На сцене и за кулисами

Героем рубрики сегодня стал заведующий машинно-декорационным цехом, актёр Владимир Щеглаков


Все мы приходим в театр для того, чтобы посмотреть игру актёров. Однако люди, знающие его изнутри, понимают, что ни один спектакль не состоится без монтировщиков сцены — людей, чья работа обычно находится в тени. Героем нашей рубрики «НАШИ-театральные» сегодня стал заслуженный работник культуры Читинской области, заведующий машинно-декорационным цехом, актёр Владимир Щеглаков.

Установка декораций перед каждым спектаклем и репетицией, погрузка и разгрузка всего необходимого во время гастролей, сборка конструкций на чужой площадке — всё это входит в задачи машинно-декорационного цеха. Столь нелёгкая работа, конечно же, требует сильных мужских рук.

Владимир Щеглаков изначально решил выбрать для себя рабочую профессию, именно поэтому после школы он пошёл в профессиональное училище, окончив которое, получил специальность токаря третьего разряда. Устроившись на Читинский тепловозоремонтный завод, Владимир и не подозревал, что судьба на долгие годы свяжет его с театром.

— Я пришёл в театр по совету моих двух приятелей, которые там работали. Специфику работы я, конечно же, не знал, да и как такового опыта у меня, двадцатилетнего, тогда ещё вовсе не было. В феврале 1991-го я впервые перешагнул порог театра в качестве сотрудника, и вот уже являюсь таковым более тридцати лет. Работа мне сразу понравилась, я, как говорится, вошёл во вкус, и вскоре меня назначили заведующим машинно-декорационным цехом. На сегодняшний день в нашем цехе пятеро сотрудников, включая меня, — говорит Владимир Александрович.



В одной упряжке
Это только из зрительного зала декорации кажутся легковесными и как по взмаху волшебной палочки сменяют одна другую. На самом же деле за всем этим стоит профессиональная и слаженная работа, от которой многое зависит — как минимум, зрительское впечатление о спектакле.

— Декорации выполняются из разных материалов, в том числе и тяжеловесных — дерева, металла. Слева и справа от сцены расположены так называемые «карманы», где они и стоят по порядку действия спектакля. Количество выставляемых декораций зависит от специфики спектакля, как и уровень сложности их установки. Всё это собирается при помощи разных креплений — где-то на болтах, где-то другим способом. Если по ходу спектакля декорации меняются несколько раз, нужно быть готовым к их смене. Причём всё это нужно сделать чётко и быстро, чтобы ни в коем случае не испортить впечатления от действа. Кроме того, мы находимся в тесной связи с нашими коллегами — осветительным и реквизиторским цехами. До того момента, пока мы не поставим декорации, невозможно направить свет, распределить реквизиты. Чтобы было понятно читателю, объясняю: к примеру, мы ставим стол, а реквизиторы накрывают его скатертью и сервируют, — рассказывает мой собеседник.

Шума за сценой быть не должно
Действительно, всё то, что происходит в закулисье, неведомо зрителю, однако это тоже является неотъемлемой частью действа, ради которого мы приходим в театр.

Зачастую за занавесом, перед которым работают артисты, кипит такая титаническая работа, что напряжение просто зашкаливает. Мы буквально за несколько минут должны поменять «картину», чтобы подготовить всё для следующей сцены. Так, в одном из недавних наших спектаклей под названием «Шум за сценой» в задачи монтёров входило разъединить металлическую конструкцию декорации на сегменты, снять шесть дверей, представляющих её элементы, а затем развернуть её обратной стороной, поставив на место всё перечисленное. И это всё нужно сделать так, чтобы зритель не догадался о том, что происходит в закулисье. Хорошо ещё, что спектакль называется «Шум за сценой» (смеётся), хотя делать это всё равно приходится тихо. Ну, а если серьёзно, то работа моя — для меня лично очень ответственная, мы чувствуем себя полноправными членами команды по созданию имиджа нашего театра. На каждом из нас лежит маленькая миссия, которая и творит успех спектакля. Попробуйте примерить на себя место реквизитора и простоять с утюгом несколько часов в день. Чувствуя себя членами большой команды нашего театра, мы никогда не таим обиды за то, что работаем в закулисье, что зритель не знает нас. Порой мы подшучиваем, напевая слова известной песни «Наша служба и опасна, и трудна, и на первый взгляд, конечно, не видна», — замечает Владимир Александрович.

Однако, несмотря на всю «секретность» этих бойцов невидимого фронта, от их работы зависит многое. По словам моего собеседника, неправильно установленная или плохо закреплённая декорация может, как минимум, испортить впечатление от спектакля:

— Как заведующий цехом, я должен перед началом постановки проверить, как декорации закреплены на сцене, всё ли в порядке. Бывало, к сожалению, когда что-то упустишь из виду и декорация начинает заваливаться во время действия. Всеми силами стараемся этого не допускать, у нас это называется «грязью». Случалось, что молоток на сцене оставлял после работы, он так и ездил там весь спектакль.   

Сейчас, когда Забайкальский драматический закрыт на реконструкцию и у его сотрудников нет своей площадки, приходится особенно тяжело и артистам, и техническому персоналу. Работа, можно сказать, двойная — автомобилем доставить декорации к месту постановки, разгрузить их в любые погодные условия, установить на сцене. Владимир Щеглаков рассказывает:

— Поскольку основным местом проведения спектаклей сейчас является ОДОРА, мы привозим туда все громоздкие декорации в разобранном виде, чтобы они вошли в машину, и там их собираем. В театре же они могут стоять в полусобранном состоянии. Приходится каждый раз грузить и разгружать весь реквизит, костюмы — всё, как говорится, на своих плечах.

А началось всё с Робинзона…
Действительно, без добросовестности и организованности в этой профессии не обойтись, да и силушка тут нужна поистине богатырская. Впрочем, случается и так, что среди представителей данной специальности встречаются люди с актёрскими задатками. Это как раз про нашего героя. В какой-то момент получилось так, что Владимира Щеглакова стали привлекать на небольшие роли, и теперь он в качестве актёра занят в нескольких спектаклях, среди которых «Предприятие «Мёртвые души», «Бинго», «Русский секрет», «Джульетта. Метаморфозы любви», «Да будет честь на пьедестале», «Ревизор», «Забайкальская кадриль», «Чудеса на змеином болоте», «Безымянная звезда», «Шут Балакирев». Дебютным же эпизодом Щеглакова в начале девяностых стала роль боцмана в детском спектакле «Робинзон Крузо». Он вспоминает:

— Шла репетиция, на сцене стояла декорация корабля, и Николай Алексеевич Березин, художественный руководитель, предложил мне поднять паруса на мачте. Я выполнил это действие пару раз — вроде получилось. Конечно, я очень переживал, но всё прошло гладко. И так состоялась моя первая роль — эпизодическая, в массовке, но всё-таки выход на сцену. Постепенно меня по возможности стали привлекать к небольшим ролям, правда, поначалу большинство из них были «молчаливыми». Моей первой серьёзной работой стала роль Савелия в спектакле «Тени города Ч» по рассказам Антона Чехова. Признаюсь, что каждый выход на сцену для меня — большое и волнительное событие, я очень стараюсь сделать так, чтобы мой образ был донесён до зрителя. Не имея профессионального актёрского образования, я всегда прислушиваюсь к опытным коллегам, которые зачастую дают мне советы, после которых я принимаю для себя то или иное решение, и, конечно же, к режиссёрскому мнению. Как и в моей основной профессии, здесь нельзя работать спустя рукава, в каждую, пускай даже маленькую, роль нужно вкладывать душу. Тем более, когда тебе доверяют. Мне очень польстило, когда Евгений Нимаев пригласил меня на роль Соляника, человека верующего, который по своим убеждениям не может убивать людей. Я очень старался правдиво передать этот образ, ну, а как у меня получилось, решать зрителю.



Читинцы и гости города смогут увидеть спектакль «Рядовые» на сцене ОДОРА 17 декабря в рамках творческого вечера, посвящённого пятидесятилетию Владимира Щеглакова. В его адрес будут звучать поздравления от его коллег и приглашённых гостей.

Так у нас сложилось…
Как известно, немаловажным фактором гармоничной работы любого коллектива является уровень доверия между его членами. Актёру и монтировщику сцены без взаимодоверия никак. По словам Владимира Щеглакова, в его родном театре с этим всё в порядке:

— Если мы приезжаем на гастроли и в какой-то момент понимаем, что не справляемся своими силами, то зовём на помощь артистов. Они запросто могут помочь нам, к примеру, разгрузить машину с декорациями. В нашем театре актёры никогда не проявляют снисходительно-высокомерного отношения к техническим работникам. Мы на самом деле чувствуем себя неотъемлемой и важной составляющей коллектива. Несмотря на то, что в некоторых театрах отношения между коллегами по цеху, мягко говоря, напряжённые, у нас этого нет. Думаю, это заслуга и всего коллектива, и нашего руководителя Юрия Ивановича Пояркина. Случается наблюдать за взаимоотношениями в других театральных коллективах, которые приезжают к нам на гастроли. В некоторых из них, к счастью, не во всех, существует чёткая градация между техническими работниками и артистами. Более того, внутри самой труппы также идёт деление актёров по степени заслуженности — не дай Бог за столик не тот подсесть. У нас с этим всё намного проще, хотя и панибратства никакого не существует — всё в пределах разумного. К примеру, так сложилось, что в автобус первыми всегда садятся актёры и лишь потом технические работники, просто так положено, заведено. Ну а какой-то кастовости у нас точно нет. Хотя моё личное убеждение заключается в том, что артист в любом театре — главное лицо. Можно, как говорится, хоть что наставить на сцену, сколько угодно нагладить костюмов, и ничего из этого не выйдет. Ведь далеко не каждый может выйти и сыграть роль так, чтобы зритель вышел из зала под впечатлением.

Театр не отпускает
Говорят, в театре не бывает случайных людей. Такие здесь, как правило, не задерживаются. Вот и Владимир Александрович уверен, что свою работу нужно просто любить, несмотря ни на какие «но».

— Театр на самом деле не отпускает, — рассуждает он. — Сколько раз бывало — «Всё, трудно, уйду!». Тем не менее уже тридцать лет я здесь. И не жалею. Может быть, потому, что и мои родители всю свою жизнь проработали на одном месте. С годами как-то так сложилось, что театр стал для меня вторым домом, а иногда и… первым. Бывает, домой приходишь только переночевать. Мои домашние, к счастью, понимают, что для меня значит работа, за что я им очень благодарен. Этот год стал для меня вдвойне юбилейным — тридцать лет работы в театре и мой пятидесятилетний юбилей. И всё это связано с театром. Моим театром.

Вот такой вот он, Владимир Щеглаков, работник закулисья и сцены. За свои тридцать лет в Забайкальском драматическом он стал свидетелем разных эпох в его жизни. Появлялись новые спектакли, менялись режиссёры, актёры, афиши. Менялись и декорации…

Все материалы рубрики "НАШИ-театральные"

 


Екатерина Скороход
Фото Дениса Приходько
«Читинское обозрение»
№50 (1690) // 08.12.2021 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).