Киносъёмки и суеверия киношников

Разбитая тарелка, опасные тосты и семечки на съёмочной площадке


Чёрный кошан, перебежавший дорогу... Тьфу-тьфу-тьфу! Рассыпанная соль... Тьфу-тьфу-тьфу! Женщина, идущая навстречу с пустыми вёдрами (или ведром)... Тьфу-тьфу-тьфу! Встал с левой ноги утром? Тьфу-тьфу-тьфу! Разбитое зеркало и ещё много чего, среди которого лидирует «весёленькая» цифра «13», против которой одного «тьфу-тьфу-тьфу» уже явно мало. А уж если в календаре такая дата да, не дай Бог, если это пятница, то... К счастью, сегодня среда, но 13-е, а потому, в относительной безопасности, самое время поговорить о приметах и суевериях... Особых. Профессиональных. Киношных...

...Поскольку люди этой профессии – одни из самых суеверных в мире. Здесь приметы и связанные с ними привычки сценаристов, режиссёров, операторов, актёров имеют немаловажное значение в создании будущего шедевра. Итак, первый съёмочный день…

«Посудная» суперпримета №1
Первое, что непременно обязаны сделать отечественные киношники – разбить тарелку. Просто обязательно! Любую. Треснуть её, круглую, шандарахнуть о штатив кинокамеры, чтобы осколки полетели – это счастливая примета, всё равно, что разбить бутылку шампанского об нос нового судна, спускаемого на воду с пожеланием счастливого плавания. Разбитые осколки собирает вся группа, чтобы оставить хотя бы один у себя на память. В чём глубокий смысл этого ритуала и кто его ввёл, никому не известно, но традиция эта, исключительно русская, строго выполняется.

Крайне неприятно, если посуда с первого раза не разбивается – это очень плохой знак для будущей киноленты. Вот один из ярчайших примеров: перед началом съёмок картины «Сталкер» Андрея Тарковского тарелка выскользнула из рук ассистента и упала невредимой на пол. Итог: более половины отснятого в киноэкспедиции материала фильма при проявке ушло в брак. В результате картину пришлось переснимать по новой и вместо экранизации повести Стругацких «Пикник на обочине» с массой захватывающих комбинированных съёмок появилась иная, философская лента, имеющая к литературному первоисточнику отдалённое отношение, хотя и снятая по тем же Стругацким, но создавшим для новой версии многострадальной ленты специально «адаптированный» вариант «Пикника» – киноповесть «Машина желаний».

Интересно, что особый ритуал первого съёмочного дня есть и у японских киношников. Только они ничего не бьют, а расписываются друг другу ...на веерах.

А ритуал с тарелкой имеет и своё продолжение, но об этом знают лишь старые, матёрые кинематографисты: в последний съёмочный день члены группы в том же составе должны принести кусочки тарелки и склеить их на банкете в честь окончания работы. Но и у застолий киношников есть свои традиции.

«Ну... за кино!», или Опасные тосты
Киношники точно знают, что ни в коем случае нельзя выпивать за фильм, пока он не снят.

Нельзя также произносить тосты за картину и её судьбу до тех пор, пока не состоится премьера. Но вот отметить первый съёмочный день (или последний) – не запрещено.

Кадр №100
Мало того, многие кинематографисты отмечают ещё и «сотый кадр». С каждым отснятым сотым эпизодом для «удачи» проставляется сначала режиссёрская группа, потом операторская, за ней – актёрская, гримёрная, осветители. Нарушение традиции «сотого» кадра грозит неприятностями во время последующего съёмочного процесса, что проверено не единожды.

Плоды подсолнечника как опасный продукт для кино
Одним из самых страшных грехов на съёмочной площадке являются семечки – мол, работа будет проделана впустую. Рассказывают, что когда кто-то из группы на фильме Дмитрия Месхиева был уличён с пакетиком семечек, режиссёр отменил смену, а виновника уволил. Впрочем, он не был первым, до него за лузганье на съёмках жестоко карали классики отечественного кино – режиссёры Иван Пырьев, Михаил Козинцев, Александр Птушко.

Классик-комедиограф Г. Данелия, снимая фильм «Не горюй!», ужасно злился на свою двоюродную сестру, актрису Софико Чиаурели, за то, что на съёмочной площадке та постоянно грызла семечки. И, между прочим, несмотря на то, что Чиаурели прекрасно справилась со своей ролью, больше он её в свои фильмы не приглашал.

А вот актёр Андрей Панин в эту примету не верил и на съёмках картины П. Лунгина «Свадьба» (2000) его с семечками не раз просили уйти с площадки. Но в итоге он всю группу на них подсадил. А результат? «Свадьба» получила множество наград, в том числе и в Каннах.

Лучше не хлопать
А вот то, что лишний раз хлопать в кинохлопушку не стоит, проверено на опыте не одного режиссёра. Съёмка лишних дублей гарантированна на все 100%.

«Опасные» праздники...
Для русских киношников существует «железное» правило – не стоит снимать в большие православные праздники – Пасху, Троицу, Рождество. В советское время частенько на эту примету не обращали внимания, но незнание закона, как известно, не освобождает от ответственности – в подавляющем большинстве случаев все материалы, снятые в эти дни, уходили прямиком в корзину.

Особые «зоны кинориска»
Наиболее осторожно должны проводится съёмки в помещениях настоящих церквей и на территориях монастырей. Здесь нельзя не только сквернословить, но и просто ругаться, а съёмка любого фильма – дело, в общем-то, нервное. Тут уж жди неприятностей. «У нас была сцена у одного московского монастыря, – вспоминали участники группы фильма «Адмирал». – Сложно припомнить более трудную смену: за её время дважды ломалась камера, лопнула линза в объективе, а потом ещё и лампы в осветительных приборах начали лететь».

Брадобрей как источник плохого звука
Каждый «адекватный» киношный звукорежиссёр, будь то русский, европеец или «голливудец», пока идёт работа над крупным проектом, держится на максимальном удалении от парикмахерской. Считается, что стрижка и бритьё – главное зло качественного звука в ленте.

Гонорар не впрок
У киноактёров есть «верная» примета – если вы получили гонорар за съёмку и потратили эти деньги на какие-то обновки или украшения, то ни в коем случае не допускается надевать всё это до того, как пройдёт премьера фильма. В противном случае фильм не сможет продержаться на экранах столько, сколько ожидалось, и может вообще провалиться.

О заморочках режиссёрских
Почти у каждого режиссёра во время работы над фильмом имеются индивидуальные суеверия, приметы, заморочки и «талисманы». Так, Эльдар Рязанов считал своим долгом хотя бы на несколько секунд обязательно мелькнуть в эпизоде каждого своего фильма, иначе успеха у картины не будет.

– Георгий Данелия почти во всех своих фильмах, даже в крошечных кадрах, обязательно снимал Евгения Леонова, считая его личным «счастливым талисманом». Была у Данелии ещё одна непременная «фишка» – ставить в свои ленты народную песню «На речке, на речке, на том бережочке...», а в титрах всех своих фильмов, начиная с ленты «Не горюй!», упоминать в эпизодических ролях некоего актёра по фамилии Рене Хобуа, которого вообще никогда не существовало.

– Леонид Гайдай на выбор натуры для съёмок всегда ездил с одной и той же сучковатой палкой, а во всех своих фильмах обязательно снимал кошку и собаку.

– Юрий Чулюкин, «папа» «Девчат», во время каждой съёмки наматывал на мизинец левой руки кусок киноплёнки – «на счастье».

– Режиссёр Валерий Огородников, известный по фильму «Взломщик» (1987) с участием рок-музыканта К. Кинчева, во время съёмок всегда носил одну и ту же кепку и снимал её только в конце рабочего дня. А когда актёр поражал его своей игрой, как знак восхищения, давал её поносить до следующего съёмочного дня.

...и актёрские
Актёры не отстают от режиссёров: носят под одеждой булавки от сглаза, до последнего, пока не начнутся съёмки. Не говорят даже с близкими о новой роли, держат пальцы крестом перед командой «Мотор!» и, по возможности, отказываются от «дурных» ролей – убийц, всякой нечисти. Стараются не соглашаться играть Смерть. Считают, что сыгранное может изменить и их собственную жизнь. Главное исключение – актёр Александр Филиппенко – любитель негативных персонажей: с блеском исполнил Смерть в картине «Звезда и смерть Хоакина Мурьетты», играл Кощея Бессмертного, дважды снялся в экранизации «проклятого» романа «Мастер и Маргарита»: у Ю. Кары был Коровьевым, у Н. Бортко – Азазелло. Много раз исполнял роль злодеев и убийц, сам десятки раз «умирал». И, несмотря на такой послужной список, актёр признаётся, что ничего мистического с ним за эти годы не происходило.

Самое страшное киносуеверие,...
...в которое верят буквально все актёры. В фильмах бывает, что героев убивают и хоронят. Но далеко не каждый знает, что многие актёры нередко отказываются сниматься в таких ролях. А заставить лечь в гроб можно далеко не всех, даже самых смелых. Но, тем не менее, такие кадры нам приходится видеть. Что же делают для того, чтобы защитить себя, те актёры, которые все-таки соглашаются на подобные съёмки? Существует верная примета, что, если предстоит съёмка, когда необходимо лечь в гроб, нужно положить обязательно себе под голову бутылку водки. И пусть она будет там с вами до тех пор, пока сцена не будет отснята полностью. После этого следует отдать эту «поллитру» своим коллегам для того, чтобы они выпили за ваше здоровье. Самому из этой бутылки пить нельзя, но присутствовать в компании не запрещено, даже нужно. Если так поступить, то все неприятности и беды возьмёт на себя «злодейка с наклейкой», а не вы.

Есть ещё один метод: нужно договориться с режиссёром и оператором, чтобы после команды «Стоп! Снято!» они не выключали камеру – если «умерший» актёр успеет посмотреть в объектив, улыбнуться и показать язык, с ним ничего плохого не случится.

Хотя даже с этими приметами далеко не каждый актёр соглашается на подобную роль, видно припоминают народное: «не буди лихо, пока оно тихо».

В общем, тьфу-тьфу-тьфу, чур меня, всех вас, друзья, и все фильмы!

Все материалы рубрики "Синескоп"

 


Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед

Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№8 (1544) // 20.02.2019 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).