Будем взаимно вежливы

Почему явилась в нашу жизнь эта потрясающая своей наглостью зараза – распускать кулаки


Резанули по сердцу сообщения о нападении пациентов на врачей скорой помощи, об избиении медиков уже в приёмном покое – что-то не по нраву пришлось хмельному пациенту, и он принялся колошматить двух женщин-медиков, которые в итоге попали в реанимацию. И такое – в самых разных уголках страны.

Ещё на памяти моего поколения – представить хамское отношение к врачу, учителю, работнику милиции было невозможно. Хотя ситуации бывали всякие, но подавляющее большинство граждан знали, что можно делать, а чего нельзя.

Мне пришлось многие годы провести в хирургических стационарах Читы и Москвы. И больных довелось повидать всяких: пьяных и трезвых, молодых и старых. Но агрессии к тем, кто оказывал тебе помощь, спасал, – нет, такого не припомню. Даже конченые бомжи, привезённые в стационар из каких-нибудь кочегарок и подвалов, отдавали себе отчёт, что делать позволительно, а что – нет. Так когда и почему явилась в нашу жизнь эта потрясающая своей наглостью, хамством зараза – распускать кулаки, не заморачиваясь долгими соображениями о недопустимости подобного?

А началось это во времена достопамятной перестройки, когда всё, к чему привыкали мы с младых ногтей, рушилось и ломалось. Однажды кому-то стукнуло в голову, что тот же деятель культуры должен быть «всегда голодным», чтобы находиться в постоянном поиске, не заморачиваться соображениями высокой морали и нравственности. Так появились кордебалеты и ансамбли, солисты и танцоры, которых начали приглашать в бани и сауны, на домашние междусобойчики. А чего? Кто платит, тот и музыку заказывает.

Стало возможным зайти в школу к учителю своего шалопая, сунуть «барашка в бумажке» и ждать приличных оценок у ненаглядного оболтуса. А чего, заплатили же...

Именно во времена перестройки я была потрясена тем, что медики по многу месяцев могли не получать зарплаты, вместо этого им на работе могли навязать просроченный йогурт или весьма условно съедобную колбасу.

И – брали! Брали, несли домой, потому что голодали и сами медики, и их семьи. Знаю одну заведующую клинической лабораторией, которая тащила из дома на работу продукты, переданные родственниками из деревни, и варила огромные кастрюли супов и щей, потому что девчонки-лаборантки с ног от голода валились.

И вот тогда появилась когорта особых больных, которые с наглым хозяйским видом могли пройти в любое отделение и потребовать особого отношения к себе либо к своим друзьям и родственникам, потому что у них была возможность совать деньги замордованным врачам прямо в карман, а после этого относиться к доктору как к лакею: «Заплочено же!».

Вот так начался странный и страшный перекос в очень важных сферах жизни. Столкнулись крепкими лбами интересы тех, кто платит и потому ждёт к себе особого отношения, и интересы тех, кому платят. А достаётся, как водится, тем, кто вообще ни к чему не причастен.

Усвоить бы всем нам: будем взаимно вежливы. Для начала. А то ведь и жизни можно лишиться, не успев понять, за что...

Все материалы рубрики "Разговор по душам"

 


Елена Стефанович
«Читинское обозрение»
№17 (1449) // 26.04.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).