Режиссёр Рифеншталь

От «Олимпии», Гитлера, Африки и 100 лет. Часть II


Часть I

Продолжаем рассказ о кинематографисте с удивительной судьбой и долгой жизнью в 103 года, который своим талантом подтолкнул в своё время немало своих сограждан в ад – нацизм и Вторую мировую войну и который воспел гармонию, совершенство, красоту человека и окружающую его природу. Лени Рифеншталь – сценарист, оператор, фотограф, монтажёр, актриса и любимый режиссёр главного преступника XX века Адольфа Гитлера.

Фюрер идёт на выручку

В 1934 году из-за финансовых проблем были приостановлены съёмки второго фильма Рифеншталь, продолжающей пробовать себя как сценарист и режиссёр – «Низина», являющегося экранизацией популярной в то время в Европе одноимённой оперы. Оставшуюся без гроша в кармане Лени выручил её фанат Гитлер, любивший приключенческо-лирические картины на «альпинистскую» тему её участием: «Священная гора» (1926), «Большой прыжок» (1927), «Белое безумие» (1931). По его поручению Рифеншталь принялась за съёмку ещё одного фильма о IV съезде НСДАП (первой документальной лентой была «Победа веры» от 1933 года). И «Победа веры», и планируемый фильм щедро финансировались нацистской партией.

Самая опасная кинолента
Уникальные, не имеющие тогда аналогов в мире по масштабу, использованию съёмочной аппаратуры, техники, новых методов съёмок, монтажа, умело написанного сценария, использования музыки и таланта Рифеншталь, породили небывалое идеологическое киночудовище «Триумф воли». Его премьера состоялась в присутствии Гитлера 28 марта 1935 года в берлинском Уфа-дворце. 

Сама Лени уподобляла себя в то время Сергею Эйзенштейну, который тоже творил при сталинской диктатуре. Но она или лукавила, или заблуждалась. Эйзенштейн показал такого царя во второй части «Ивана Грозного», что Сталин предпочёл временно закрыть фильм, а затем перемонтировать. К Рифеншталь и её «Триумфу» это не подходило. Скучные партийные речи и толстых партийных бонз она явила миру не иначе как воинов легендарной Валгаллы, этаких Зигфридов – белокурых бестий с мечами. Самое интересное, что «Триумф воли» вообще не призывал ни к войне, ни к насилию. Он был призван показать могущество партии, созданной фюрером. В титрах так и говорилось: «Создан по распоряжению фюрера в честь двадцатилетия начала мировой войны, 16-летия начала германских страданий и 19 месяцев после начала германского возрождения. 1934 год. Партийный съезд». Фильм стал мощнейшим орудием пропаганды в руках НСДАП. В особенности примечательны сцены с хором членов «Рабочего фронта» и построения нацистских штурмовых и эсэсовских отрядов с их монументальной массовой маршировкой. 

За «Триумф воли» Рифеншталь получила Немецкую кинопремию за 1934/1935 год, премию за лучший иностранный документальный фильм на венецианском фестивале 1935 года и золотую медаль на Всемирной выставке в Париже в 1937 году. Интересно, что «Триумф» и по сей день считается самым действенным пропагандистским фильмом в мире. Неслучайно эта идеологически опасная кинолента остаётся под строгим запретом к показу в большинстве стран как на телевидении, так и в кинотеатрах.

Нацистко-кинематографический скандал
Для самой Рифеншталь «Триумф» обернулся не только «звёздами», но и «терниями» – дорогостоящие съёмки привели к тому, что было приостановлено производство других многочисленных нацистских фильмов. К тому же Лени требовала большое число операторов для съёмок своего фильма. Всё это привело к конфликту между ней и Геббельсом, улаживать который пришлось лично фюреру. Части вермахта, которые в 1934 году после смерти Пауля фон Гинденбурга впервые принимали участие в съезде НСДАП, в «Триумфе воли» были представлены недостаточно, поэтому Лени Рифеншталь пришлось снимать под нажимом нацистов чистую «заказуху» – 26-минутный короткометражный фильм «День свободы! – Наш вермахт!». Фильм был наполнен банальной пропагандой, а сама Лени назвала его «документальный принудиловкой».

Восхождение «Олимпии»
1935 год стал знаковым для Лени Рифеншталь – она встретилась с Карлом Димом, генеральным секретарём организационного комитета берлинских Олимпийских игр, которые должны пройти в 1936 году. Режиссёр заключила соглашение с кинокомпанией «Тобис» о съёмках «Олимпии» – будущего шедевра спортивного кино. Лени решила снять невиданный полнометражный документальный «спортивный» фильм с элементами художественного кино. Съёмки новой ленты начались ещё до открытия XI Олимпиады в Берлине. Работа в бешеном темпе продолжилась во время всех дней открывшейся 1 августа 1936 года в столице Третьего рейха международных олимпийских состязаний. 

После изнурительного монтажа отснятого материала длиной в километры плёнки новая картина Рифеншталь «Олимпия», состоявшая из двух частей, была настолько свежа и уникальна, что её успех, её техника, и способы съёмки спортивных состязаний стали классикой и в будущем неоднократно использовались многими «спортивными» режиссёрами документального и художественного десятков стран мира. Впрочем, повторить успех «гитлеровского» кинематографиста никому не удалось. Оживающая греческая статуя в прологе фильма, фрагменты марафона, гребли, метания ядра цитировались спустя десятки лет во многих фильмах о спорте, клипах, рекламе. «Олимпия» Рифеншталь – это по существу гимн совершенному человеческому телу. 

Глядя на «Олимпию» от 1936 года, зритель 2017-го ощущает нечто вроде лёгкого шока – съёмки настолько качественны, совершенны и реальны, что кажется, это происходит в настоящем. И только парад олимпийских команд, среди которых представители Венгрии, Италии, Румынии, Австрии, Германии делает привязку ко времени – улыбающиеся спортсмены вскидывают руки в нацистском приветствии. Им вторит публика на стадионе. Их приветствует радостный и совершенно не воинственный Адольф Гитлер. Среди флагов десятков стран реет красно-чёрно-белая свастика. Кошмаром какого-то дьявольского анахронизма веет от этих эпизодов...

«Хайль, Рифеншталь! И – вон из США!»
Намерения режиссёра Рифеншталь вновь совпали с направленностью нацистской пропаганды – культом здорового, сильного, преданного вермахту человека. Однако на этом близкие отношения с партийной верхушкой закончились. Своё дело для рейха фройляйн Лени сделала, теперь ему требовались обычные ремесленники. Тем не менее «Олимпия» получила Немецкую кинопремию 1937/1938 годов и десяток международных золотых наград на фестивалях. 

В ноябре 38-го Рифеншталь приезжает с «Олимпией» в Америку. Однако в день её прибытия в США из Европы пришло известие об еврейских погромах в Германии, печально известных как «Хрустальная ночь» (с 9 на 10 ноября). Реакция американской общественности последовала незамедлительно – «Нью-йоркская антифашистская лига», мэр Нью-Йорка Фьорелло Ла-Гуардия и комитет киноактёров призывали к бойкоту как «Олимпии», так и самой Рифеншталь. В Голливуде появляются антирифеншталевские плакаты с надписями: «Хайль, Рифеншталь! И – вон из США», «Лени, леди, наци» и т.п. 

Несмотря на это, Лени встретилась с режиссёрами, симпатизирующими Германии – Кингом Видором и Уолтом Диснеем, а также с отцом американского автомобилестроения Генри Фордом, известного также по своей книге антисемитского содержания «Мировое еврейство». Был устроен частный просмотр «Олимпии». Реакция была восторженной, но для проката в США «Олимпию» никто не купил. В Британии, следуя примеру Штатов, также отказались от показа «Олимпии». 

Позже – в 1956 году – голливудское жюри назвало «Олимпию» одним из десяти самых лучших фильмов мира.

Артисты из концлагеря
Кажется, только с началом Второй мировой войны Лени начала понимать, что происходит. Она спешно уехала в Испанию снимать свой второй художественный фильм – «Низину» («Долину»), по пьесе каталонского драматурга Анжело Гимера и одноимённой опере д'Альбера. В 1940 году запланированные натурные съёмки в Испании из-за войны пришлось перенести в Германию. Чтобы воссоздать дух Испании, в качестве статистов на съёмочную площадку Рифеншталь пригласила (выписала) 68 цыган из расположенного поблизости концентрационного лагеря Максглан под Зальцбургом. Впоследствии многие из этих «неарийских» статистов погибли от непосильного труда в лагере или были расстреляны. О дальнейшей трагической судьбе своих актёров Лени даже не догадывалась.

 В «Низине» Рифеншталь выступила, как и в своём первом фильме «Голубой свет» (1932), не только как режиссёр, но и как исполнительница главной роли. По причине болезни Рифеншталь натурные съёмки завершились только в 1943 году. Финансировался этот лирический фильм вновь имперским министерством экономики по личному распоряжению Гитлера. Лени снимала так, словно ничего не изменилось со времени «Голубого света»: ни в её жизни, ни в кино, ни в мире. Даже отказалась от цвета, считая чёрно-белую плёнку более выразительной. 

Неудавшийся хроникёр
Вторая мировая война заставила режиссёра Рифеншталь обрести ещё одну профессию – в 1939 году она оканчивает курсы фронтовых корреспондентов. Зверства нацистов в Польше привели её в ужас. Лени впервые увидела истинное лицо тех, с кем она связалась – нацистов. Поэтому, когда осенью 1944 года ей предложили снять фильм о линии Зигфрида – оборонительной линии против союзников, она отказалась от съёмок. Вследствие этого Лени окончательно поссорилась с Геббельсом и имперской Палатой по делам культуры, которые больше не давали ей средств для съёмок.

«Пособница нацистов» и её «лечение» 
В 1945 году после поражения Германии Рифеншталь арестовали оккупационные власти США по обвинению в пособничестве нацистам. Три года Лени провела в лагерях для интернированных, её немалое состояние было конфисковано. Состоявшийся в 1948 году суд учёл, что Рифеншталь никогда не была членом фашистской партии, снял с неё обвинение в пропаганде и поддержке фашистского режима, но признал «сочувствующей» нацистам. Клеймо фашистского режиссёра закрепилось за Лени. 

Интересен тот факт, что кроме суда 1948 года любимый режиссёр Гитлера перенесла в своей жизни порядка 50 других судебных процессов, вскоре после войны провела два года в одной из психиатрических клиник ФРГ, где её «лечили» от «нацизма» электрошоком, прошла курс «денацификации». При этом Рифеншталь приходилось постоянно оправдываться, что к политике и пропаганде идей национал-социалистической партии она и её фильмы не имеют отношения.

Лени в Африке: «чёрный фашизм»?
В 1950-е годы Лени пыталась вернуться в большой кинематограф, с ней соглашались работать Анна Маньяни, Брижит Бардо, Жан Маре, но ни один проект не был доведён до конца.

С 1956 года Рифеншталь заинтересовалась экзотическим континентом – Африкой. Снимала в Кении и Уганде документальный фильм «Чёрный груз» о работорговле. Много внимания уделяла фотографии. Новым увлечением Рифеншталь стали нубийские племена масаки и као, жившие почти в первобытных условиях. Особенно импонировало Лени восторженное отношение нубийцев к красивому человеческому телу. Восемь месяцев она прожила одна среди масаки. В 1973 вышел её 200-страничный фотоальбом «Нубийцы. Люди словно с другой звезды», а в 1976 – альбом «Нубийцы као», которые имели шумный успех и вновь вызвали обвинения Рифеншталь в фашизме. Критики доказывали, что негритянские фотографии Лени несли в себе фашистскую тоталитарную идеологию, поскольку пропагандировали здоровую плоть без изъянов. Мир Рифеншталь же не отражал болезней, уродства, старости. В критике даже проводилась параллель между чёрными телами негров и чёрной эсэсовской формой. XXI век с его сверхкоммуникацией – Интернетом довёл творчество Рифеншталь до полного абсурда – её африканские фото наполнили некоторые... порносайты! 

В 70 – под воду!
После неприятия африканских работ Рифеншталь ушла ещё дальше от людей, даже место жительство её не было точно известно. Новой страстью постаревшей, но по-прежнему энергичной, жизнерадостной Лени стал подводный мир. В возрасте 70 лет она освоила подводное плавание и в 71 получила удостоверение профессионального дайвера.

Она занялась съёмками под водой, и результатом трудной и даже опасной работы стал выпуск нового красивейшего фотоальбома «Коралловые сады». Рифеншталь продолжала нырять и в 90 лет. С 1974 по 2000 год она совершила более 2000 погружений. 

Будучи 100-летней фрау она сняла свой очередной и последний фильм о тайнах Индийского океана «Впечатления под водой». 

Без срока 103-летней давности
Время от времени Лени приглашали читать лекции молодым кинематографистам, награждали на фестивалях за «вклад в киноискусство», устраивали выставки её фотографий. Ещё в 1948 году МОК удостоил Рифеншталь награды за пропаганду спорта. 

Однако прошлое продолжало преследовать режиссёршу даже спустя 56 лет после разгрома нацистской Германии. Публичный показ её «Триумфа воли» на кинофестивале в Санкт-Петербурге в 2001 году вызвал скандал и бурю общественного негодования. Зато саму «бабушку Лени» журналисты встречали как героиню и выстраивались в очередь, чтобы взять интервью у человека, дружившего с Гитлером. Каждое публичное появление Рифеншталь вызывало серьёзнейшую дискуссию о взаимоотношениях художника и власти, а также неизбежно вызывали протесты. «Я не понимаю, что такое «фашистская эстетика», «когда художник творит, он не может думать о политике», – оправдывалась всю свою жизнь Лени. Что ж, не думать о политике можно, но сия позиция чревата тяжёлыми моральными последствиями. В массовом сознании талантливый и многогранный мастер кино и фотографии Лени Рифеншталь так и осталась придворным кинематографистом Гитлера. 

Художник всегда остаётся ответственным за то, что он сотворил. Но «история учит, что ничему не учит», и будущее отнюдь не застраховано от новых «рифеншталь». Может, уже сейчас стоит проявить бдительность? Будущие гении, помните об ответственности перед человечеством и историей! 

Все материалы рубрики "Синескоп"

 

 

Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед

Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№35 (1467) // 30.08.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).