Главная / Авторы / Алексей Шипицин / Байкальские зарисовки
Байкальские зарисовки
О реликтовых тополях и величественном Хамар-Дабане


Яркие впечатления о первых путешествиях в Прибайкалье никогда не исчезнут в моей памяти. Просматривая старые чёрно-белые фотографии, невольно переношусь в годы молодости.

Выдрино
Выехав из Читы вечером, ранним утром поезд уже мчался по узкой долине мощной реки Селенги, зажатой крутыми лесистыми горами хребтов Улан-Бургасы и Хамар-Дабан. Вот показался Байкал – огромное водное пространство. Мимо окон поезда при грохоте мостов проносятся бурные, стремящиеся к Байкалу речки. Какие романтические названия – Осиновка, Малиновка, Выдриная, Малый и Большой Мамай. Вопреки названию посёлок Выдрино раскинулся не на одноимённой речке, а на Снежной – самой полноводной реке Южного Прибайкалья.

Посёлок окружён темнохвойной тайгой. Среди деревьев обычны сибирский кедр, пихта и ель. Из лиственных пород – берёза и кое-где осина и рябина. Летней порою разрастаются высокие папоротники, особенно страусопёр, весной цветёт ветреница байкальская. Лес встречает путников ароматом камфоры. Но порою дующий с запада ветер приносит неприятно кислый запах со стороны Байкальского целлюлозно-бумажного комбината.

Выйдя на окраину посёлка, наша небольшая группа по мосту переходит реку Снежную. По внешнему виду река многоводнее Читинки раза в два. Узкое ущелье реки словно прорублено гигантским колуном в монолитном зубчатом гребне хребта. При входе в ущелье видны две невысокие горки. Одна из них имеет вид зуба, другая, конусовидная, называется Шапкой Мономаха. Рядом с этими останцами есть известное многим туристам озеро Тёплое. Туда, вдоль реки Снежной, ведёт широкая дорога. По пути проходим небольшое озеро. Какие же огромные тополя растут по берегам! В одном дупле можно даже поместиться вдвоём. Как здесь не сфотографироваться?

Выше Шапки Мономаха дорога кончается, уступая место тропе. Впереди показалась небольшая речка – Тальцы.

Ущелье
Что-то необычное есть в прибайкальских лесах. В тени высоких кедров и разлапистых пихт большими полянами разросся бадан. Листья кожистые, как бы лакированные, стрелка соцветия красуется ярко-розовыми цветами.

Урочище Чёртова Яма. Почему так названо? Наоборот, здесь всё красиво. Стремительно вливается в Снежную речка Селенгинка. Вода исключительно прозрачная, родниковая, бурлит сплошным порогом. Высокие волны потока порой превышают метр. Ущелье так шумит, что трудно услышать голос впереди идущих товарищей. Немудрено, что сюда притягивает туристов. Но иногда этот экстрим заканчивается печально. Не одна мемориальная табличка встречена нами в пути.

С крутых бортов ущелья срываются узкие потоки водопадов. У одного, не очень высокого, останавливаемся принять холодный душ. День выдался жаркий.

Особым очарованием представилась возможность увидеть необычное растение с кожистыми блестящими листьями и яркими нежными лимонно-золотистыми цветами, собранными в соцветия по несколько цветков. Это родственник нашего багула – даурского рододендрона. Население Сибири называет это растение кашкарой, а научное название рододендрон золотистый.

Чем выше поднимаешься по ущелью, тем труднее идти. Порой приходится карабкаться на огромные валуны или вообще подниматься на скалы. С трудом здесь удаётся найти место для установки палатки.
Решаем возвращаться назад до Чёртовой Ямы…

Подъём в горы
Побывать в ущелье Хамар-Дабана и не подняться в горы – было бы для нас просто преступлением. Решаем взобраться на ближайшую вершину, как и все окрестные горы, очень крутую. Идём напрямик без дороги. На поваленные подгнившие деревья, через которые приходится перелезать, не обращаем внимания. По пути переваливаем невысокие, но крутые холмы. Здесь обнаруживаем заросли черемши. Вкусный лук с чесночным привкусом – местный лесной деликатес. Выходим на открытое место у подножия, занятое каменной россыпью. Вправо от нас голубеет озерко. Значительно позже узнал, что подобные ландшафты характерны для морен. Невысокие холмы, западины, небольшие озерки – всё это следы двигающейся и отступающей деятельности древнего ледника, спускавшегося с Хамар-Дабана.

Подъём оказался очень крутым. Иной раз соскальзывают ноги. Приходится подтягиваться на руках, хватаясь за стволы невысоких деревьев и кустарники, при этом удерживая рюкзаки, оттягивающие плечи назад. Усиленно бьётся сердце. По телу, и особенно по лицу, пот буквально течёт ручьями. Чем выше в гору – тем страшнее смотреть вниз! Не заметили, как пихтово-кедровый лес сменился непролазной чащобой кедрового стланика. Это что-то невообразимое – толстые извитые стволы и густая хвоя не дают ступить на твёрдую каменистую почву. Смола облепляет потные руки, и без того покрытые царапинами и ссадинами. Наконец, перегиб склона. Стланик становится более низким. Остановка! Из-за перегиба склона показываются товарищи. Сначала голова, затем рюкзак, грудь и наконец сбрасывается ноша. Утомлённые напарники распластываются среди ветвей кедрового стланика.

Часть II

Все материалы рубрики "Темы"
 

Алексей Шипицин
«Читинское обозрение»
№41 (1525) // 10.10.2018 г.

Вернуться на главную страницу

0 комментариев

Еще новости
8 (3022) 32-01-71
32-56-01
© 2014-2022 Читинское обозрение. Разработано в Zab-Net