От звонка до звонка

Корреспондент «ЧО» вернулся на один день в школу


Мало тех, кто не захотел хотя бы на день повернуть годы вспять и сесть за парту, за которой прятался, когда проходила проверка домашнего задания или, наоборот, тянул руку, чтобы первым дать ответ; войти в стены, где заводил новых друзей или терял старых после глупых ссор, которые казались безумно важными. Всем желающим накануне Международного дня учителя предлагаем окунуться в школьную пору.

Вновь оказаться в коридорах, которые во время перемен превращаются в непроходимую бурную реку из детей, пытающихся пробиться к кабинетам любой ценой, оказывается трудным испытанием, особенно, когда сталкиваешься с ним, только переступив порог образовательного учреждения. До начала первого урока ещё около двадцати минут, а холл средней школы №45 Читы уже забит учениками разных возрастов. Все переговариваются, что-то кричат, размахивают руками в небольшом помещении, грозя заехать кому-нибудь по лицу. И над всем этим хаосом возвышается директор. Догадаться нетрудно, что чем ближе к нему ученики, тем спокойнее и скромнее они себя ведут. Он окидывает внимательным взглядом школьников, оценивает их внешний вид и поведение, делает для себя какие-то выводы и пропускает стремящихся к знаниям детей по коридорам к классам. Парадный холл за считанные секунды опустошается, а гам волнами распространяется по храму знаний.

Причины, заставляющие детей прийти за полчаса до звонка на урок, разные. Кто-то хочет поскорей рассказать друзьям о том, как прошёл вчерашний день. Есть те, кто испугался опоздать на уроки, поэтому пораньше вышел из дома. И, конечно, как всегда, находятся «списывальщики». Расположившись поудобнее на подоконнике с чужой тетрадью в руках, они аккуратно выводят ответы на домашнее задание, будто сделали его вчерашним вечером, а не впопыхах перед уроком. Время от времени они отрывают голову от тетрадок, оглядываются по сторонам в поисках тех, кто бы мог их застукать за этим постыдным деянием, и вновь продолжают скрипеть карандашом по бумаге или выводить буквы шариковой ручкой.

Девятиклассники, у которых по расписанию первым уроком стоит обществознание, приходят заранее приготовиться к предмету. Они обсуждают предстоящий день, доставая из небольших компактных сумок, как фокусник кролика из шляпы, пенальные принадлежности, учебник и тетради. Как у них всё это туда помещается, не понятно. 
– У какой группы сегодня английский? – раздаётся на весь класс звонкий девичий голос. 

Кто-то из её одноклассников после вопроса на секунду отвлекается от своего дела и тут же возвращается к нему, бросая, что информатика сегодня у второй группы, а у первой, в которую и входит сама вопрошающая, соответственно английский. Девочка успокаивается, а вот парень, который стоит рядом с ней, в немой панике озирается по сторонам (видимо, перепутал предметы). 

Гомон в классе прерывает юношеский, только начинающий ломаться, голос. Его обладатель пытается узнать, задавали в прошлый раз что-нибудь или нет. Повезло – домашнюю работу можно успеть сделать устно, а забытый учебник – взять у соседа по парте.

Перед началом урока в кабинет заходит классный руководитель девятиклассников. В этом году им сдавать основной государственный экзамен, а значит, надо знать, факультативы по каким предметам им нужны.

– Кто, какие экзамены будет сдавать по выбору? Вы можете потом их изменить. Это пока предварительный опрос.
– Физику и, возможно, химию, – отвечает один из парней. В классе смешок – мало кто верит, что их одноклассник осилит именно эти экзамены.
– Историю и обществознание, – отвечает девочка, сидящая за первой партой. 

Классный руководитель быстро записывает предметы.
– Не знаю ещё. Мне главное – математику сдать, – раздаётся голос с задней парты.

Звенит звонок. На две минуты раньше начала занятия он предупреждает: пора спешить в кабинет. «Списывальщики», не успевшие закончить работу, в панике ускоряются, переходя на другой почерк. Звонок звенит повторно. На этот раз уже сердитее, будто подгоняя неторопливых школяров. Коридоры остаются пустыми. Их заполняет тишина, нарушать которую кажется преступлением. Любой шорох или скрип отдаётся эхом едва ли не по всей школе. В отдаленье слышно, как с глухим стуком закрывается дверь за последним опоздавшим.

Девятиклассники рассаживаются. Класс большой, почти все парты заняты. Кто-то молча стоит в ожидании, когда учитель разрешит сесть, другие, видимо, ещё не отошли от перерыва и продолжают разговаривать, испытывая терпение преподавателя. Наконец, последние смешки и шепотки прекращаются, и Анна Викторовна Эпова – молодой педагог, преподающий историю и обществознание, разрешает классу сесть.
– Поднимите руки те, кто собирается сдавать обществознание. Это пока предварительно, но мне нужно знать, кого ждать на факультатив.

В воздух взлетают руки большей части класса, в том числе тех, кто ещё пару минут назад собирался сдавать физику.
– Проще записать тех, кто не сдаёт, – комментирует учитель такую активность. – Вы можете ещё передумать.
– Нет, нет, нет, мы точно не передумаем, – перебивая друг друга, заявляют учащиеся.

Пока Анна Викторовна фиксирует имена тех, кто должен присутствовать на факультативах, девятиклассники повторяют домашнее задание. Кто-то умудряется делать его на ходу, чтобы не угодить в двоечники.
– Кто готов отвечать? – спрашивает учитель. Все молчат. Избегая прямого взгляда на учителя, ученики пытаются сделать вид, что они «невидимки». Но ничего не выходит, приходится давать ответ наполовину с домашней подготовкой, наполовину с импровизацией.

Учитель доволен ответами, градус напряжённости в классе спал, ученики заметно расслабились. Те, кто был не готов и их не спросили, вздохнули с облегчением, не скрывая радости. Но проверка «домашки» – начало. Впереди изучение новой темы.

Звонок с урока звучит так же неожиданно, как и на него. Все тут же начинают собираться и переговариваться. Тишина, царившая в коридорах во время урока, рассыпалась, как разбивается вдребезги витрина магазина, в которую хулиганы бросили камень. Мальчишки и девчонки помладше, которые ещё в прошлом году учились в начальной школе, тут же, как только открылась дверь кабинета, побежали по коридорам, оставляя позади кричащих дежурных. Законы старшей школы им ещё не понятны. Желая растратить накопившуюся за 45 минут энергию, они гоняются друг за другом, играя в «пятнашки», сломя голову носясь по коридорам, пока особенно ловкий дежурный не поймает нарушителя спокойствия за руку и не поставит около стены рядом с собой, чтобы было удобнее следить за маленькими хулиганами. А те, постояв немного рядом со стеной, аккуратно, бочком, продвигаются подальше от дежурного, чтобы спустя несколько минут вновь умчаться по коридору.

Второй урок Анны Викторовны. Обществознание, но на этот раз у пятиклассников. По сравнению с девятым классом дети ведут себя более активно. Охотно отвечают на заданные вопросы, пытаются показать, как усвоили предыдущую тему. Перед тем как сказать что-то, они обязательно поднимают руку.

– Старшие классы учить намного проще, чем среднее звено с 5-го по 9-й. Люди, которые приходят в 10 класс, уже знают, чего хотят, зачем они учатся. Пятые классы ещё для родителей это делают, а с 7-го по 9-й вообще не понимают, для чего учатся, – скажет позже наедине Анна Викторовна. – У меня сейчас 45 часов нагрузки (норма – 20 часов в неделю – прим. авт.). Две смены. Плюс свой класс. К урокам готовлюсь по ночам либо во время перемены в школе, – смеётся молодой учитель.

Перемены не очень большие, самая длинная – 20 минут, а обычные – по 10. Как за такое время отключиться от школьного гама и собраться мыслями?..

Жизнь учителя – это множество бумажных завалов, проверка контрольных работ и тетрадей (в особенности – у учителей русского языка и математики). 
– У меня два девятых, один десятый, три пятых, два шестых, один седьмой, один восьмой, и это только если по истории и обществознанию считать. За год, наверное, больше суток уходит на проверку контрольных работ среднего звена.
– А как разбирать письменные задания, ведь почерк у всех разный? – интересуюсь у Анны Викторовны.
– Со временем привыкаешь. Даже если слово неправильно написано, схватываешь по контексту. У одной девочки был ужасный почерк. Я её работы напоследок оставляла, потому что после них за тетрадки больше браться не могла. На её почерке я натренировалась и теперь любой легко разбираю.

Остаток дня решаю провести в начальной школе. Это словно другой мир. Такое ощущение, что чем меньше школьник, тем больше у него энергии... 
– Учебный день начинается с 8 утра. К этому времени дети приходят ещё спящими, но на переменах они оживляются и быстро входят в учебный процесс. Первый класс ещё адаптируется, они очень сильно устают. Родители жалуются, что многие приходят домой – кто-то спит, кто-то просто вялый. Они друг с другом ещё только знакомятся и называют пока не по именам, а просто «мальчик» и «девочка», – рассказывает Ирина Геннадьевна Кашуба, учитель младших классов школы №45. В этом году она в очередной раз приняла первоклашек. – Ребятишки приходят подготовленными. Фигуры геометрические, буквы – всё знают. Есть несколько человек, которых спрашиваешь, они по слогам могут что-нибудь прочитать, но многие просто буквы знают, не читают. Дети разные. Есть такие, которые приучены к порядку в семье, а есть те, кого приходится поправлять где-то, к новым правилам приучать. 

В начале года в школах бывают нестыковки в расписании. Так произошло и сегодня. На пятом уроке первоклашки должны были пойти на урок ИЗО/музыки. Но выяснилось, что на это время назначен урок ИЗО/музыки у второго класса. Таким образом, у малышей выдалось окно. Пошли в столовую на обед – чего времени зря пропадать. 
– По всей школе идут уроки, поэтому нужно вести себя как можно тише. Не разговаривайте, пожалуйста, и держитесь в строе, – попросила малышей учитель. Они покивали, встали по парам. Пошли. Но не удалось сделать и пятнадцати шагов, как дети загудели. Остановились. Ирина Геннадьевна предложила сыграть в «молчанку». Но и её надолго не хватило. Так и шли до самой столовой с остановками через каждые два метра.

...Побывав один день в школе, я будто вернулась в своё ученическое прошлое. Вспомнилось, как мы сказывались больными, чтобы прогулять контрольную, вели «войны» между классами, играли в «лавовый пол» на «продлёнке», ругались между собой, вплоть до разделения коллектива на два враждебных лагеря, а потом мирились под грозным взглядом классного руководителя. Во время учёбы никогда не задумывались о том, насколько тяжело приходилось учителям мириться с нашим отвратным поведением. На переменах мы, как сумасшедшие, рассекали по коридорам, сбивая всех, кто окажется на пути, а на уроках из положенных 5 из 45 минут тратили на приветствие, потому что находился тот, кто постоянно болтал...

Спасибо нашим учителям за их труд, терпение и за те знания, которые они нам дали! Надеюсь, нынешние школяры через годы искренне смогут сказать то же самое.

Все материалы рубрики "Дети"

 


Ирина Комогорцева
«Читинское обозрение»
№39 (1367) // 30.09.2015 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).