Далёкий Тунгир

В Забайкалье охота наряду с рыболовством остаётся важнейшей сферой деятельности эвенкийского народа


Честно признаюсь, я не являюсь и никогда не был сторонником и любителем охоты. Но как бы мы ни относились к этому занятию в XXI веке, все понимают, что охота в прошлом была важной частью жизни человека.

Да и в наше время есть большие группы людей и даже целые народы, для которых охота имеет важное значение. Далеко не всегда это значимо для физического выживания, но может иметь огромное значение для сохранения традиций и культуры.

В Забайкалье, как и в нескольких соседних регионах, охота наряду с рыболовством остаётся важнейшей сферой деятельности эвенкийского народа — одного из коренных малочисленных (немногим более тысячи человек в Забайкалье) народов Севера. Жизнь эвенка постоянно связана с северной тайгой, которая при всей своей кажущейся неприветливости обеспечивала (а зачастую обеспечивает и сейчас) пищей, разнообразной утварью и даже доходом в виде продаваемых продуктов промысла.

Здесь охотник — такая же профессия, как учитель, врач или водитель автобуса. Разница лишь в том, что дилетант вряд ли окажется на месте врача, в то время как профессиональный охотник зачастую вынужден конкурировать с приезжими любителями, порой хорошо экипированными, имеющими качественный транспорт, но далеко не всегда знакомыми с азами культуры выживания в природе и, особенно, культуры природосбережения, которые местные жители впитывали «с молоком матери».

Неслучайно у нас выделяются большие участки тайги в виде так называемых территорий традиционного природопользования, где местные жители могут вести привычный образ жизни. Но такие территории, увы, недостаточно защищают охотников-эвенков от прихода горнорудных компаний, от вырубки лесов и браконьерства.

Вероятно, именно поэтому местные жители стали искать способы упрочения статуса своих территорий. Ещё полтора десятилетия назад в большой книге, посвящённой истории и географии Тунгиро-Олёкминского района, её авторы (Г.Е. Маслюков, В.С. Кулаков, А.В. Константинов) отметили и важность сохранения народных традиций и предложили создать в районе нечто вроде «природно-этнического парка», «целью которого станет организация охраны экологических воспроизводственных ядер популяций диких животных, сохранение уникальных биоценозов и развитие традиционных северных промыслов коренных народов».

«Природно-этнический парк» — слишком широкое понятие, которое отсутствует в российском законодательстве. Поэтому при обсуждении этой проблемы было предложено взять за основу такое понятие как заказник. Заказники — это тип особо охраняемых природных территорий, которые могут выполнять самые разные функции, разрешая одни виды природопользования и ограничивая другие. Так, создаваемый в Тунгиро-Олёкминском районе заказник «Ненюгинско-Гулинский» нацелен на приоритетную поддержку традиционного природопользования (включая охоту и рыбалку) для представителей местной эвенкийской общины. Именно в таком ключе только что прошли общественные слушания в далёком таёжном селе Гуля, стоящем на берегу Тунгира.

Эти места примечательны не только колоритом традиционного эвенкийского природопользования. Но об этом поговорим в следующий раз.

Все материалы рубрики "Заметки фенолога"

 


Олег Корсун
Фото автора
«Читинское обозрение»
№8 (1648) // 17.02.2021 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).