заявила, что только в «культуре изнасилования» жертва, де, обязана выглядеть печальной, а на самом деле скорбь обычно выражают радостными улыбками: «Тот факт, что защитные механизмы психики не поддаются контролю и порой выглядят совершенно не так, как мы ожидаем, во внимание не принимается. Это вопрос всеобщей психологической безграмотности, которую никто не стремится искоренить – хотя бы в самом себе, а также вопрос отсутствующей эмпатии. Чужие переживания многие трактуют однозначно: рыдает – страдает, смеётся – радуется жизни. Диана не выглядела подавленной, не рыдала, а, напротив, улыбалась, и на этом основании общество сделало выводы, что изнасилования не было. Она была недостаточно убедительной жертвой. Ату её!».

Замечу, что улыбки, признанные скрыть горе, действительно бывают, но готова голову заложить, что это не тот случай. На лице Дианы счастье было искренним, а вот попытка демонстративно плакать в конце передачи не удалась. Люди хорошо считывают эмоции друг друга безо всякой «психологической грамотности». Эта способность выработалась у человека в процессе эволюции.

И дело тут не в частном случае, а в системе. Действительно пострадавшие люди обычно далеко не столь стрессоустойчивы и оптимистичны, как героические Шурыгины, и обычно долго и тяжело страдают. А красочные журналистские описания просто дискредитируют жертву как таковую, перегибая палку, они разрушают в обществе всякую возможную симпатию к пострадавшим.

Одну из своих статей Варсегова назвала так: «Диану Шурыгину и её семью в Москве осаждают толпы поклонников». В другой статье рассказала, что якобы незнакомые люди на улице подходят к Диане и благодарят её. Позволю себе спросить, а чему именно поклоняются поклонники Шурыгиной? Она знаменитая поэтесса, учёная с мировым именем, спортсменка или подвиг какой-то совершила? Чем она прославилась: умом, талантом, храбростью? О чём будет рассказывать поклонникам в своём блоге?

Увы, единственное, чем она может поделиться с миром, – своим изнасилованием. То ли действительным, то ли вымышленным, да какая её поклонникам и журналистам разница? Главное – побольше грязных подробностей, посмачнее. С донышка. За такое стоит и спасибо сказать.

И вот свершилось, вот она знаменитость, с которой поспешно заключил контракт Первый канал. Вот подтянулся порнорежиссёр Сергей Михайлов, он же Боб Джек – хочет сделать из Дианы рэп-звезду. Но вряд ли Первый её так быстро отпустит. Вероятно, скоро мы увидим Диану ведущей или актрисой. Учитывая уровень нашего телевидения.

С подачи ряда СМИ культура и нравственность общества упали донельзя. Мы уже не «на донышке», мы с вами – на дне.

Все материалы рубрики "Трибуна "ЧО"

 


Анастасия Юрьева,
читатель «ЧО»

«Читинское обозрение»
№11 (1443) // 15.03.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).