«Монополька» или «казёнка»

26 июля 1893 года в Российской империи была начата работа по введению «винной монополии»


26 (8-го по ст.ст.) июля 1893 года в Российской империи была начата работа по введению «винной монополии» или «казённой продажи питий».

Это была не первая попытка правителей государства Российского не просто поставить под контроль торговлю спиртным, но и пополнить казну. Первую монополию ввёл ещё Иван III в 1474 году, но в 1533 году её отменили. Вторую попытку предпринял в 1652 году царь Алексей Михайлович, отменили её вскоре после его смерти. Через 15 лет после этого Пётр I вновь, уже в третий раз, вернулся к этому механизму, уж очень царю-реформатору нужны были средства на его новации. Но в 1716 году он же ввёл свободу винокурения, обложив производителей этой продукции «винокуренной пошлиной».

И вот по инициативе нового министра финансов Сергея Витте в четвёртый раз в России вводилась государственная монополия на производство и сбыт спирта и водки. Официально её начали в 1895 году в виде опыта в четырёх губерниях, а уж затем распространили на всю страну. Была упорядочена торговля водкой, которую в столице и крупных городах продавали с 7 часов утра и до 22 вечера. В сёлах торговля водкой должна была вестись до 20 часов.

При этом винокуренные заводы могли принадлежать и частным лицам, но производимый ими спирт покупался государством, или как тогда говорили, казной, на государственных заводах и складах проходил очистку и продавался исключительно в государственных винных лавках, которые в народе и называли либо «монопольками», либо «казёнками».

Монополия распространялась только на спирт и водку. Другие алкогольные напитки (особенно вина и коньяки) производились и продавались свободно, но были обложены акцизом. Импортные вина облагались ввозной таможенной пошлиной. Монопольные цены на водку, по мнению современных исследователей, были хорошо согласованы со ставками акцизов и пошлин. В итоге массовый потребитель удовлетворялся (и не травился) казённой водкой, а состоятельные и, так сказать, культурные потребители предпочитали вина и коньяки (особенно популярным был коньяк «Шустовский»).

Водка и спирт продавались в казённых винных лавках, причём 95%-ный спирт продавался по той же цене, что и водка. Эту продукцию продавали исключительно на вынос. Известно, что Николай II разными способами пытался бороться с пьянством. Вот и в этом случае считалось, что торговля на вынос будет заставлять мужиков, а именно они преобладали среди покупателей, идти домой и там выпивать бутылку по присмотром супруги и детей. На практике же получалось по-иному – не желая слушать упрёки родных, любители «зелёного змея» выпивали бутылку тут же, у «казёнки», вызывая возмущение «культурной публики».

Вот типичная информация того времени, напечатанная 20 октября 1911 года газетой «Забайкальская Новь»:

«За последние дни в Чите, Нерчинске и Верхнеудинске были назначены торги на перевозку казённых питий из складов по лавкам. В Чите и Нерчинске эти торги состоялись, а в Верхнеудинске нет. По читинскому складу подряд по перевозке остался за г. (господином – авт.) Шмуловичем за 0,27 коп. с ведра за версту, по нерчинскому складу за перевозку в лавки по р. Шилке – за г. Чепизубовым по 0,46 коп. с ведра, а по Амурской ж.д. – за г. Штейном по 0,47 коп.».

Наиболее активно этот механизм работал в период с 1906 по 1913 годы. В последний предвоенный год общая выручка от винной монополии составила 26% доходов государственного бюджета Российской империи.

Казну это пополняло, а вот трезвому образу жизни никак не содействовало. Вот как некто «М. Г-в» описывал 27 августа 1911 года в газете «Забайкальская Новь» типичную ситуацию в забайкальских сёлах: «Сильно здесь (речь о селе Алгачи – авт.) развито пьянство. Пьянствую и дети, и взрослые. Дети пьют потому, что пример подают родители и старшие, а последние пьют потому, что «все пьют». 16 августа на престольный праздник съехалось много молящихся. Хор арестантов местной тюрьмы пел отлично, исполняя классические вещи. После литургии началось поголовное пьянство, а к вечеру – ссоры, брань, драки. На утро в селе, как в военном лазарете, было много раненых».

Интересно, что накануне Первой мировой войны именно из-за таких безобразий сельские сходы (в том числе в Забайкалье) всё чаще стали принимать решения о закрытии у них казённых винных лавок. 3 июля 1914 года «Забайкальская Новь» писала о том, что такие «приговора» получены от Ильдиканской, Житкинской, Твороговской и Посольской станиц.

Вскоре после начала войны, в том же 1914 году, торговля «казёнкой», как вообще продажа вина, была запрещена. Пополнять казну «монополька» прекратила, но пьянство продолжалось, наполняя лишь карманы спекулянтов спиртным и крышевавших их в то время полицейских.

Все материалы рубрики "Этот день в истории"

 


Александр Баринов
«Читинское обозрение»
№30 (1462) // 26.07.2017 г.


Вернуться на главную страницу

 

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).