Время боли

Памяти жертв теракта в Санкт-Петербургском метро


Неслучайно в предыдущих номерах «ЧО» я писала об ощущении нарастающей тревоги, о том, что вся нравственная составляющая общества (не только нашего, но и мирового) пропитана ощущением боли, беды, конфликта всех со всеми...

Когда неделю назад прошло сообщение о теракте в Санкт-Петербургском метро (да что это я, какой ещё Санкт-Петербург! Ленинград!), я ощутила сердечную боль. Не фигуральную, настоящую. И далеко не только потому, что в этом городе живёт мой племянник со своей семьёй, живут мои лучшие друзья – ударили в самое сердце моей России, подло и страшно.

Но я сразу сказала домашним: «Посмотрите, как достойно ведут себя люди! Гарь, дым, искорёженное железо, убитые и искалеченные люди, а пассажиры уже кинулись помогать тем, кто в беде. Ленинградцы!». Потом уже на всех телеканалах прошли сюжеты с места трагедии, и всё больше примеров человеческого великодушия, сострадания, готовности прийти на помощь становились достоянием широкой общественности.

Все эти дни душу не покидало ощущение боли, жалости к погибшим и пострадавшим и их близким, и – нарастающее чувство ярости. Как всё это могло произойти в большом городе, среди белого дня? Кто и где дёргает за ниточки, посылая сопливых пацанов «защищать исламские ценности», на которые никто нигде и не пытался нападать?

Не знаю, кто как, а я, когда по Питеру шли вызванные в Следственный комитет родители подозреваемого в теракте смертника, испытала чувство... непередаваемой боли и соболезнования. Никто из отцов и матерей не рожает и не растит своих детей для того, чтобы какие-то уроды сделали их живыми бомбами. И представить весь этот ужас – опознание своего ребёнка по оторванной при взрыве голове... нет. Не дай Бог никому из родителей такого!

По всему миру катится, громыхая и унося человеческие жизни, кривое колесо терроризма. Даже в самых, казалось бы, благополучных странах люди стали бояться грядущего дня. Зло сбивается в волчьи стаи, скалит кровавую пасть... Сегодня время солидарности и взаимной поддержки всех тех, кто не желает мириться с происходящим. И я согласна с теми, кто сегодня говорит: нельзя поддаваться страху, нельзя идти на поводу у сиюминутных чувств и ощущений. Даже если случится беда, нужно хотя бы не унижаться до ужаса, паники и истерии.

Иногда просто теряешься, не зная, как реагировать на происходящее рядом с тобой. И потому повторяю своим внукам: «Всё-таки главное – оставаться человеком. При любом раскладе! Что бы там вокруг нас ни происходило!». А вот это-то и оказывается порой самым трудным...

Наш народ пережил очень и очень многое. Но на всю жизнь я запомнила слова тогда ещё молодого поэта Михаила Вишнякова, с которым мы выступали на пограничной заставе во времена Даманского: «Ребята, если потребуется, дайте агрессорам такой отпор, чтобы они бежали без оглядки и навсегда забыли, что такое покушаться на нашу землю. Но! – будьте вы прокляты до седьмого колена, если сапог хотя бы одного из вас наступит на голову китайского ребёнка!».

Сколько лет прошло – до сих пор мороз по коже от этих слов, и гордость – за Вишнякова, за наших ребят-погранцов.

К чему это я вспомнила? Игиловцев всё же не так уж много по отношению ко всему исламскому миру. Не должны невиновные отвечать за преступления тех, кто пытается спрятаться за их спинами.

Все материалы рубрики "Разговор по душам"

 

 

Елена Стефанович
«Читинское обозрение»
№15 (1447) // 12.04.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).