Из Забайкалья в Америку

11 января 1770 года Бенджамин Франклин впервые отправил в Америку ревень... из Забайкалья


11 января 1770 года Бенджамин Франклин впервые отправил в Америку своему другу Джону Бартраму из Лондона овощ, который до того там не был известен. Сам он, один из будущих отцов-основателей США, в тот период был посланником американских колоний.

Овощем тем был ревень, который поступал в столицу Российской империи, а оттуда во многие европейские королевские дворы... из Забайкалья!

В те времена корень ревеня с успехом применяли при различных воспалительных заболеваниях, но, главное, в малых дозах порошок из ревеня обладал закрепляющим действием, то есть останавливал понос. А вот в дозах больших, наоборот, играл роль слабительного. Помогал он и чистить печень. А если вспомним то количество и качество банкетов, на которых приходилось проводить время вельможам, то становится ясна ценность ревеня. Тем более что холодильников не было, а о культуре питания никто и не слыхивал. Расстройство желудков было бичом элит практически всех государств. И спасением был ревень.

Ещё первый историк Забайкалья, офицер Генерального штаба Владимир Андриевич, в 19-м веке написавший «Краткий очерк истории Забайкалья от древнейших времен до 1762 г.», обратил внимание на роль этого растения в истории нашего региона. И дело не только в том, что оно, наряду с серебром и золотом, было главным импортным товаром, получаемым Россией из Китая. Растение это, названное «ревень даурский», произрастало и в самом Забайкалье.

В 1695 году в Москву из поездки в Китай вернулся голландец Эверт Избрант Идес – близкий к соратникам Петра I Гордону и Лефорту. Во время этой поездки, с 1692 по 1695 годы, он изо дня в день вёл дневник. Описывая Нерчинск и его окрестности, он сообщал, что «вокруг города встречаются прекраснейшие цветы и травы, а также дикий ревень, или рапонтика, необычайной толщины и длины». Однако потребовалось время, чтобы эта информация дошла до царя.

И вот уже в сентябре 1697 года, находясь в Голландии, Пётр I направил в Тобольск только что назначенному воеводе князю Черкасскому приказ собирать у населения Сибири корни ревеня, отсортировывать их и тщательно хранить. В 1698 году, вскоре после возвращения из Европы, Пётр I сообщил воеводе уточнения: приготовленный для продажи ревень теперь обкладывали таможенными пошлинами наряду с соболями и чёрными лисицами. Царь также указал, что, ежели кто будет пойман с контрабандой, то тогда драгоценный ревень достанется казне и вовсе даром.

1 февраля 1701 года Пётр I дал «особенный наказ отправленному в Нерчинск воеводой стольнику Бибикову, чтобы он искал именно ревень копытчатый, да прямой, а не черешковый, велел бы его накопать и на солнце высушить кусками, как водится», сложить в мешки и сундуки, «чтоб не погнил и сила бы из него не вышла».

Пётр I первым же позаботился и о том, чтобы наилучший ревень использовать «к отдаче иноземцам» (на экспорт). В перечне товаров, принадлежащих казне (1711 г.), на седьмом месте значилась икра, на десятом ревень и только на 11-м хлеб.

В 1704 году Пётр I издал указ, согласно которому частная торговля ревенем запрещалась под страхом смертной казни. Смертная казнь за это преступление сохранялась и при императрице Анне Иоанновне, точнее при её правителе Бироне. А вот при императрицах Елизавете Петровне и Екатерине II, казнь была заменена пожизненной каторгой.

Ревень оказался в числе стратегических запасов России. Информация о количестве имеющегося в стране ревеня являлась государственной тайной. Особенно торговля ревенем с Европой процветала во времена правления дочери Петра I. «В царствование Императрицы Елизаветы Петровны, несмотря на возникновение недоразумений между пограничными русскими и китайскими властями, вызывавших частое запрещение пограничной торговли, казённый торг китайскими товарами составлял вескую статью государственного дохода, – писал Владимир Андриевич, – и правительство удерживало за собой монополию торговли теми товарами, которые представляли наибольшую пользу, именно ревенем и мягкой рухлядью (так называли меха – прим. авт.)».

Пришедшая к власти в 1762 году Екатерина II повелела через московский магистрат распродать всю ревеневую наличность, а что не выпили дома – отправить за границу и можно по дешёвке. И в 1764 году Сенат постарался продать казённый ревень. Этот товар требовался нескольким английским, берлинским и голландским купцам. Вскоре его и приобрёл Бенджамин Франклин.

Финал истории поставок ревеня из Забайкалья и через Забайкалье пришёлся на 19-й век. Проблема «стула» отечественной и европейской элит стала решаться иным способом. И при Александре II в 1863 году было приказано закрыть Кяхтинское учреждение по отбраковке ревеня.

Все материалы рубрики "Этот день в истории"

 


Александр Баринов
«Читинское обозрение»
№2 (1434) // 11.01.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Иннокентий 08:46 11.01.2017
Спасибо. Луч света в темном царстве Читинских интеллектуалов Советского разлива, вдолбивших в головы Забайкальцев, что до ссыльных декабристов здесь обитали только дикари.
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).