Срубить нельзя вырастить

Часть II


Часть I

Недавнее постановление правительства, предоставляющее возможность выращивания лесов на землях сельхозназначения, позволяет по-новому взглянуть на некоторые наши региональные проблемы. Одна из них — настоящее и будущее двух уникальных сосновых лесов, растущих в Приононье — Цасучейского бора и бора Цырик-Нарасун.

Многие из тех, кто посещал берега Онона, были впечатлены мощью раскидистых сосен, которые, подобно армии, выстроились посреди степных равнин. Неслучайно, название Цырик-Нарасун переводится с бурятского языка как «сосновое войско». С научной точки зрения это удивительный феномен — леса, выросшие посреди маловодной степи и радующие глаз своей мощью и умением противостоять стихиям.

Пытаясь сохранить эти рощи, люди постарались их заповедать, создав заказники «Цасучейский бор» и «Агинская степь». К сожалению, этот статус не всегда помогает в борьбе с огненной стихией. Для проживающих здесь людей настоящей трагедией стали пожары, уничтожившие значительную часть Цасучейского бора. Впрочем, лес не погиб, и на месте старых гарей уже поднимаются молодые сосенки.

Наша степная сосна, обычно называемая сосной Крылова, имеет прекрасное семенное размножение. Мелкие, снабжённые крылышками семена легко разносятся весенними ветрами за сотни метров от материнского дерева. Поэтому в Приононье не редкость увидеть сосенки, дружно подрастающие посреди степи. Наши сосновые боры тоже перешагнули за границы заказников и во многих местах окружены молодой порослью. Я бы сказал, ценнейшей молодой порослью, потому что для почти безлесных южных районов каждая рощица приобретает особое значение. Это и сбережение почвенной влаги, и защита от суховеев, и место отдыха, и запас дров на зиму, и грибная охота, а для кого-то не только грибная… Но здесь перед нами встают два важных «но»…

Первое, это, конечно, слабая защищённость от весенних пожаров. Путь от сеянца до десятиметрового дерева, которое не боится степных палов, длится около четверти века. Если мы хотим иметь молодой лес, его нужно защитить от огня.

Второе «но» возвращает нас к тому самому правительственному постановлению. Дело в том, что наши сосновые боры повсюду окружены землями сельхозназначения. Зачастую это бывшие пашни, которые давно заброшены, так как бедные почвы и нехватка влаги не позволяют получать на них хорошие урожаи. Но с позиции контролирующих органов деревья, выросшие на таких залежах, считаются сорняками и подлежат удалению. Новое постановление позволяет владельцу земли сохранить лес и заниматься здесь лесным хозяйством — садить и выращивать деревья, а по мере их подрастания продавать. Конечно, такая лесная плантация — не настоящий лес, но иногда это лучше, чем никакого.

Беда в том, что не каждый готов растить лес. Кому-то хотелось бы срубить уже готовенькое. Посмотрите на фото. Это как раз окраина Цасучейского бора, где под предлогом «очистки поля» началась рубка молодых сосен. Даурский заповедник и районные власти забили в набат, и решением на уровне региона удалось остановить уничтожение молодого леса. Временно или навсегда? И где подобная проблема возникнет завтра?

В одиночку нашему краю эту проблему не решить. Кажется, федеральным чиновникам ещё есть над чем подумать. 

Все материалы рубрики "Заметки фенолога"

 


Олег Корсун
Фото Альмиры Недзельской
«Читинское обозрение»
№3 (1643) // 13.01.2021 г.



Вернуться на главную страницу

Обсуждение
Садаева Раиса Бальжинимаевна 02:30 22.01.2021
Совершенно правильная публикация. Залежные земли зарастают молодым сосняком, и это отрадно. Радуют глаза и душу
Оставить комментарии

Имя:*

E-mail:

* - поля, обязательные для заполнения

Ваши комментарии:*

НЕ ПРОПУСКАЮТСЯ:
оскорбления, маты, обвинения в преступлениях и право- нарушениях, подробности личной жизни (журналистов, авторов, героев публикаций).
ДЛЯ СВЯЗИ
c редакцией можно указать свой телефон, email (эта информация не публикуется).