«Рэмбо: Последняя кровь»

Часть II


Часть I

В сентябре этого года на экраны кинотеатров мира (и Читы) возвратился герой, порождённый в эпоху свирепствующей «холодной» войны... В 1985 году он стал в угоду заокеанским политикам и милитаристам зловещим идеологическим символом мощи и «демократии» для стран – противников США. В первом же своём кинопоявлении он тоже воевал. Но то была совсем другая война. Он воевал против... войны, против равнодушия, ненависти своих соплеменников и даже против себя самого. И не он пролил первую кровь..

Сегодня мы продолжаем историю появления мировой классики «боевого» драматического кинематографа – работы режиссёра Тэда Котчеффа (с участием нестареющей мегазвезды Сильвестра Сталлоне), международно-народной картины «Первая кровь», известной также как и «Рэмбо-I». 

Лишь верёвка – страховка...
Съёмки будущего кинохита «Первая кровь» начались в Британской Колумбии (граница США и Канады), в городке Хоуп (Надежда), в середине декабря 1981 года, когда столбик термометра не поднимался выше 3°C. Первой снимали сцену в горах, когда полицейские загоняли Рэмбо на край утёса, он останавливался только тогда, когда его взгляду открывалась пропасть. «Всё, что мы смогли придумать, это обвязать одну из моих ног верёвкой. Конечно, это ничего не решало: если бы я сорвался, то по инерции просто разбил бы голову о край скалы», – вспоминал Сталлоне.

Правда, боль и Тот Самый прыжок
Со спуском по отвесному склону дело пошло труднее. Сталлоне предстояло висеть над обрывом на высоте 15-ти метров, полагаясь только на силу рук. Но никому и в голову не могло прийти, что вертолёт, с которого по Рэмбо вёлся прицельный огонь, станет причиной ухудшения и без того несладких условий. Ветер, поднимаемый винтами, встречался с потоками воздуха из ущелья и создавал сильнейший циклон. Учитывая, что погода и так стояла не летняя, одетого лишь в брезентовую накидку Слая оставалось только жалеть. 

Выполнять легендарный прыжок со стены ущелья на растущее внизу дерево пришлось дублирующему Сталлоне каскадёру. Сцена всё равно требовала крупных планов, поэтому само приземление было разбито на три этапа: в двух первых сквозь ветки падал трюкач, а в последней уже сам Слай. В поисках эффектного ракурса Котчефф успел сделать три дубля, прежде чем неудачно прыгнувший Сталлоне не сломал себе ребро. Упав на землю, Рэмбо сильно повредил руку. Поскольку ребро актёра дало трещину, сыграть боль оказалось несложно. 

Самозашивающийся солдат
Для одной из небольших, но впечатляющих сцен в фильме гримёры сделали Слаю роскошный кровоточащий шрам, который казался таким реалистичным, что актёр решил проверить его в действии. Прямо во время обеденного перерыва Сталлоне пришёл в местный городской травмпункт и попросил дать нитку с иголкой. Под «раненой кожей» была размещена ампула с кровью. Санитары начали убеждать Слая принять обезболивающее, а он просто начал «со смаком» зашивать рану у них на глазах. Один из здоровенных парней в белых халатах хлопнулся в обморок... Медики Хоупа до сих пор вспоминают этот случай...

Опасности: Лёд. Грузовик. Туман...
Впрочем, риска для жизни на съёмках было куда больше, чем веселья. Сталлоне сам исполнял большинство трюков, в том числе и мотоциклетную погоню. Сцена не репетировалась перед съёмками, поэтому для Слая образовавшаяся на дороге наледь стала неприятным сюрпризом – в кадре отлично видно, как время от времени его заносит. Буквально в этот же день группа чуть не потеряла главного актёра – один из местных игнорировал выставленное оцепление и выехал на своём грузовичке на дорогу, едва не сбив Рэмбо. 
Местные условия также не баловали киношников. В горах темнело рано, поэтому снимать удавалось только с девяти утра до трёх часов дня, после этого в лесу ничего не было видно. Каждый член группы получил строгий наказ: не отходить от площадки дальше, чем на 45 метров – в постоянном тумане среди одинаковых камней и деревьев было очень легко заблудиться, а на поиски человека могло уйти несколько дней. 

«Спартак» дезертирует
Однако и «человеческий фактор» выкинул неожиданный фортель. Мэтр Кирк Дуглас, с лёгкостью давший в Лос-Анджелесе согласие на участие в картине в роли полковника Траутмана, явился в горы со сценарием, сплошь исчёрканным карандашом. Вечный «Спартак» был уверен, что нашёл несколько отличных драматических ходов, например: полковник с рокерской банданой на голове «мочит» врагов плечом к плечу с Рэмбо и т.п. Эпизоды, разумеется, выглядели идиотично и рушили всю стройность повествования. Продюсер заявил Дугласу, что изменений не будет. «Спартак» молча развернулся и уехал в Лос-Анджелес. Съёмки застопорились. 

Новый полковник
Ночью 12 декабря 1981 года канадский театральный актёр Ричард Кренна проснулся от телефонного звонка. На том конце провода его агент заявил, что актёр может исполнить роль полковника Траутмана в экранизации романа «Первая кровь». Плохая новость, что съёмки уже послезавтра, причём где-то «у чёрта на куличках». Ночью, в понедельник, 14 декабря Ричард Кренна прибыл в городок Хоуп, а днём уже примерил китель полковника и вошёл в кадр (см. главную иллюстрацию – фото вверху, слева).

«Ты чо, меня не уважаешь?»
Как было уже упомянуто, съёмочной группе так и не удалось заработать благосклонности жителей городка Хоуп, составляющих большей частью работяг лесорубов и пролетариев здешнего лесопильного завода. Сложнее всего киношникам давались посещения баров. Местные приходили сюда прямо с бензопилами и не слишком радовались незнакомым лицам. Брайну Деннехи (исполнил одну из главных ролей – «антагониста» Рэмбо – шерифа Тиззла – см. фото вверху) и нескольким техникам однажды даже пришлось поучаствовать в драке с применением тяжёлых пепельниц и столов, а Сталлоне упорно никто не желал узнавать в лицо. Как-то раз, задержавшись после обеда в полном гриме, он и сам чуть не попал в переделку – какой-то здоровый мужик, отдыхавший вместе с девушками, решил угостить его виски, но услышал отказ. Изумлённый наглостью чужака громила завёл типичную международную «песню»: «Ты чо, меня не уважаешь? И чо же ты пьёшь?» «Кампари с содовой»?». Драки было не миновать, если бы не уверенный взгляд вошедшего в образ Слая и здоровенный нож, лежавший перед ним на стойке бара.

Тот самый Нож и спички
Этот, ныне знаменитый «нож Рэмбо», разрабатывался специально для фильма. Настоящие ножи американских спецназовцев не имели с ним ничего общего, но перед изготовителями была поставлена конкретная задача – сделать инструмент для выживания, предназначенный для разных задач. Поэтому в нём нашлось место всему: аптечке, спичкам, компасу и лезвию. Были там, кстати, и рыболовные крючки и даже мини-запас соли + несколько высококалорийных конфеток-драже – но это в фильме не фигурировало. 

Кстати, о спичках! Все сцены скрывающегося в шахтах Рэмбо были сняты только при естественных источниках света – спичках и факеле, изготовленном из куска смоченной в бензине тряпки, обмотанной вокруг лезвия ножа. А одна из этих сцен вообще снята при помощи всего трёх спичек! 

Из блондинов в... (о грызунах-актёрах)
Крысы, карабкающиеся по Рэмбо-Сталлоне в пещере, были самыми настоящими. Надо заметить, в исходном романе зловещих грызунов не было. Вместо них Рэмбо натыкался на гнездо летучих мышей. Но съёмки преподнесли сюрприз: летучие мыши практически не поддавались дрессировке, поэтому их нужно было на что-нибудь заменить. После недолгих размышлений выход был найден: крысы. Но когда помощник режиссёра отправился на их поиски, оказалось, что единственные грызуны в округе – это лабораторные крыски. Белого цвета. Киношники вздохнули и всех ...перекрасили!

Мёртвый Рэмбо, или «Режиссёр, я тебе всю ... изукрашу!»
К концу съёмок у авторов начали возникать разногласия с финалом картины. Режиссёр Котчефф и продюсер проекта Марио Кассар настаивали на гибели главного героя ленты: Рэмбо умирал от выпущенной полковником Траутманом пули. Слишком уж много травм, физических и душевных, он получил от шерифа Тиззла. Исполнитель главной роли Сталлоне активно протестовал. Победили режиссёр и продюсер. Однако жизнь показала иное. После монтажа и озвучки был устроен тест-просмотр «Первой крови» в Лас-Вегасе. Зал великолепно реагировал на происходящее, но когда Рэмбо погиб, воцарилась гробовая тишина. И тут на весь зал раздался чей-то раздражённый голос: «Режиссёр, если ты сидишь в этом зале, я тебе всю морду изукрашу!». Концовку, к удовлетворению Сталлоне, срочно поменяли. 

Триумф и «экшн» в полста минут 
Летом 1982 года право показа картины «Первая кровь» рвали друг у друга прокатчики десятков стран. 22 октября «Первая кровь» стала сенсацией для миллионов зрителей. Сталлоне наконец-то доказал злопыхателям, что, во-первых, в состоянии вырваться из клетки образа «вечного» боксёра Рокки, созданного им в 1976 году в одноимённом фильме и его продолжениях. Во-вторых, актёр создал новый драматический образ с яркой запоминающейся «фактурой». Но самое главное – «Первая кровь» определила развитие жанра. Кассар, Котчефф и Слай первыми показали бесконечный экшн: никто до них не делал 50 минут безостановочного боя и не умудрялся заслужить репутацию жестокого, драматического фильма всего с одной (!) экранной смертью (и та, скорее, по причине несчастного случая – качнулся полицейский вертолёт, и стрелок выпал из него). Фильм Тэда Котчеффа и его главный герой стали культовыми, затем, как и положено, обросли продолжениями, подражаниями, пародиями и, как положено «народной» картине, даже анекдотами.

Киновраг СССР и его союзников
К сожалению, спустя три года, продолжение «Первой крови» – откровенно антисоветская и антивьетнамская картина «Рэмбо: Первая кровь 2» подложило этому остросоциальному, по-существу, антивоенному произведению даже не «поросёнка», а большую «хавронью». 

Сегодня не каждому известно, что сценаристом (в соавторстве со С. Сталлоне) этой развесистой, хотя и захватывающей антисоветской «клюквы» был ныне легендарный мэтр мирового кинематографа ...Джеймс Кэмерон («Чужие», «Бездна», «Титаник», «Аватар»)! Оголтелая антисоветчина была основой и третьей части приключений Рэмбо в 1988 году, где главный герой на стороне «благородных» душманов в горах Афганистана крушил русских парней. Использованный заокеанскими политиками и замараный по уши в их грязных идеологических игрищах киногерой, несмотря на приличную для того времени «кассу» свыше 123 миллионов долларов, предпочёл надолго исчезнуть с экранов.

Реабилитация
Фильм Котчеффа «по инерции» в глазах цензуры (причём не только советской) также угодил в разряд «антисоветских».

Лишь в 1990 году «Первая кровь» была окончательно «реабилитирована» в СССР и прошла с успехом на экранах кинотеатров, тем самым картина Тэда Кочеффа окончательно укрепилась и заняла своё достойное место в «золотой сотне» лучших фильмов мира.

P.S. Спустя 20 лет после «афганского» «Рэмбо III», занявший кресло режиссёра уже опытный Сталлоне, не желая быть игрушкой в руках идеологов, рискнул вернуть своего персонажа в мир, сделав его «аполитичным». Успех в январе 2008 года «Рэмбо IV» вдохновил Сталлоне. 19 сентября 2019 года его нестареющий и несокрушимый персонаж вновь явился в мир (и город Читу) защищать «униженных и оскорблённых» на территории США и Мексики в фильме «Рэмбо: Последняя кровь». Впрочем, неугомонный Слай уже сделал заявление, что «Последняя кровь» совсем ...не последняя!

Все материалы рубрики "Синескоп"

 


Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед

Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№42 (1578) // 16.10.2019 г.



Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
# 08:54 23.10.2019
Спасибо за статью.
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).