Главная / Авторы / Ольга Чеузова / «Бегущая строка»
«Бегущая строка»
Так называют Людмилу Хомутову её друзья


Моя героиня – гремучая смесь. Взгляни на неё – и увидишь цыганку в цветастой шали, под другим углом – испанка с кастаньетами. Но: «Я русская. Родом из Тюмени».  

Сибирячке суровое Забайкалье пришлось по душе сразу, как только с первым мужем (военный инженер) приехали сюда служить. «Люди здесь добрые. Никогда камень за пазухой не держат. Умеют довольствоваться малым». Наш край стал вторым домом, но и о малой родине не забывает, ведь там мама сестра, свекровь. 

Случайность или нет, но Людмила Геннадьевна из тех мест, где родился знаменитый Григорий Распутин. Может, земля напитана в тюменских просторах энергией, которую люди вбирают в себя, ведь ни секунды не сидит Людмила на месте? «Нет», – смеётся и добавляет, что к труду с детства приучена – не до подвигов было. Надо было помогать маме, ведь отец ушёл из жизни рано, как раз в канун выпускных школьных экзаменов  Люды. 

«А после школы я училась в музыкально-педагогическом училище. Шла на красный диплом. Получала повышенную стипендию 60 рублей, мама – логопед-дефектолог в то время получала 97 рублей. Я старалась ей помогать, ведь сестрёнке было всего пять лет. Подарочки, сюрпризы…» – гипнотизирует меня Людмила красивыми глазами волшебницы. 

После училища стала работать в детском саду музыкальном руководителем. Здесь черноглазую дивчину коллектив полюбил, и та не подводила. Однажды за час до новогоднего утренника «Деда Мороза» прихватила болячка – острый аппендицит. Что делать? Где найдёшь актёра в самые горячие для них деньки? Музыкальный педагог Людмила тут же нарядилась в шубу, огромные валенки прихворнувшего деда. «Я худенькая была, так на меня намотали что-то. Получился знатный Дед Мороз». Подвели только валенки, которые запутались в полах шубы. «Я упала возле ёлки, но дети приняли всё за чистую монету». 

Примерно в это же время в жизни Люды появился молодой военный. Началась семейная жизнь. Где только не служили. «Запомнилась Монголия. До сих она меня тянет и манит. Жили в военном городке в пустыне Гоби». Воображение поражали пыльные бури, которые появлялись из ниоткуда, стремительно налетали и так же быстро исчезали. «После бури приходилось убирать метровые слои песка у подъездов, мыть квартиру, всё стирать. Страшная стихия, не дай Бог, застанет врасплох», – рассказывает она, и кажется, на зубах скрипит песок. 

Маленького сына Дениса пришлось оставить у родителей мужа, четыре года внука уму разуму учил дед-военный в отставке. «Чудное время, молодость», – загрустила было моя собеседница, но тут же вспомнила учёбу в Таганрогском институте, куда переехали позже. Люда, конечно же, получила красный диплом, став психологом, специалистом по семейным отношениям. «Помню, как профессора снимали с нас, студентов, стружку. А учились-то по одному учебнику «Общая психология», просиживали в библиотеках, переписывая работы учёных. Это сейчас литературы какой только нет». 

Хорошим «учебником» в жизни Людмилы Геннадьевны можно назвать бабушку, которая заложила во внучку много хорошего.  «Баба была необычной. Лечила детей от испуга, врачи отправляли к ней заговаривать грыжу. Она всем помогала. Называла меня «Внукой». Помню, как она чистила на озере посуду, которую называла «горшееки». Начистит, наполощет и сушит на солнце». 

Много времени провела Люда рядом с бабушкой в её неказистом домишке. Чуть позже внучка узнала, что бабушка была не так и проста.  «Она пекла хлеб для партизанского отряда, под утро его забирали у неё. Неугомонная была, работящая. Умерла с наказом, чтобы сметану в подполе не забыли. Сказала, отвернулась к окну и умерла». 
Помолчав обе, начинаем говорить о других корнях. 

В роду папы Людмилы Геннадьевны, оказывается, были цыгане. 
«Он был вороновым крылом, кудри – кольцо к кольцу, а вот мама – беленькая, с голубыми глазами. А совсем недавно я узнала, что по маминой линии у меня есть дядя – испанец». 

Переспрашивать маму о таком родственнике пришлось после одного случая. «Когда отдыхали с Владимиром Николаевичем (второй муж Людмилы, наш внештатный автор, известный журналист Владимир Кибирев – прим. авт.) в Болгарии, ко мне подсела одна москвичка, до этого изучающе меня рассматривавшая.  «Люда, – спрашивает меня, – в тебе нет испанской крови?». Увидела во мне жесты, мимику, манеру говорить, которые присущи каталонкам, – с восторгом рассказывает Людмила Геннадьевна. 

Пришлось звонить маме. Оказалось, действительно, живёт в Испании дядя, к которому племянница когда-нибудь обязательно съездит. Пока же времени совсем нет – работа!

А работа у Людмилы очень интересная. Почти десять лет она сотрудник Забайкальского театра национальных культур «Забайкальские узоры» – специалист по связям с общественностью, помощник депутата Заксобрания Н.В. Сыроватки. Важное направление – работа с забайкальскими диаспорами, конфессиями, направление деликатное, тонкое. Всех собирает в театре на одной сцене. Вместе устраивают замечательные национальные праздники, будь то Рождество или Сагаалган, Новруз или Цыганский талисман, Сабантуй или детский фестиваль национальных культур. 

Чтобы узнать о ней больше, звоню Борису Ерёмину, руководителю читинской Миро-еврейской общины. Тот сходу восхищённо: «Она у нас хорошая. А поёт как! Я всегда в тихом обмороке от её голоса. Лучше Людмилы нам не найти!». Что может быть дороже этих слов… Вот и 14 мая в «Забузорах» ещё один концерт цыганской культуры по просьбам зрителей – на нём и Людмила Геннадьевна поёт, приходите послушать!

Ценят её и студенты, которых выпустила из Читинского филиала московского гуманитарного университета. Восемь лет отдала когда-то ребятам, будущим психологам. «Студенты мои разлетелись по всему краю. Приеду я в Чикой или в Шилку, в Краснокаменск или ещё куда, мне всегда найдётся ночлег. Не забывают…».

Вся в делах-заботах, а какая же Людмила Геннадьевна дома? «Тоже на бегу вся. А как иначе? Меня так и называют «Бегущая строка». Люблю читать, люблю мужа, сына с невесткой, кота Фунтика». В тёплое время года с супругом спешат на дачу, где без гостей не бывает, где так много провёл времени забайкальский поэт Михаил Вишняков и даже посвятил этому уголку на берегу Ингоды несколько строк в стихотворении другу Владимиру Кибиреву: «Надо пожить и подумать всерьёз // Возле шиповника, в маленькой дачке // Около бело-прохладных берёз». Только здесь «Бегущая строка» останавливается, разомлевшая от банного жара, выпьет чая на веранде, передохнёт. 

28 апреля моя героиня отпразднует 55-летие. «Если сегодня ты дошёл до точки, то завтра начинай с красной строки», – повторит она свой жизненный девиз. Пусть красных строк будет ещё много-много!

Все материалы рубрики "Люди родного города"
 

Ольга Чеузова
Фото Евгения Епанчинцева

«Читинское обозрение»
№17 (1397) // 27.04.2016 г.

Вернуться на главную страницу

0 комментариев

Еще новости
8 (3022) 32-01-71
32-56-01
© 2014-2022 Читинское обозрение. Разработано в Zab-Net