Свой Пушкин

24 мая – День славянской письменности и культуры (День филолога)


Пришла пора сказать о забайкальском учёном-филологе, бывшем декане филологического факультета, профессоре кафедры литературы, выпустившим несколько книг для школьных учителей книжек по забайкальскому фольклору, коллеге, у которого был «свой Пушкин». С ним он не расставался со студенчества, и лишь через много лет решил написать о нём большой исследовательский труд.

В руках я держу книгу «Пушкин и народная мифология» Виктора Степановича Левашова (2009). Совсем просто оформленная, книга по содержанию не уступит литературоведческим работам таких корифеев филологической науки, как Б.В. Томашевский, Д.Д. Благой, Р.В. Иезуитова, с которыми спорит автор.

Виктор Левашов был широко образованным человеком, хорошо знающим не только устное народное творчество, древнерусскую, русскую литературу 19-го века, но и современную литературу. Поражает глубина погружения в тему, которая, казалось бы, уже имела место в трудах пушкиноведов. С ними полемизирует читинский фольклорист, усматривая отдельные неубедительные доказательства.

Во введении автор пишет: «Обращение Пушкина к фольклору, к языку народа, его жизни, быту, обычаям, суевериям все исследователи связывают с задачей создания новой, подлинно национальной литературы…». Началом работы поэта по сбору интересующего его материала Виктор Левашов считает период южной ссылки (1820-1824). В период михайловской ссылки эта работа продолжается, идёт интенсивное изучение народной жизни: вещие сны, магия святочных гаданий, приметы. Дневниковые записи 1830-х содержат немало интересного материала об отношении Пушкина к суеверным воззрениям народа.

Особого внимания заслуживает глава 5, в которой раскрывается смысл стихотворения «Всем красны боярские конюшни», более похожего на простонародную балладу. Интересно, что произведение долгое время не публиковалось, т.к. найденный черновик был труден в прочтении и давал «крайне неточное представление о произведении в целом… И как «набросок» неизвестно какого года оно включалось затем во все дореволюционные собрания сочинений Пушкина. Точное прочтение черновика этого стихотворения было сделано лишь в 1926 году Б.В. Томашевским».

Через некоторое время установлена дата создания текста – август - первая половина октября 1827 года. Интригующе прослеживается связь пушкинского сюжета с сюжетом басни-притчи поэта-крестьянина Ф.Н. Слепушкина «Конь и домовой». Обращаясь к словарям Чулкова и Даля, Левашов замечает, что и тот, и другой «акцентируют внимание на особом пристрастии домового к лошадям – на заботливом отношении к любимым коням и жестоком обращении с нелюбимой лошадью. Названные моменты в перечне деяний домового выделены не случайно. Они являются устойчивыми сюжетными мотивами многих суеверных рассказов».

Используя огромный фольклорный материал, собранный за много лет в экспедициях по родному краю, учёный Левашов приходит к такому выводу: «Оказывается, до настоящего времени кое-где в разных регионах страны (от Русского Севера до Забайкалья), в фольклорном репертуаре местных старожилов ещё сохраняются былички и бывальщины, основу содержания которых составляет традиционный сюжетный мотив «Домовой заботится о лошадях». И этот краеведческий аспект является одним из ценных моментов монографии, делает её текст неповторимым.

В 8-й главе звучит не менее увлекательный рассказ о «Гусаре» как «самом значительном в русской литературе образце простонародной баллады». Владея знанием жизни, имея в друзьях не одного гусара, Пушкин рисует «случай из его жизни». Роль рассказчика автор передаёт своему герою – истинному гусару, «умудрённому богатым жизненным опытом «служивого», поклонника «горелки», «молодиц-молодушек», любителя прихвастнуть, поразить собеседника невероятной байкой».

В заключении книги автор отмечает, что «в первой трети 19-го века в русской литературе на почве развивающегося романтизма возникает устойчивый интерес к фантастике поверий, особенно к мотивам и образам народной демонологии… Эта романтическая литература отображала не только суеверные воззрения народа на окружающий мир, но и некоторые специфические особенности его художественного мышления в поверьях (прежде всего в устных суеверных рассказах), в сказках и былинах, в песнях и пословицах, в легендах и заговорах».

Труды замечательного забайкальского учёного-филолога В.С. Левашова, ушедшего в мир иной, были опубликованы в своё время в академических изданиях Санкт-Петербурга и Москвы. Его имя занесено в «Энциклопедию Забайкалья».

Все материалы рубрики "Золотой фонд" земли Даурской"


 

Людмила Полетаева,
филолог, кандидат
культурологии

«Читинское обозрение»
№21 (1505) // 23.05.2018 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).