Поручик, громивший генералов

Его имя там носят улицы и площади в Благовещенске и Хабаровске, его имя присвоено одной из станций Забайкальской железной дороги


Не знаю почему, но в Забайкалье ветераны партизанского движения времён гражданской войны как-то особо не ценили бывшего командующего Амурским фронтом Степана Серышева. В изданных в 1947, 1957 и 1960 годах сборниках воспоминаний и очерков, о нём практически ничего не сказано. А вот в Амурской области и Хабаровском крае он был признанным героем той войны. Его имя там носят улицы и площади в Благовещенске и Хабаровске, его имя присвоено одной из станций Забайкальской железной дороги, что находится в Амурской области. 

Может быть, всё дело в том, что он партизанскими командирами Забайкалья воспринимался чужаком, который не скитался с ними по тайге, не голодал, не сражался бок о бок с японцами, семёновцами и каппелевцами. Однако именно он как военачальник сыграл большую роль в разгроме войск белогвардейцев в нашем крае 100 лет назад в октябре-ноябре 1920 года. А потому стоит всё же рассказать об этом человеке насколько возможно полнее, чем это сделано в короткой справке «Энциклопедии Забайкалья».

В борьбе за власть Советов
Родился Степан Серышев 26 декабря 1889 года (7 января 1890 года по новому стилю) в селе Залари Иркутской губернии в семье плотника. По окончании сельской школы несколько лет был рабочим, став более развитым, чем его сельские сверстники. Когда началась Первая мировая война, его в 1914 году призвали в армию и, как достаточно грамотного, направили в 1-е Иркутское пехотное военное училище, которое он окончил в 1916 году, получив чин прапорщика. Некоторые историки считают, что в этом звании он и встретил революции 1917 года, однако другие пишут о том, что успел попасть на фронт, повоевать и стать поручиком.

Для него проблем политического выбора не стояло, уже в 1917 году Серышев стал большевиком. Когда фронт развалился, он отправился в родной Иркутск, где стал командиром красногвардейского отряда. Вместе с командующим красных войск поручиком Валерианом Дмитриевским, в 1905 году участвовавшим в революционных событиях в Чите, прибывшим из Красноярска прапорщиком Сергеем Лазо Серышев участвовал в подавлении декабрьского восстания юнкеров.

Потом опять же вместе с Сергеем Лазо весной 1918 года воевал с семёновцами на Даурском фронте. Летом же был направлен на Прибайкальский фронт, где его назначили начальником береговой и железнодорожной охраны. Участвовал в июльских боях. А когда ситуация на некоторое время стабилизировалась, подал рапорт об отпуске. 31 июля Сибирский верховный командующий Пётр Голиков подписал его «для исправления здоровья». Но стоило только Серышеву уехать, как белые перешли в наступление. И вскоре красные сдали Верхнеудинск (ныне Улан-Удэ), а потом и Читу. Все войска откатились в Благовещенск. При этом на совещании, проведённом на станции Урульга, было принято решение перейти к партизанским формам борьбы.

Как пишут краеведы Амурской области, с этого времени Степан Серышев «стал соратником Фёдора Мухина, председателя Амурского советского народного комиссариата». Но в том же 1918 году в одном из боёв он был ранен и попал в плен. В Благовещенской тюрьме он провел полтора года. Чудом остался жив. Только в феврале 1920 года его освободили партизаны, занявшие столицу Амурской области. И уже 24 февраля под его председательством прошло заседание президиума Военного комиссариата Амурской области, на котором принято решение о «реорганизации партизанских отрядов в регулярные части Красной Армии». Тогда в Амурской области была установлена Советская власть.

И Серышеву пришлось сражаться на границе Амурской и Приморской областей. «На востоке, под Хабаровском, сформировалось несколько хорошо дисциплинированных полков, — писал в своей книге «Партизанские отряды занимали города» активный участник гражданской войны в Забайкалье Яков Жигалин. — Основу их составляли приамурские партизаны из отряда Шевчука, а также колчаковские солдаты, перешедшие на сторону партизан. Душой этих частей был штаб и политотдел Восточного фронта Амурской области в составе С. Серышева (комфронтом), П. П. Постышева и С. Г. Вележева. Эти большевики проделали большую организационную и пропагандистскую работу и сумели создать крепкую 1-ю Амурскую стрелковую дивизию в составе 9 пехотных и 1 кавалерийского полков».

Командующий Амурским фронтом
Амурский фронт был образован в соответствии с приказом главнокомандующего Народно-революционной армии (НРА) ДВР Генриха Эйхе от 22 апреля 1920 года, между 1-й и 2-й Читинскими операциями НРА. Обе, как известно, завершились неудачей. Белым при поддержке японских войск удалось отстоять Читу. Партизаны Амурской области тогда в боях участия не принимали.

Летом в Амурскую область из Верхнеудинска была отправлена большая группа командиров и комиссаров, а на пост командующего фронтом в августе 1920 года вместо Дмитрия Шилова был назначен Степан Серышев. Они начали реорганизацию партизанских отрядов, превращая их в регулярные части.

20 августа Серышев издал приказ войскам Амурского фронта. «Братья народоармейцы! — говорилось в нём. — На основании приказа главнокомандующего всеми вооружёнными силами Дальневосточной республики т. Эйхе сего числа я вступил во временное командование народно-революционными войсками Амурского фронта». При этом комфронта подчеркнул, что НРА будет строиться «по типу родственной организации советской Красной Армии».

К началу 3-й Читинской операции НРА вооруженные силы Амурского фронта составляли: 1-я и 2-я Амурские стрелковые дивизии, Забайкальская кавалерийская дивизия в составе трёх бригад и 2-я отдельная кавбригада. Общая численность достигла 11500 сабель, 10 000 штыков при 35 орудиях.

Части НРА на западе от Читы были связаны Гонготским соглашением с японцами, а вот Амурский фронт был свободен от этих обязательств. 24 сентября комфронта издал приказ о сосредоточении сил фронта на читинском направлении. Всё было расписано детально для каждого подразделения. Был в нём и такой пункт: «Непосредственное руководство предполагаемыми операциями в Восточном Забайкалье беру на себя».

Ждали ухода японцев. И 15 октября, в день, когда последние эшелоны японских войск покинули Читу, был издан приказ Серышева о переходе в наступление. Расписав задачи подразделениям комфронта, отдельным пунктом подчеркнул, что инициатива не будет наказана: «Всем начальникам от эскадронного и ротного командиров до начдива помнить, что в современных условиях на пересечённом театре победа достигается главным образом искусным манёвром, обходом, охватом и выходом в тыл».

22 октября Степан Серышев не без гордости сообщал комиссару Амурской области Моисею Трилиссеру: «К 3-летней годовщине Октябрьского переворота войсками вверенного мне фронта взята Чита. Гады бегут в панике, сбрасывая эмблему насилия — погоны. Противник разбит на всех направлениях и бежит к Монголии, вслед послана кавалерия. Враг должен быть в корне уничтожен. План, выработанный штабом фронта, выполнен блестяще».

Интересно, что эту оценку подтвердил и генерал Рудольф Бангерский, отвечавший за оборону Читы. 19 декабря 1920 года газета «Дальне-Восточная Республика» со ссылкой на харбинскую газету «Русский голос» привела его слова: «И должно признать, проведена была эта операция красными партизанами талантливо и отчётливо».

Но не все белые бежали. Остатки трёх корпусов Дальневосточной армии атамана Григория Семёнова пытались закрепиться на крупных станциях Маньчжурской ветки (Оловянной, Борзи и Даурии). И поэтому в тот же день командующий Амурским фронтом издал приказ о наступлении в направлении станции Маньчжурия. Вновь всё детально расписано. При этом подчёркивалось: «Всем частям именоваться партизанскими отрядами, подчинёнными главштабу центрального Забайкалья. Частям называться по фамилиям начальников, например, повстанческая дивизия т. Попова (так должна была называться 2-я Амурская стрелковая дивизия НРА ДВР)».

К 1 ноября 1920 года Амурский фронт значительно усилился. Теперь он включал 38 тысяч бойцов, 60 орудий, 191 пулемёт, шесть бронепоездов и даже 10 танков.

Бои были тяжёлыми, с большими потерями для обеих сторон. Но 21 ноября последние части белых ушли в Китай. Войска под командой бывшего поручика разгромили части семёновских и каппелевских генералов.

Почему же бойцы тех сражений позже не вспоминали своего комфронта? Может, потому, что пока они сражались, он со штабом фронта находился сначала в Благовещенске, затем в Нерчинске и, наконец, в Чите. Но без штаба профессиональных военных победу одержать было бы невозможно. Степан Серышев к тому времени превратился в отличного военного специалиста. И это бесспорный факт.

Военспец
Приказом главкома НРА Генриха Эйхе от 8 ноября 1920 года Амурский фронт был переформирован во 2-ю Амурскую армию, которую Серышев возглавлял до декабря 1921 года. Теперь она сражалась на востоке. Потом ещё несколько месяцев бывший командарм был членом Революционновоенного совета НРА ДВР. Весной 1922 года его отправили в Москву на учёбу.

С сентября 1923 года по июнь 1924 года Серышев служил командиром 48-й стрелковой дивизии, потом пару месяцев был командиром 44-й дивизии, а с октября 1924 года по март 1926 года служил помощником командира 17-го стрелкового корпуса. Интересно, что в 1925 году его нашла заслуженная на Дальнем Востоке награда — орден Красного Знамени.

За это время он хорошо изучил не только особенности Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА), но и её проблемы, в том числе и в области вооружения.

Степана Серышева благодаря его опыту, знаниям и профессионализму назначили первым военным атташе Советского Союза в Японии. Правда, проработал он в стране Восходящего Солнца только год (такая уж тогда была кадровая политика). С октября 1927 года Степан Михайлович стал служить начальником Центрального Дома Красной Армии в Москве. Это было крупное не только культурное, но и идеологическое учреждение. Стоит напомнить, что именно на это время пришёлся пик борьбы Сталина с бывшим создателем РККА Троцким. На чей стороне был тогда Серышев, можно только гадать. Большинство его соратников по борьбе в Забайкалье и на Дальнем Востоке поддерживали Сталина, а многие военные — Троцкого.

Он неожиданно умер через несколько дней после того, как была отмечена 10-я годовщина создания Красной Армии, 29 февраля 1928 года. Ему было всего 38 лет. Урна с прахом бывшего комфронта захоронена на Новодевичьем кладбище.

Прошло 100 лет со времени последних боёв гражданской войны в Забайкалье, но до сих пор даже о главных действующих лицах тех событий известно крайне мало. Хотелось бы верить, что это недостаток будет ликвидирован.

Все материалы рубрики "Страницы истории"

 


Александр Баринов
Карандашный портрет Серышева из
книги «Таёжные походы. Сборник
эпизодов из истории гражданской
войны на Дальнем Востоке».
Издана в 1936 году.

«Читинское обозрение»
№48 (1636) // 25.11.2020 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).