И в памяти такая скрыта мощь…

Вечер памяти забайкальской писательницы, журналиста Елены Викторовны Стефанович прошёл в Чите


В Забайкальской краевой библиотеке им. А.С. Пушкина состоялся творческий вечер памяти забайкальской писательницы, журналиста, члена Союза российских писателей, заслуженного работника культуры Читинской области Елены Викторовны Стефанович.

«В июне этого года печальное известие накрыло литературную Читу, всё читающее Забайкалье болью отозвалось на эту весть — не стало Елены Стефанович. Она ушла из жизни буквально за несколько месяцев до своего семидесятилетия» — такими словами началась эта встреча, на которую пришли друзья и близкие Елены Викторовны, представители молодого поколения писателей, а также все те, кто с теплом и восхищением вспоминает этого замечательного мастера слова, удивительную женщину со сложной судьбой и восхищается её талантом.



Встречи, оставшиеся в душе
С экрана звучит голос Елены Викторовны: «Услышав эти слова — «поэтесса», «писательница», я как-то всегда внутренне съёживаюсь, потому что для меня это просто слова. Я — человек, который творит и пишет… Когда на встречах с молодёжью меня спрашивают: «Как вы решили стать писателем?», я всегда отвечаю: «Никак не решила, просто пришло такое время, когда я поняла, что не могу не писать. Вы можете заставить себя не дышать? Писать — как дышать. Для меня это так. Я очень много раз говорила себе: «Всё, больше не пишу». Откладываю в сторону блокнот и ручку. Целый день не пишу, вечер не пишу, а потом ночью встаю и… пишу. Наверное, это предопределённость...».

Елена Стефанович родилась 24 октября 1951 года в посёлке Сусуман Магаданской области. В 1953-м её родители вернулись на родину отца, в Читу. И с тех пор она жила в этом городе, который считала своей единственной и настоящей родиной. С самого детства на её долю выпало столько испытаний, скольких хватило бы, наверное, не на одну книгу.

— Пишут, опять Стефанович оригинальничает. Но я не оригинальничаю. Желающие узнать мою жизнь в подробностях могут почитать мою автобиографическую повесть «Дурдом». Там всё правда, и нет смысла снова и снова повествовать о том, что в моей жизни было. У меня была очень непростая дорога в литературу, — говорила сама Елена Викторовна.

Елена Стефанович относилась к той редкой категории людей, которые умеют радоваться жизни и дарить тепло окружающим, несмотря на все невзгоды, которые ложатся на их плечи, и даже вопреки им.

— Я вырос в стойком ощущении того, что надо успевать жить и радоваться жизни в любых её проявлениях, — рассказывает Максим Стефанович, сын поэтессы. — Мама была невероятно добрым и щедрым человеком, как говорится, с душой нараспашку. Многие находили её резкой и взрывной, однако я-то понимаю, откуда взялась эта внешняя колючесть. Она была не чем иным, как самозащитой от этого, порой жестокого, мира. Может быть, с годами это и превратилось в свойство характера, однако мамина доброта на самом деле была безграничной. Она очень любила людей и тонко чувствовала их.

Вот и среди собравшихся в зале было немало тех, кому Елена Викторовна в своё время протянула руку помощи — кому-то в профессиональном плане, кому-то в бытовых неурядицах. Но у всех у них осталось стойкое воспоминание о ней, как о человеке поразительной душевной доброты.







Лена была человеком острым, с тревожной совестью и очень светлой и чистой душой, — рассказывает Лариса Семенкова. — Мы часто встречались на её уютной кухне, поскольку приходились родственниками, разговаривали, пели песни. Она поистине была настоящей русской женщиной, с сильным характером, многое в жизни смогла выдержать, сохраняя при этом свой свет. Лена умела и могла общаться с людьми разных поколений, и эти встречи оставались у них в душе. Мой сын и его одноклассники до сих пор помнят, как они, затаив дыхание, слушали стихи и рассказы о жизни из уст Елены Стефанович во время школьных встреч.

О том, что Елена Викторовна сама была благодарным слушателем, рассказал и актёр драмтеатра Евгений Нимаев:

Я давно был знаком с Еленой Викторовной и её творчеством, однако буквально год назад судьба сделала мне подарок — Валерий Викторович Попов предложил мне пойти к ней на день рождения. Я, конечно же, был очень взволнован, однако очень скоро понял, насколько простой и мудрый человек передо мной. Несмотря на свои статус и богатейший жизненный опыт, она была удивительно открытым человеком и очень благодарным слушателем. В ней совсем не было того назидательного тона, который зачастую встречается у маститых людей. Несмотря на то, что я редко исполняю свои песни вне сцены, тут меня, как говорится, прорвало. И Елена Викторовна слушала. И ей, похоже, нравилось. Именно она вселила в меня уверенность в себе, можно сказать, благословила меня, и с того времени я стал включать свои песни в мои концерты, на которых я чаще всего исполняю произведения Владимира Высоцкого и Виктора Цоя.

По признанию присутствующих на встрече, Елена Викторовна очень любила слушать песни под гитару. Её любимые тексты и музыка в исполнении Ларисы Семенковой, Евгения Нимаева и других не оставили никого равнодушным и наполнили зал атмосферой теплоты и уюта.





«Держи ответ за пройденные годы»
Первые публикации Елены Стефанович в областной прессе появились уже в 1966 году. Позже она писала о себе: «Когда-то, лет в тринадцать-пятнадцать, я рыдала от необходимости быть как все. Твердила, что я никогда не буду в толпе и толпой. Позже я поняла, что я не хочу быть личностью, о которую все спотыкаются как о придорожный камень. Мне искренне захотелось быть как люди, как все, и чтобы меня наконец-то оставили в покое…».

В одной из первых книг Елены Стефанович было опубликовано такое стихотворение:

Я не знаю, как это стало,
Чтобы чувства и мысли — штыком,
Просто боль в душе вырастала,
Превращаясь в колючий ком.
Просто много на сердце было
Мною выплаканных ночей,
Просто я ещё не забыла
Чьих-то жалостливых речей.
Просто… Только не знаю, просто ль?
Неизвестно самой: хорошо ль?
Людям душу выстлала простынью,
Кто-то выспался и… ушёл…


Её творчество пронизано торжеством максимализма, нравственных критериев, спорами с надеждой, мечтой, самой собой, и поэтому оно настоящее. Наверное, помимо огромного таланта, которым её наградил Всевышний, она унаследовала обострённое чувство справедливости и доброты, неизбежной ответственности за свои поступки, которое отнюдь не помогает процветать в нашем жестоком мире. Она любила детей и животных так, как можно их любить за их чистоту и искренность. Она понимала их, поскольку сама обладала редким на сегодняшний день чувством, имя которому Совесть. Её переживания, излитые на бумагу, сначала прожиты, а потом написаны.

Научиться писать стихи так, как это делала Елена Стефанович, невозможно, — говорит её друг, поэт Валерий Попов. — В ней было развито это поразительное умение слышать слово, при этом чувствуя и видя то, что не чувствуют и не видят другие. Так умеют дети. И не стоит её обвинять в том, что она показывала правду жизни. Пронзительные произведения Елены Викторовны лечат душу добром. Своими трагическими произведениями, такими, как «Дурдом», она показывает, что даже в самых бесчеловечных условиях можно и нужно оставаться человеком. К сожалению, эти проявления нашей жизни не исчезнут из-за того, что их перестать замечать.

Ниточка не оборвалась
— Елена Стефанович жива в своих произведениях, в своих многочисленных встречах с читателями в сельских клубах, больницах, на чабанских стоянках. Жива в памяти людей и её колонка в «Читинском обозрении», в которой она предлагала нам всем остановиться и посмотреть вокруг, — рассуждает Лариса Семенкова.

Об этом говорила и журналист Елена Князева, с которой поэтессу связывают годы дружбы:

В своей рубрике «Разговор по душам», с которой её связывает огромный пласт жизни, она мастерски, на примере обычной жизненной ситуации, показывала, где добро и зло, благородство и подлость, настоящий друг и продажный человек. Она заставляла всех нас думать.

На самом деле, с уходом Елены Викторовны газета потеряла ту частичку душевного тепла, которую несла её постоянная рубрика. В этом признаются и редакция, и многочисленные читатели, многие из которых покупали газету во многом потому, что в ней публиковалась Елена Стефанович. Радует, что ниточка не оборвалась совсем и эта фамилия продолжает украшать страницы нашей газеты. А главное — не только фамилия, но и размышления, пронизанные чувством справедливости, добром и всем, имя чему Совесть. Удачи тебе, Максим!

Все материалы рубрики "Читаем"

 


Екатерина Скороход
Фото автора
«Читинское обозрение»
№45 (1685) // 03.11.2021 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).