Удар по геологии

Часть II


Часть I

В первое воскресенье апреля в России отметили День геолога. Забайкалье многим обязано людям этой профессии. Это они с давних пор изучали и укрепляли минерально-сырьевую базу нашего традиционно горнорудного края. Но могли бы сделать ещё больше, если бы в тридцатые годы двадцатого столетия не был нанесён тяжёлый удар по развитию отечественной геологии. «Врагами народа» тогда делали специалистов, чьими усилиями создавались основы для развития промышленности, а советская геологическая наука заняла одно из ведущих мест в мире.

Естественно, те события не обошли стороной и геологов, так или иначе связанных с Забайкальем. О некоторых из них мы продолжаем свой рассказ.

Болгарский министр
В сентябре 1923 года в Болгарии произошло вооружённое восстание. Болгарская компартия и Коминтерн подняли его против правительства, которое возглавлял премьер-министр Александр Цанков, будущий лидер болгарских фашистов.

Восстание было жестоко подавлено. Тысячи людей погибли или попали за решётку. Многие были вынуждены покинуть страну. В их числе оказался молодой школьный учитель-коммунист Йовче Смилов Йовчев (1902 – 1991). Пройдя болгарские и турецкие тюрьмы, он перебрался в Советский Союз. Там он вступил в ВКП(б) и по партийному призыву стал студентом Московской горной академии. Поскольку её разделили на несколько отдельных вузов, Йовчев окончил Московский геологоразведочный институт. Получил диплом инженера-геологоразведчика.

Его назначили руководителем группы по изучению редкоземельных элементов при Главном управлении по геологии СССР (бывший Геолком). В начале 1930 годов он возглавлял экспедиции, которые вели поиски циркона на Кольском полуострове, урана и радия в Средней Азии, урана, тория и золота на Южном Урале, а также крупную комплексную экспедицию по разведке монацитового месторождения в Восточном Забайкалье.

Монацит (монацитовый песок) используют как сырьё для промышленного получения металлов церия и тория. Оттенки этого редкоземельного, слабо радиоактивного минерала варьируются от желтоватого до красновато-бурого и от серого до чёрного. Знаменитый «сиреневый камень» — чароит, который встречается в среднем течении реки Чара, тоже принадлежит к группе монацита. В Забайкалье монацит содержат, например, кварц-вольфрамитовые жилы Букукинского месторождения неподалеку от посёлка Турга Оловяннинского района. Борщовочные месторождения монацита на одноимённом хребте, расположенном к югу от реки Шилка от её истока до устья, ещё до революции исследовал геолог Константин Матвеев, один из основателей Уральской школы минералогов и геохимиков.

Известный читинский геолог Сергей Кузнецов, убитый в октябре 1918 года при неизвестных обстоятельства в Томске, стал первым, кто указал на существование в Забайкалье радиоактивных минералов. В том числе монацита в районе Новотроицких промыслов возле современного Балея. В тех краях работала и экспедиция, которой руководил болгарин Йовче Йовчев. В развитие её работы детальную разведку монацитовых песков в Балейском районе, содержащих до десяти процентов тория, в сороковые годы производил иркутский геолог Пётр Хренов.

Результаты этих исследований были реализованы на практике. С 1949-го по 1964год в посёлке Новотроицке действовало секретное предприятие №1084, где получали торийсодержащий концентрат для производства атомной бомбы. Его отправляли на Урал. Но позже появилась уран-плутониевая технология для получения этого грозного оружия массового поражения. Поэтому предприятие №1084 закрыли и разрушили. Однако надлежащую рекультивацию не провели. И хотя законсервировали хранилище отходов и попытались очистить промышленную площадку от радиации, но и после этого осталось немало загрязнённых участков. К тому же радиоактивный монацитовый песок ранее использовали в строительстве при штукатурке внутренних помещений, отсыпке дорог. По сведениям уроженца Балея, доктора геолого-минералогических наук из Иркутского госуниверситета Алексея Королькова, экологическая монацитовая проблема до сих пор выделяется как наиболее опасная для жителей его родного города. Её надо решать.

Но вернёмся к нашему герою. В 1933-1934 годах Йовче Йовчев руководил совместной экспедицией Института прикладной минералогии (ИПМ) и Всесоюзного научно-исследовательского геологического института (ВСЕГЕИ) в Забайкалье, на Алтае, в Западных Саянах. Были открыты месторождения столь необходимых стране металлов: тантала, ниобия, вольфрама.

Как сказано в некоторых кратких биографиях Йовчи Йовчева, с 1931-го по 1946 год он занимался разведкой редкометалльных месторождений в CCCP. Но это далеко не вся правда, ведь болгарский геолог почти целое десятилетие был лишён свободы. Его арестовали в 1937-м. После осуждения в мае следующего года отправили на Колыму. Его подневольный труд сначала использовали на лесоповале, затем — по специальности. Работал геологом-съёмщиком и поисковиком — по нерудным полезным ископаемым. Отмечают его важную роль в обеспечении сырьём выпуска стеклянной продукции в Магаданской области. В посёлке, который так и называется — Стекольный — до сих пор используют для производства стекла местные запасы вулканического пепла, обнаруженные Йовчевым в 1941 году.

…После окончания Второй мировой войны на далёкой родине Йовчева стали формировать коммунистическое правительство. Лидер новой Болгарии Георгий Димитров, вернувшийся из СССР в Софию, вспомнил о геологе, которого знал лично. Ведь в своё время именно по указанию Заграничного бюро ЦК БКП Йовчев был вызван в Москву. При поддержке и по рекомендации болгарских коммунистов его назначили на ответственную работу в советской геологии.

В 1947 году обретший свободу Йовче Смилов Йовчев вернулся на родину, где не был уже двадцать лет, и сразу погрузился в напряжённую работу. Более двух десятилетий он возглавлял геологическую службу своей страны — Главное Управление по геологии и охране земных недр, затем Комитет по геологии при Совете Министров Народной Республики Болгария. Стал академиком Болгарской Академии наук. Руководил Научно-исследовательским институтом геологии. Издал пятитомный труд «Полезные ископаемые Болгарии», десятки статей и монографий, посвящённых методике поисков и разведки минерального сырья. Стал лауреатом Димитровской премии, кавалером множества орденов.

В СССР его тоже не забыли. В ноябре 1955-го он был реабилитирован. Его работа отмечена званием «Почётный разведчик недр».

88-летний геолог скончался в Софии 23 октября 1990 года.

Все материалы рубрики "Страницы истории"

 

 

Сергей Забелин
Фото из архива автора
«Читинское обозрение»
№16 (1708) // 20.04.2022 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).