О лесе насущном

Что не так в лесной отрасли и что с этим делать


Каждое третье воскресенье сентября свой профессиональный праздник отмечают работники леса и лесоперерабатывающей промышленности. В этом году дата выпала на 17 сентября. Это праздник людей, которые занимаются охраной и приумножением лесных богатств нашей страны, заготовкой и переработкой древесины. А для нас – повод поговорить с ними о проблемах, которые подтачивают лесную отрасль, как дерево короеды.

Лес традиционно играет важную роль в экономике всей страны в целом и особенно Забайкальского края. К сожалению, сегодня потенциал лесной отрасли значительно снизился и не используется в полном объёме. Проблем, препятствующих развитию, много, и решить их пока не получается. Перспективы развития отрасли обсудим с теми, кто имеет к ней самое прямое отношение.

Министерство природных ресурсов Забайкальского края курирует деятельность трёх подведомственных организаций, отвечающих за использование и сохранность лесов в нашем регионе: КГСАУ «Забайкаллесхоз», ГКУ «Управление лесничествами Забайкальского края» и КГУ «Читинская база авиационной охраны лесов».

Кто в сосновому бору хозяин
В представлении большинства людей хозяевами в лесу всегда были, да и сейчас остаются лесничие, которые подчиняются ГКУ «Управление лесничествами Забайкальского края». Это надзорный орган, обеспечивающий контроль за использованием леса, обеспечивающий местное население дровами, деловой древесиной для строительства домов, осуществляет охрану лесов от пожаров. В структуру учреждения входит аппарат управления, 25 лесничеств и 122 участковых лесничества, находящихся в населённых пунктах. Штатная численность – 1055 человек, но фактическое заполнение – 887 штатных единиц (в основном мастера леса и участковые лесничие).

Игорь Фаренык, врио директора ГКУ «Управление лесничествами Забайкальского края»:



– Основная проблема – это нехватка кадров. Учебные заведения готовят достаточно специалистов, но они после получения диплома уходят работать в другие отрасли, уезжают в другие регионы, то есть идут туда, где больше платят. В лесную отрасль молодёжь идёт работать неохотно. Мы, конечно, стараемся сохранить кадры, восполнить их, сотрудничаем с лесотехническим колледжем, даём возможность уже работающим специалистам получить дополнительное образование, в том числе высшее. Лесная отрасль в экономике края, конечно же, должна играть блее значительную роль, более активно пополнять бюджет, создавать дополнительные рабочие места. Не хватает крупных предприятий, которые могли бы заниматься лесом с момента его заготовки и до момента выхода готовой продукции.

Профсоюз в курсе

Андрей Шишкин, руководитель забайкальского крайкома профсоюза работников лесных отраслей РФ:



– Не во всех организациях лесной отрасли есть первичные профсоюзные организации. В них на сегодня состоит порядка 500 человек. Защищать работников есть от чего.

– Основная проблема?

– Полномочия в лесной сфере разделены на два уровня между региональными и федеральными структурами.

С принятием нового Лесного кодекса регионам передали дополнительно часть федеральных полномочий в лесной сфере. Но передали, как обычно, без дополнительного финансирования. Финансовая обстановка разная в регионах. Например, в нашем крае она сложная, и дополнительные полномочия – это серьёзная нагрузка на региональный бюджет. Поэтому финансирование является самой большой проблемой в той же сфере охраны леса от пожаров. К тому же из федерального бюджета деньги приходят не всегда вовремя. Недостаточное финансирование не позволяет улучшить снабжение, повысить безопасность труда, увеличить зарплату. Поэтому и работники не держатся за свои места.

В относительно благополучные времена всеми организациями, занятыми в лесной отрасли, руководила Гослесслужба. В результате реорганизации она вошла в состав Минприроды, там уже была разделена на несколько отделов. Работать стало труднее потому, что полномочия, которые ранее находились в одном кулаке, разделили, сложнее стало координировать действия между организациями в одной отрасли. Скажем, в районах на местах раньше за все вопросы отвечало лесничество, сейчас ответственность вместе с финансированием и полномочиями разделили. В результате разделения некогда единой структуры управления в лесу теперь несколько хозяев, и у каждого из них свой фронт работ.


– Как утолить кадровый голод?

– Проблема с кадрами особенно в районах края стоит остро, молодые выпускники не хотят туда ехать. Элементарные условия для жизни муниципальная власть обеспечить не в состоянии. Ситуация усложнилась до того, что её не удастся в полной мере улучшить только повышением зарплат и улучшением условий труда работникам отрасли. Нужен комплексный подход.

– В чём вы его видите?

– Государство оставило себе функции по защите и охране леса, а арендаторы и лесопользователи – это представители частного сектора, и за ними наладить контроль сложно. Хотя по закону арендаторы должны заниматься и восстановлением леса, и его охраной от тех же пожаров, но далеко ни все эти обязательства выполняют.

Считаю, что для улучшения положения в отрасли нужно, прежде всего, вернуться к единому финансированию и управлению и лучше бы федеральному. У представителей власти нет понимания того, что готовая продукция может приносить гораздо больше денег в бюджет, чем сам по себе лес как сырьё. Нужно стимулировать глубокую переработку на территории края.


Что скажет ветеран отрасли
Своим мнением о том, что нужно менять, с нами поделился Николай Чупров, заслуженный работник промышленности Читинской области. Он родился в 1937 году в селе Олинск Нерчинского района, после окончания Читинского лесотехнического техникума работал в Бадинском леспромхозе электромехаником, инженером по рационализации и изобретениям.

Коллектив электростанции Бадинского леспромхоза, который в 1962 году возглавил Чупров, удостоился звания «Коллектив коммунистического труда». Николай Евгеньевич стал активным инициатором внедрения систем механизации технологического процесса, изучения передового опыта и модернизации производства. Эти мероприятия позволили повысить производительность труда.

За четыре года – с 1965 по 1969 – Чупров прошёл путь от начальника производственного отдела до директора леспромхоза. В 1974 году окончил Сибирский технологический институт и был назначен директором Катангарского лесопромышленного комбината. Будучи директором, заботился не только о модернизации производства, но и о рядовых работниках. По его инициативе был построен детский сад, туристическая база, спортзал, начато строительство санатория-профилактория, составлен генеральный план посёлка Баляга. Комплексный подход в организации производства и решении кадрового вопроса заметили и по приказу министерства лесной промышленности в посёлке Баляга проводилась Всесоюзная школа передового опыта по благоустройству лесных посёлков.

В 1980 году очередное назначение на должность главного инженера лесопромышленного объединения «Читалес», а в 1986 году на должность генерального директора той же организации. Должность новая, но подход к работе прежний: внедрение и разработка новых технологий, создание условий для работников и их семей.

Перестройка и распад Советского Союза, разрушение технологических и производственных связей в лесной отрасли привели к ликвидации объединения «Читалес» в 1993 году. Николай Евгеньевич приложил немало усилий для сохранения объединения и в 1995 году возглавил созданное новое предприятие «Читалесхолдинг», которое продержалось на плаву до 1999 года. Управление лесной отраслью в нашем регионе было окончательно потеряно.

С 1999 по 2002 год Чупров занимал должность главного специалиста управления топливно-энергетического комплекса, природных ресурсов и охраны окружающей среды в администрации Читинской области.

И по сей день в строю: консультирует работников лесозаготовительных предприятий, сотрудничает с лесотехническим колледжем и уже много лет является председателем Государственной аттестационной комиссии на технологическом отделении. По инициативе Чупрова с 2001 года вновь стали проводить краевые соревнования среди лесных профессий.



– Николай Евгеньевич, как вы раньше решали кадровые вопросы?

– Всегда старался делать ставку на людей, создавать им нормальные условия не только для работы, но и для жизни. Например, в районах области было 32 леспромхоза, все они находились возле посёлков, и в каждом посёлке создавали подведомственные детские сады, школы, больницы, объекты соцкультбыта, была налажена система торговли, отдыха и т.д. Поэтому работники держались за свои рабочие места и молодые выпускники охотно ехали в районы. Сейчас все предприятия отрасли закрылись, посёлки пришли в упадок потому, что работать местному населению негде.

Была налажена система профориентации в школах. Ребята получали нужные для посёлка специальности, востребованные: лесники, врачи, учителя – и потом возвращались работать в посёлки, где выросли. Отток населения был меньше. Вероятность того, что молодой специалист вернётся работать в места, где он вырос, больше. Только для этого нужно создавать дополнительные стимулы помимо высокой зарплаты.


– Основные последствия развала лесной отрасли?

– В моё время в отрасли работало 12 тысяч человек, содержали фактически 33 посёлка. Где сейчас эти люди, чем они занимаются? Они оказались никому не нужны после закрытия предприятий, без средств к существованию. Многие спиваются, кто-то уезжает в другие регионы. Население региона уменьшается и деградирует.

В стране финансовый кризис, мы могли бы пополнить бюджет за счёт леса. Но, имея 20% мировых запасов леса, мы занимаем только 2,5% на мировом рынке экспорта древесины.

– Какие меры нужно предпринять для восстановления лесной отрасли?

– Самое страшное в том, что из сёл убрали лесников, которые следили за порядком в лесу, занимались профилактикой пожаров. Сократили количество лесничеств, в каждом районе их было 2-3. Работала квалифицированная команда, она, можно сказать, экономила бюджетные деньги тем, что не допускала увеличения площади пожара, вовремя реагировала на все возгорания. Сейчас фактически разрушили структуру, отработанную десятилетиями, лучшую в мире. Количество работников серьёзно сократилась, многие из них имеют мало опыта и низкую квалификацию. Необходимо восстановление функций лесхозов и увеличение числа лесников. Структуру управления отраслью также нужно восстановить.

Привлечь инвестиции в лесную отрасль края не получается в первую очередь из-за высоких тарифов. Поэтому необходимо сохранять и поддерживать мощности работающих деревообрабатывающих предприятий, по возможности восстановить ранее закрытые. Это даст возможность сбывать предпринимателям, занимающимся заготовкой леса, свою продукцию на территории региона.

Помочь восстановлению и сохранению лесопромышленного комплекса края может госзаказ на готовую продукцию именно местных производителей.

Все материалы рубрики "Трибуна "ЧО"

 

 

Денис Приходько
«Читинское обозрение»
№38 (1470) // 20.09.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Иннокентий 19:06 25.09.2017
В начале августа побывал в селе Жиндо - 2 Красночикойского района. От увиденного почувствовал конец света. Здесь, на речке Чикой (бывшая река Чикой, приток Селенги, впадающей в Байкал) несколько лет рубят лес для Китая. Чикой обмелел. Смотреть на смерть реки страшно. В унисон умирающей реке находятся расположенные здесь села Урлук и Усть-Урлук с заколоченными ставнями домов, заброшенными огородами. В гибели Забайкальской тайги виновен и господин Чупров, что здесь прославляется. Это при его руководстве вырубались даже кедровники. Или вырубалась сосна и кедровники ложились умирать, так как у них слабый корень. После 1970-х годов исчезли кедровники по правую сторону реки Хилок в Бадинском лесничестве (пади Закульта, Дылгем, и т.д.) К сожалению, положение и сегодня аховое, а в Чите тишина. Неужели мы морально умерли? Неужели некому проанализировать содеянное?
Иннокентий 19:37 25.09.2017
Дополняю предыдущий комментарий. В 2012 году в Чите опубликовано хорошо иллюстративное издание "Чикой" об удивительной природе и животном мире этой изюминки Забайкалья На странице 7 этого издания записано : "Законом РФ от 01.05.1999 года №94-ФЗ "Об охране озера Байкал" территория бассейна Чикоя включена в состав буферной зоны озера Байкал". Но вот через 70 лет после отъезда из села Жиндо-2 в начале августа 2017 года я посетил свою Родину. На странице 8 издания записано: "В 1728-1730 годах казаками основаны пограничные караулы Менза, Усть-Урлук, Жиндо-2 (бывший Жиндинский Караул Усть-Урлукской станицы Примечание Иннокентия)..." Увиденные здесь в Жиндо-2 вилометровые штабеля круглого леса, работа пилорам, загаженные опилом гектары земли, обмелевшая река, создают впечатление конца света. ЧТО Ж ВЫ, ЗАБАЙКАЛЬЦЫ, ДЕЛАЕТЕ? КАК МОЖНО УБИВАТЬ ЖИЗНЬ?. Где в Чите Госкомнадзор, Губернатор и т.д. ЧТО Ж ВЫ МОЛЧИТЕ, ЛЮДИ???
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).