Храм, который плачет

Успенская церковь в селе Калинино — духовная рана Забайкалья


Дискуссия вокруг Старо-Читинской Михайло-Архангельской церкви всколыхнула в памяти наших читателей ещё один наболевший вопрос — судьба Успенской церкви в селе Калинино Нерчинского района, 1712 года постройки.


О чём молчат разрушенные храмы?
О чём молчат развалины церквей?
Они немы, но всё ж — не бездыханны.
Ведь своды их хранят тепло свечей.

                              Игорь Пёрышкин


О реконструкции Успенской церкви говорят уже много лет, а в 2012 году у этого здания даже появилась вполне себе реальная надежда на жизнь. В своё время существовал проект по восстановлению храма Успения Божьей Матери в селе Калинино.

— Это решение было во многом связано с позицией Читинской и Петровск-Забайкальской митрополии, по решению которой организован благотворительный марафон, — рассказывает участник проекта, заслуженный архитектор России и Читинской области Виктор Кулеш. — Люди живо откликнулись на предложение о восстановлении храма, начался сбор денег. Средств было собрано немало — в печати появлялись такие цифры, как 11-13 миллионов. Власти региона и РПЦ также активно поддерживали идею восстановления, а сам владыка Евстафий вместе с Равилем Фаритовичем (Гениатулиным — авт.) были сопредседателями комитета по восстановлению этого уникального памятника архитектуры. Когда собрали указанную сумму, владыка сделал заявление, что этих средств достаточно для того, чтобы начать восстановление храма. Собранная сумма должна была стать той основой, на которой бы базировалась дальнейшая работа. Мы создавали проект восстановления здания, не учитывая какие-то детали. Безусловно, было невооружённым глазом видно, что процесс полной реставрации колоссально дорогой, однако нам было важно остановить губительный процесс разрушения здания. Мы считали, что это самое главное, а всё остальное — потом: если люди увидят, что собранные их силами средства не осели в карманах чиновников, что процесс восстановления святыни идёт, то они и в дальнейшем откликнулись бы на участие в благом деле.

Кирпичики, которые согреют душу
В те годы была развёрнута достаточно масштабная акция по восстановлению храма, в которой активно принимал участие и Виктор Иванович, организовывая множество встреч со студентами. Ребята, по его словам, проявляли немалый энтузиазм.

— Они спрашивали о том, как принять участие в этом благом деле, — рассказывает он. — Я им говорил: «Вот приедешь, два кирпича очистишь, чтобы снова их положить в кладку, вот и помощь уже существенная. Ты эти два кирпича сделаешь, а они тебя потом всю жизнь согревать будут, поскольку ты сделал богоугодное дело».

У участников проекта действительно была идея разобрать разрушенные участки кладки, очистить намоленные веками кирпичи и снова положить их на место. Люди очень активно откликнулись на призыв о помощи, в том числе и молодёжь. По словам Виктора Ивановича, у них даже был договор с военными, что те развернут на месте работ палатки, организуют горячее питание и транспорт. Конечно же, восстановлением такого уровня памятников должны заниматься профессионалы. Однако содействие людей, участвующих во вспомогательных работах, никто не отменял. Тем более, это вызвало такой энтузиазм, в том числе и потому, что была поддержка на высоком уровне. Публикации на эту тему в прессе тогда запестрили заголовками типа «Восстановят древнейшую каменную церковь Забайкалья», «Забайкальская общественность собирает деньги на восстановление храма». Вот-вот, совсем немного, и в церкви можно будет уже проводить службы...

Под другим углом зрения
Именно в это время владыку Евстафия переводят в другую епархию, на смену ему приходит молодой епископ Владимир, и вопрос с реконструкцией стал рассматриваться совершенно под другим углом.

— Считаю, что епископ Владимир занял абсолютно неправильную позицию, — продолжает Виктор Кулеш. — Он пригласил из Рязани экспертов, которые составили смету на триста миллионов рублей, хотя наш проект предусматривал тридцать. Безусловно, 300 миллионов куда лучше, чем 30, но кто же их нам даст? Если вы проедете по центральной России, то увидите, сколько там брошенных храмов, которые, судя по своей архитектуре и творческому решению, когда-то были великолепны. Не исключено, что какие-то федеральные деньги там будут, но не здесь, не у нас. Единственным нашим спасением было восстановление храма на народные деньги. Но всё это рухнуло. Получается, людей просто обманули. Теперь епархию возглавляет епископ Димитрий, а воз и ныне там. Получается, что с такой помпой организованное благое дело церковное начальство свело на нет, чем опровергло принцип преемственности. Думаю, если бы епископ Евстафий остался служить здесь, всё было бы сделано.

Духовная рана Забайкалья
Что же сейчас? А сейчас Успенская церковь в селе Калинино гибнет. Когда-то учёные-археологи опасались, что в ходе строительных работ могут быть безвозвратно утрачены уникальные артефакты, наверняка сохранившиеся на территории храма. Они торопились до начала работ провести необходимые археологические исследования. «Немного времени остаётся до того момента, когда сюда придут строители, большегрузная техника», — читаем публикации 2012 года на эту тему.

Не правда ли, напоминает стиль газет советских времён застоя? Однако, с одной лишь разницей — в те времена большинство из громких проектов, затеянных энтузиастами, всё же успешно выполнялись. Судя по всему, это не тот случай.

Когда-то Виктор Кулеш и другие учёные предупреждали, что разрушение храма пойдёт ускоренными темпами, потому что проблема, связанная с основанием под фундамент, нарастает.

— Это видно уже сейчас, когда упал один купол, когда над трапезной были вынуждены обрушить свод, поскольку он стал просто-напросто опасным, когда почти полностью разрушено перекрытие над алтарём и так далее и тому подобное. Стали раскрываться трещины на колокольне и в самом здании. Храм гибнет, — констатирует заслуженный архитектор России.

Какие страшные слова, не правда ли? Ведь они относятся не к какой-то бездушной типовой пятиэтажке и даже не к просто уникальному памятнику архитектуры. Это же святыня, в которой звучали молитвы наших предков, когда-то пришедших на эти территории.

— Это первый каменный храм от Байкала до Тихого океана. Казалось бы, он должен иметь большую значимость и для России в целом, поскольку его постройкой она утверждала, что пришла на эти территории всерьёз и надолго. Очень обидно наблюдать, как он пропадает, хотя сейчас восстановить его ещё можно. Это настоящая духовная рана и для Забайкалья, и для православной России в целом, — говорит Виктор Кулеш.

Понятно, что восстановление храма — дело нелёгкое, требующее колоссального вложения средств и сил, а прежде всего — волевого решения властей. Конечно, всегда найдутся бездушные, не исключено, что и профессиональные, люди, которые скажут о том, что уже поздно что-либо предпринимать. Но как трудно с этим смириться! Может быть, о полной реставрации Успенского храма говорить в данной ситуации очень смело, но каких-то действий по его спасению от полного разрушения на протяжении веков он заслужил. Посмотрите на этот храм. Лично мне кажется, что он плачет...

Читайте также: "Куча кирпича в наследие?!"

Все материалы рубрики "Задело"

 


Екатерина Скороход
Фото с сайта
zabaikalie-top.livejournal.com

«Читинское обозрение»
№46 (1686) // 10.11.2021 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).