Да спасёт нас ЮАР!

Жители Улётовского района против добычи урана в верховьях Ингоды


Согласно «народной статистике» (а она порой  вернее отчётов медиков), в п. Ленинский Улётовского района у каждой третьей женщины нет детородных органов. «Вот ходит-ходит, в Читу в больницу съездила – всё вырезали. А сколько наших оттуда в гробу приехало?! Раком нас тут всех съедает!», – встречают журналистский десант из Читы местные жители. Весь район гудит: здесь планируют добывать уран.

Лапша на уши
Первые слушания о намерении ЗАО УДК «Горное» (100% дочернее предприятие АО «Атомредметзолото» – горнорудного дивизиона Госкорпорации «Росатом») начать разработку месторождения «Берёзовое» прошли ещё в 2009 году. Тогда улётовцам в красках расписали, как в их районе будут добывать уран, для чего создадут горнодобывающее и перерабатывающее производство. Народ перспективу не одобрил. Не придав значения мнению людей, ЗАО УДК «Горное» приступило к геологическим исследованиям.

Геологи выяснили: резон разрабатывать «Берёзовое» есть. И тогда «глупому народишку» решили пустить пыль в глаза вторично. В начале июля этого года в районе прошли новые слушания – на этот раз в п. Ленинский (в сорока километрах от него находится месторождение «Берёзовое»). Об оценке воздействия на окружающую среду местные жители не услышали ничего внятного. Собравшиеся сто человек снова высказались против добычи урана.

– Нам представители компании «Горное» сказали, что на предприятии будут созданы рабочие места. Я с уверенностью заявляю, что наши там работать не будут. У нас нет таких специалистов! Там будут работать вахтовики, – рассказывает Пётр Демидович Писаренко, житель Ленинского. – На слушаниях договорились до того, что оказалось, что на открытие рудника деньги есть, а вот на захоронение радиоактивных отходов – нет! И ещё какая забава – компания суёт подачки нашим властям: купили компьютеры, а администрация и рада.

И, правда, по договору социального партнёрства компания уже перечислила с 2009 года в бюджет района четыре миллиона, два из которых пошли в п. Ленинский. Обе администрации – Улётовского района и п. Ленинский – одарили девятью новенькими компьютерами. Ах да, ещё в Улётах появился санитарный автомобиль «УАЗ». Щедрость неописуемая!

Волосы на подушке
Издевательским называют местные жители выступление на слушаниях заместителя генерального директора по капитальному строительству УДК «Горное» Е.Ю. Таскаева. Он заявил, что в связи с санкциями особенно остро стоит вопрос по экономической и ядерной безопасности России, что ядерное оружие – самый сдерживающий фактор недопущения вражьих войск на землю русскую. Тем самым, наверное, Таскаев решил пробудить в людях патриотизм. Только сам-то разглагольствующий проживает в Москве, а не в Улётовском районе, где только за май-июнь этого года раком заболело шесть человек. Одного – уже закопали. И это в то время, когда основная добыча урана ещё не начиналась! Ленинцы, все как один, заявили, что в основном страдает слабый пол. Много выявляется больных женщин до 30 лет. 

Большой всплеск раковых болячек начался после геологических работ. Скважины нарыли, но не законсервировали. Вот женщина уехала в Читу проверяться, так её и не взяли там. Сорок дней будет скоро. Врачи так и говорят: откуда вы такие приезжаете, – рассказывает Людмила Терещенко, жительница Ленинского.

Совет чаще проверяться разбудил бурю эмоций в перепуганных людях:
– У нас же даже «флюшку» пройти негде. Всё позакрывали. В Улётах нас не принимают. Нигде мы не лечимся, понимаете?!

Так и копят деньги деревенские на поездку в Читу, где можно обследоваться платно. А если накопить не с чего? Нет денег – значит, помрёшь.

– Мы согласны, что стране нужен уран, но мы самые первые, по кому он ударит. Цена урана будет исчисляться не в деньгах, а в наших жизнях. А если выброс в Ингоду? Никто не учитывает, что у нас зачастую река выходит из берегов. На глазах уровень может подняться на два метра. Будем спать, ухнет Ингода, мы утром проснёмся, а волосы останутся лежать на подушке, – говорит Людмила Терещенко, к которой не сегодня-завтра приедут внуки в гости. Женщина боится кормить их местной рыбой, поить водой...


Пётр Демидович, присутствовавший на слушаниях, заявляет,
что большинство жителей Ленинского высказались против разработки


На слушаниях Пётр Писаренко поинтересовался у начальника той самой геологической партии, почему не была проведена рекультивация скважин. Ответ был прост до смешного: не было указаний. И, вообще, оказалось, что вопрос о захоронении высокорадиоактивных отходов по закону принимается за год до окончания работ. Огорошили народ! Тут же на слушаниях посыпались справедливые вопросы: а что делать будут с отходами во время процесса? Очевидно, заметив начало маленького бунта, представители улётовской администрации поспешили его подавить: что же, мол, шумите, найдётся у компании решение – землёй засыплют! Карты, чертежи, в которых сам чёрт ногу сломит, доставались специалистами на всеобщее обозрение, как из шляпы ловкача-фокусника.

– Нам чётко дали понять, что добыча урана открытым способом в нашем районе будет, несмотря ни на что. Строительство вахтового посёлка с общежитиями, складами, прачечной, столовой и прочими удобствами намечено на 2019 год. Я боюсь реализации этого проекта, – сделал для себя вывод Пётр Демидович Писаренко, страдающий раком позвоночника, «заработанного», по его мнению, от урановой воды, которую пил в тайге, рядом со скважинами. 

Водички не желаете?
Бояться соседства с урановыми месторождением, пожалуй, надо всем забайкальцам. Площадка, где будет добываться уран, расположится в междуречье Большого Улелейского и Малого Улелейского притоков Ингоды. У самых её истоков. Значит, вся невидимая, если попадёт в воду, зараза будет нестись по Забайкалью в водах Ингоды до самого Амура.

Чтобы понять масштабы возможной экологической катастрофы, посмотрим, что представляет собой урановый проект.

Максимальная производительность месторождения «Берёзовое» – 300 тонн урана в год. По оценке, запаса урана на сегодня – 3481 тонны. Его добыча планируется открытым способом в карьере глубиной 200 метров и шириной 700 метров.
 



Добытую руду планируют перерабатывать методом кучного выщелачивания – она будет укладываться на площадке с уклоном, сверху её будут щедро поливать серной кислотой... 



Потребность в серной кислоте – 10 тысяч тонн в год. Этот немыслимый объём нужно будет доставлять на месторождение по нашим дорогам (вспомним случаи опрокидывания грузовиков с серной кислотой на трассе Чита - Романовка).

После того как с помощью кислоты выделится уран, его соберут и доставят в Краснокаменск для дальнейшей переработки. Теперь представьте, какой путь пройдёт уран! При повреждении контейнера для транспортировки радиоактивных веществ, не дай, Бог, конечно, радиус радиационного очага составит 32 километра. А губительное действие радиации исчисляется далеко не сотнями лет...

Стоит заметить, что рельеф, характерный для этой местности, способствует сливу наземных и подземных вод в русло рек Ингода, Шилка, Чикой, Амур. Достанется Селенге и Байкалу. Кто даст гарантию, что радиоактивные вещества не попадут в наши водоёмы?

– У нас же уклон местности большой. Карьер будет под уклоном. Вот Краснокаменск находится в котловине, ничего никуда не утечёт. У нас же такие селевые потоки бывают – ух! – присев на крылечко своего добротного дома, рассуждает Александр Горковенко, заядлый охотник. – Жители всего района против разработки урана прямо у них под носом. Уголь, понятное дело, нужен всем, а для чего, например, именно мне нужен уран? Что-то я не помню, чтоб он мне в жизни позарез был нужен!

После того как началась оценка месторождения, как только пробурили первые скважины, на реках случилась беда – исчез налим. Поговаривают, что нет его и до сих пор. Это заявление тоже парировали представители УДК «Горное» на слушаниях: быть того не может.

Кстати, Горковенко показал нам голого соболя, найдя в кладовке шкурку бедного животного. Александр вспоминает, что стал соболь таким частенько появляться после проведения тех самых геологических работ. Шкурка имеет проплешины, будто кто зверька выстриг. Возили шкурки в Читу на анализ. Оказалось, что соболь прилично «фонит».

Что с воздухом?
Ещё одним вредным фактором являются взрывные работы горной породы (ну, а как ещё из карьера добыть камень с ураном?).
– Добывать будут карьерным способом. Будут взрывать. Облако куда понесётся, если у нас господствуют северо-западные ветра? Правильно, на нас! На землю, на снег будет пыль оседать, а потом по весне в реку стечёт, – сам отвечает на свой вопрос Виктор Фёдорович Коновалов, учитель на пенсии.

На слушаниях представители компании заявили: чтобы не допустить пылеуноса, будет использоваться увлажнение горной массы, гидропылеподавление при работах на карьере, при движении транспорта. Если так, то сколько же понадобится воды? И куда она впитается вместе с радиацией? Уйдёт в землю либо стечёт с уклона? Нет, москвичи обещают населению очистку сточных вод до рыбохозяйственного значения! Звучит не аппетитно и подозрительно. А весь ли уран вычистят?

Ну, а при взрывных работах будет использоваться метод гидрозабойки, позволяющий уменьшить выбросы: сначала проводится вскрыша, убирается 40 метров земли. На этой глубине закладывается водоэмульсионная взрывчатка. Затем в скважину со взрывчаткой заводится полиэтиленовый рукав, заполненный водой. На глубине 40 метров происходит взрыв. Основной удар приходится на рукав, который гасит силу взрыва. Как сказал один из ленинцев: «Красиво сказано, да трудно верить!».

– Нас, прежде всего, беспокоит наша безопасность, чтобы не собираться потом и не уезжать к какой-то матери. А как ты обеспечишь эту безопасность, если весь контроль на компании и лежит? – задаётся вопросом Виктор Фёдорович Коновалов.

А вот представители УКД «Горное» не считают, что надо из Улётовского района бежать, как чёрт от ладана. Даже заявили на слушаниях, что рядом с месторождением можно строить дома и не волноваться, ведь радиоактивный фон в допустимых рамках. Пожалуй, в это люди смогут поверить только тогда, когда хотя бы в Улётах появится коттедж, выстроенный москвичом-уранщиком для постоянного места проживания.

Кого это беспокоит?
Стоит отметить, что на таких серьёзных слушаниях не было ни одного депутата из краевого парламента, ни одного представителя контролирующей организации, не было даже главы района Сергея Савина (местные с осуждением утверждают: «Укатил на рыбалку»). Странной выглядела процедура регистрации присутствующих на слушаниях. Каждый пришедший должен был поставить свои инициалы, дату рождения, указать место жительства и поставить свою подпись в пустом листе.

– Я спросил, зачем это надо. Мне регистраторы ответили, что закон, мол, такой. Спрашиваю: какой такой закон? Ничего объяснить не смогли. Я отказался подписывать, написал, что от подписи отказываюсь. Для какой цели это делалось? Может быть, чтоб потом приложить их к проекту. Тогда получится, что все проголосовали «за», – говорит Пётр Писаренко.

Настораживает, что протокол слушаний появился на сайте администрации Улётовского района лишь спустя 18 дней после их проведения (после нашего визита в Улёты), нет никаких официальных документов по разработке месторождения в свободном доступе. Невольно вспомнишь нашумевшие слушания в Красном Чикое (там компания «Горное» тоже намеревалась добывать уран), где люди проголосовали резко против. Представители компании пытались признать результаты слушания незаконными, отказывались подписывать протокол. Чикояне не растерялись и провели референдум, где 85% населения высказались против добычи урана в районе. УДК «Горное» ушла из Красночикойского района ни с чем. И вот – пришла в Улётовский...

Руководителя района Сергея Савина найти на рабочем месте не удалось. Встретилась в администрации только заместитель по социальным вопросам – Ольга Романовна Рычкова. Но она всё твердила, что знать ничего не знает. На вопрос, не беспокоит ли её судьба района в связи добычей урана, ответила: «Меня не беспокоит это. Учёные работают над этим. Не думаю, что это принесёт вред». Попросив зама помочь найти видео с загадочных слушаний, мы получили номер телефона оператора, который, со слов Рычковой, является внештатным оператором ГТРК «Чита» и даже имеет трудовую книжку в компании. Номер телефона оказался «левым», а в ГТРК «Чита» не оказалось такого сотрудника. Вот и верь после этого властям!

Вера в неподкупность, солидарность руководителя с людьми, выбиравшими его, пропала и в Ленинском. Со всего района сюда стекаются подписи людей против разработки месторождения «Берёзовое». Их уже больше тысячи. В этом списке была и подпись главы п. Ленинский. После какого-то совещания уровнем повыше она вычеркнула себя из списка. Прилюдно.


Более тысячи подписей собрали жители Улётовского района против разработки месторождения урана Пётр Демидович, присутствовавший на слушаниях, заявляет, что большинство  жителей Ленинского высказались против разработки



Вот такие дела творятся у самых истоках Ингоды. А знаете, что нас может спасти? ЮАР! Пожалуй, я приведу цитату, которую озвучили ленинцу в администрации района: «Как мне объяснили в улётовской администрации, если ЮАР не согласится продать нам уран, то рудник около Ленинска будет. Это так Росатом сказал».

И не факт, что уран пойдёт на ядерное оружие для защиты наших рубежей. Думается, пойдёт он как раз за эти самые рубежи по хорошей цене. Так что уповаем всем Забайкальем на Южно-Африканскую республику!


Бывалый охотник Александр Горковенко демонстрирует соболя, на шкуре которого чётко видны странные проплешины. Даже невооружённым взглядом видно, что шкурка ценного зверька имеет дефекты. Таких в пунктах приёма пушнины не берут...


 


Все материалы рубрики "Темы"

Ольга Чеузова
«Читинское обозрение»
№29 (1357) // 22.07.2015 г.

Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Павел 10:31 16.08.2015
А почему этот вопрос беспокоит жителей только Улетовского района. Чита совсем рядом, по течению реки Ингоды... Я тоже против разработки урана в 150 км. от Читы!!!
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).