Поколение помешанных

Если человек дорос до того, чтобы совершать взрослые преступления, он должен нести за это взрослую кару


Через десятки или сотни лет учёные наверняка будут изучать наш период общественного состояния как период коллективного помешательства. Потому что внешне здоровые люди ведут себя как буйнопомешанные, которым неведомы законы общежития, человечности и элементарной порядочности.

16-летний парень ворвался в магазин и стал гоняться с ножом в руке за женщинами, сотрудницами магазина. Двоих очень серьёзно ранил. Когда, уже в полиции, его стали спрашивать, зачем он всё это сделал, современный Митрофанушка, студент колледжа(!), спокойно ответил, что «ему захотелось посмотреть, как умирает человек». Несколько дней спустя 15-летний подросток зарубил топором всю свою семью – у него, видите ли, были «неприязненные отношения» с ними...

Нет слов, чтобы выразить всё возмущение, возникающее при подобных происшествиях. Кого же мы с вами вырастили, господа-товарищи? Существ в человеческом обличии, умеющих жрать и получать от жизни самые примитивные «удовольствия», которым абсолютно наплевать на всех, кто вокруг?

И, главное-то, дело ведь не в социальном статусе их семей – так ведут себя не только дети алкоголиков, но и отпрыски весьма известных семейств. Мы так старательно ограждаем их от неудобств и жизненных потрясений, что сформировалось поколение юнцов, не признающих никаких иных высших соображений, кроме собственного «я так хочу!» и «плевать мне на всех!». Разумеется, есть и другие ребятишки, с другим миропониманием, другими духовными и жизненными запросами, с другим интеллектом – но всё-таки своим чудовищным эгоизмом, своей безжалостностью, цинизмом первые навязчиво и нагло лезут в глаза.

В первые годы советской власти по приказу Феликса Дзержинского сажали в тюрьмы и даже расстреливали за особо тяжкие преступления тех, кто не достиг совершеннолетия. Тогда был разгул преступности, и логика чекистов была жестока и проста: если человек дорос до того, чтобы совершать взрослые преступления, значит, он должен нести за это взрослую кару. Об этом можно спорить сколько угодно, но вал преступности был остановлен.

Что сейчас? Самое чудовищное, самое циничное преступление тут же начинают списывать на какие-то неведомые «обстоятельства», «жизненные трудности». И всё заканчивается громким пуком.

Как с хабаровскими живодёрками – сначала 18-летние девицы утверждали, что им «ничего не будет», потому что они «из приличных семей», ну, а потом вдруг выяснилось, ко всеобщему облегчению, что девушки, понимаешь, психически нездоровы... Вот интересно мне: что же это за такое «психическое нездоровье», которое никак не мешало закончить этим выродкам среднюю школу, затем учиться в вузе? Удобная такая, ручная прямо-таки психиатрия.

При всех своих гуманистических воззрениях начинаешь мечтать о палочной дисциплине для особо выдающихся, и о самой жёсткой ответственности для всех, кто достиг возраста хотя бы 12 лет. Потому что становится очень неуютно при мысли, что же дальше-то будет, когда эти «выдающиеся» станут совсем взрослыми.

Все материалы рубрики "Разговор по душам"

 


Елена Стефанович
«Читинское обозрение»
№3 (1435) // 18.01.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).