Записки опера. Часть V

Шекспир. Змей. Коммерсанты.


Роман Кириллов, ныне пенсионер, более 20 лет отслужил в ОВД. Сначала милиционером-бойцом ОМОН, криминалистом, затем опером по борьбе с экономическими преступлениями. И ему есть что вспомнить.


Шекспир
В органах внутренних дел есть такое правило – прежде, чем занять вышестоящую должность, кандидат должен пройти ЦПД – центр психологической диагностики. Заполнить кучу тестов, пройти беседу с психологом и посетить психиатра.

Как-то мне предложили занять вышестоящую должность. Я согласился. В то время я проживал в съёмной квартире. Простая такая «однюшка», без излишеств. На кухне плита, стол, пара табуретов. В комнате только диван. И всё. Ни телевизора, ни приёмника. Правда, я от этого не страдал, так как денег катастрофически не хватало, и у меня было чем заняться в процессе их поиска. Ментам тогда платили очень мало, и я, как некоторые из них, просто таксовал. 

В краткие, свободные, вечерние часы заняться было нечем. В этой квартире даже книг не было. Но однажды я заглянул в диван и обнаружил там сборник произведений В. Шекспира. За отсутствием альтернативы изучил творчество классика... Произведение «Отелло» как-то больше других запомнилось. 

Пришёл мой черёд проходить ЦПД. Тесты я удачно заполнил, баллы – выше среднего, а это хорошо. Просто для меня хорошо. Далее – беседа с психиатром. Сижу в очереди и жду. Среди таких же, как я, есть кандидаты на устройство, лица из числа гражданских. Иногда такие кадры, что аж мурашки по коже... Из кабинета выходит чувак, весь в недоумении. На вопросы очереди: «Ну, как?», говорит, что почему-то забраковали. Рассказывает: «Беседовали, а потом этот дохтур и спрашивает, типа: а как ты к алкоголю относишься? Я ему говорю, что нормально, закодировался уже! А он так бровью задёргал и сказал: «Всё, сынок, до свидания!». Дурак какой-то, а не дохтур!»...

Моя очередь. Захожу. Беседуем, врач зачитывает поговорки, а я объясняю ему их смысл. Дурацкое занятие. Потом не менее дурацкое – он показывает картинки и просит то лишние убрать, то их значение рассказать. 

В конце беседы врач задаёт вопрос:
– А вы книги читаете?
– Да.
– Какое произведение прочитали в последнее время?
– «Отелло», Вильяма Шекспира.
–  ???

Врач смотрит в мои документы, а там: прапорщик милиции, боец ОМОН, участник БД, контузия... Не верится ему, что такие люди могут читать, а тем более мировую классику.
– Вы действительно читали «Отелло»?
– Да, это так.
– И что же вы почерпнули нового для себя из этого произведения?
– Видите ли, дело в том, что Дездемона умерла не от асфиксии, как принято считать, а от проникающего ножевого ранения в область грудной клетки.
– ???
– В конце пьесы Отелло придушил Дездемону, но она не умерла. Он видит, что она дышит и со словами: «Так умри же!», вонзает ей в грудь кинжал. И всё.

Он что-то бормочет, почти не слышно. А я интересуюсь: 
– Что вы говорите?
– Налицо профессиональная деформация личности, но это нормально... с ваше послужив...

Специалист начинает думать, что это последствия контузии, и пытается выяснить причину моего внимания к Шекспиру, ещё внимательнее читая медицинскую карту. Когда я начинаю рассказывать про диван и оказавшийся в нём сборник серии «Классики и современники», он напрягается, стучит резиновым молоточком мне по ногам, водит им перед моим носом... Я чувствую, что ситуация нехорошая. Вспоминаю случай, произошедший с моим коллегой, когда тот проходил ЦПД, и решаюсь рассказать о нём врачу, чтобы поднять его настроение и разрядить обстановку. 

Коллега тоже на момент беседы с психиатром прошёл все тесты. Но врачом была женщина. Молодая, симпатичная и вся в золотых украшениях. Большие золотые серьги, кольца почти на каждом пальце, цепочка на шее, с большой подвеской. Декольте и, в общем, вся яркая такая. Так вот, когда они начали разговор про пословицы, тётя попросила разъяснить ей такую: «Не всё то золото, что блестит». На что мой товарищ, недолго думая, заявил: «Ну, это я так могу объяснить – есть девушки, такие с виду красивые, и ухоженные, и в золоте, а как присмотришься – г...о, а не человек!». Тут врач взбесилась и начала на него орать: «Что вы себе позволяете?! Сам ты урод!» и всё такое. А он и не про неё говорил, просто объяснил пословицу, как мог. Крик был страшный, и сам начальник военно-врачебной комиссии прибежал. Конфликт уладили, но тёте самой тогда помощь психолога понадобилась, и она уже психиатром на ЦПД с тех пор не работала.

Я думал, что мы вместе посмеёмся. Ну, не знал я, что эта тётя его дочей будет... Её карьере пришёл трындец в виде моего товарища, а у него самого, вот прямо сейчас, возникла тупиковая ситуация: омоновец-интеллектуал. Это как чёрное, только белого цвета...

Потом он завёл беседу о мотивации выбора службы в милиции... Лучше бы он не спрашивал, а я бы не отвечал. Он думал, что дело в зарплате, но когда узнал её величину и то, что нам её задерживают, а после моих слов, что я пришёл в милицию, чтобы справедливости в этом мире было больше, его порвало на тысячу маленьких психиатров. Они хором мне сказали, чтобы я валил из кабинета.

Я вышел и сел на скамейку в коридоре. Какой-то прапорщик из УИН, сидевший рядом, спросил меня, как успехи. Я поделился. Прапорщик подбодрил меня и рассказал свою историю.

После сдачи всех тестов он, как положено, пришёл к психиатру. Когда разговор подходил к завершению, доктор показал ему картинку, на которой были изображены: зонт, арбуз и нож. Психиатр попросил тестируемого определить лишнее. Прапорщик выбрал арбуз. Тогда доктор попросил объяснить такой выбор, на что прапор заявил: «Остальные предметы являются колюще-режущими!».

И он прошёл ЦПД. Я тоже прошёл. Многие проходят. И, наверное, у всех, прошедших ЦПД, к психиатру имеется больше вопросов, чем у него к тестируемым.

Змей
Как-то заехала к нам в управление комиссия из Москвы с целью найти чего-нить в деятельности нашей нехорошего и водки попить на халяву. Встретили их, накормили, напоили, расселили... Отдохнув, решили члены комиссии строевой смотр устроить. До нас (сотрудников управления), по секрету довели, что, как обычно, неожиданно, в 07.00 завтра сыграют «тревогу». 

На следующий день, не дожидаясь оповещения, все прибыли пораньше, некоторые даже до объявления сигнала «тревога». Личный состав был построен во дворе управы в форменной одежде, с противогазами и «тревожными чемоданами». Все сотрудники, находившиеся в строю, были пересчитаны по головам. Количество прибывших устроило членов комиссии. Но они на этом не успокоились. Решили проверить содержимое «тревожных чемоданов». 

ТЧ – это по сути не чемодан, а рюкзак, в нём должно быть: комплект нижнего и тёплого белья, предметы гигиены, фонарь, запас пищи на сутки, посуда для её поглощения и т.д. Такой есть у каждого сотрудника и валяется где-нибудь в дальнем углу кабинета. Иногда во время дежурств или ещё каких-либо обстоятельств сухпай подъедается, ложки-кружки тоже идут в повседневное обращение, короче, почти всегда ТЧ находится в разукомплектованном состоянии. В случае неожиданной проверки владельцы таких ТЧ поступали просто – меняли бирки на рюкзаках. То есть, брали укомплектованный ТЧ, принадлежащий сотруднику, который в данный момент отсутствует, и лепили на него бирку со своими данными. 

Так вот, решили москвичи проверить содержимое ТЧ нескольких сотрудников на предмет соответствия требованиям приказа. Одним из проверяемых оказался начальник отдела делопроизводства и режима управления в звании полковника. Когда к нему подошли и дали команду на осмотр содержимого ТЧ, он был спокоен. Стоит, значит, товарищ полковник в строю, в форменной одежде, противогаз на одном плече, ТЧ на другом и глазом не моргнёт! Не боится он москалей! Исполняя команду проверяющих, ставит рюкзак перед собой, а они начинают осмотр его содержимого... Сначала проверяющий ржёт, а потом со словами: «Товарищ, полковник, вы что, Змей-Горыныч? На хр... вам два противогаза?», достаёт из ТЧ ещё один противогаз! Через некоторое время, проанализировав содержимое ТЧ, проверяющий заявляет: «Мало того, что он двухголовый, так ещё и странной ориентации!» и достаёт из ТЧ женский лифчик! Ржали все участники смотра, как кони. Просто в подразделении товарища полковника работают одни женщины, и он был абсолютно уверен в их дисциплинированности, а тем более в соответствии их ТЧ всем приказам. Когда он выбегал из кабинета, тоже прилепил свою бирку на чужой рюкзак...

Коммерсанты
Дежурство в ночь. «Любимый» район – Остров. Прошло уже несколько часов, а подвигов всё нет – это плохо, но и происшествий нет – это хорошо. 

Ближе к четырём часам ночи решаем немного поспать. В принципе этого делать нельзя, но в районе тихо и, если осторожно, то можно. Чтобы нас не «спалил» кто-нибудь из числа ответственных от руководства, решаем спрятать машину подальше от глаз и от дороги. Едем под мост через Ингоду, там фонарей нет, и никто не шастает. 

Наша патрульная машина – обычная «шестёрка» белого цвета. Ни надписей, ни полос, ни каких-то других отличительных знаков. Матюгальник под капотом, маяки с магнитами под сиденьем. Задние стёкла тонированные. На нас головных уборов нет, поверх формы чёрные бронежилеты, которые закрывают погоны. Если не приглядываться внимательно, то в темноте не сразу в нас можно узнать сотрудников милиции. 

Едем тихо, не спеша, по ухабистой дороге. Уже почти подъехали к мосту, как вдруг из темноты выходит парень лет 18-ти и машет рукой, как такси останавливает. Я подъезжаю к нему, опускаю стекло. 

– Мужик, хочешь денег срубить по-быстрому? – спрашивает. Я повеселел, чувствую, подвигом пахнет, только ещё непонятно, каким.
– Я не против, а что надо?
– Да так, несколько коробок товара перевезти нужно. Я коммерсант, и этот товар до точки надо доставить. Если денег не хватит, товаром рассчитаемся.
– Ладно, показывай, чего и откуда везти.

Парень кивает под мост, как раз в то место, где мы покемарить хотели.
– Товар там, подъезжай, я туда! – и рванул под мост.

Понятно. Чувак принял меня за таксиста, ребят (нас трое в экипаже) он не видел по причине темноты и тонированных стёкол. 

Подъезжаем на место, фары не гашу и двигатель не глушу (чтобы не разглядели нас и не услышали). В свете фар куча коробок с «товаром»: вино, водка, соки, сигареты, продукты. Заказчик такси и его компаньон стоят рядом с коробками и демонстрируют объём работы. Оба перепачканы пылью и известью. Я про себя улыбаюсь – так всё просто, даже не верится! Ребята сидят в машине, у них автоматы. У меня же пистолет, бронежилетом прикрытый. Я выхожу и открываю багажник: «Грузите сюда, остальное в салон. За несколько ходок перевезём всё в лучшем виде!». «Коммерсанты» хватают коробки и грузят в багажник. Мы принимаем «коммерсантов» тихо и без шума. Эти дебилы не сразу поняли, откуда ещё два таксиста взялись, и почему они сами уже в браслетах.

«Коммерсантов» доставили в отдел. «Товар» перевезли туда же. В конечном счёте, пришлось пять раз за «товаром» под мост мотаться. «Коммерсанты» оказались людьми бесчестными и обещанных денег нам не заплатили. Такое количество коробок жулики издалека приволочь не могли. Ясно, что они подломили магазин или склад, расположенный поблизости.  

Поспать в эту ночь нам так и не удалось. До утра объезжали все магазины и склады, которые находятся в районе, искали источник происхождения ночного товара. Утром в дежурную часть пришёл владелец магазина «Водолей», что в метрах трёхстах от моста, и заявил о краже. Оказывается, наши ночные благодетели часто шастали по подвалам. В одном из подвалов, который расположен в жилом доме, прямо под магазином «Водолей», друзья обнаружили строительный дефект, устранив который, они попали прямиком в торговый зал и из магазина под мост лихой товар таскали часа три. 

Они же не знали, что в милиции работают настоящие профессионалы, с большой буквы «П». И над их головами уже занесён меч правосудия. Любой жулик, только замыслив худое, тут же становится объектом внимания правоохранительных органов. Так было и в этом случае. Как только злоумышленники проникли в подвал жилого дома и стали ломать перекрытия, умелыми и профессиональными действиями экипажа милиции, под моим чутким руководством, были предприняты исчерпывающие меры по нормализации оперативной обстановки в районе преступления, целью которых стала разработка участников преступной группы, совершавшей зловещее преступление в подвале. Силы всех оперативных служб были стянуты в район места преступления. Апофеозом операции стало блестящее задержание лжекоммерсантов.

Вру про операцию, конечно, но надеюсь, что наши жулики думали именно так! Во всяком случае, владелец магазина точно так и подумал. В порыве благодарности, по своей душевной доброте и от чувства бескрайней любви к милиции, он презентовал каждому из нас по бутылке коньяка. Презентованный коньяк был опробован нами сразу же после окончания дежурства, под тем же мостом, на берегу Ингоды, но уже при лучах солнца и в хорошем настроении.

Все материалы рубрики "Читаем"

 


Роман Кириллов
«Читинское обозрение»
№33 (1413) // 17.08.2016 г.


Вернуться на главную  страницу

 

Обсуждение
Павел 06:04 24.08.2016
Молодца Рома
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).