Главная / Авторы / Ольга Чеузова / Человек дела
Человек дела
От слесаря до градоначальника – путь Вадима Тихоновича Лескова


В 80-х с хлебом в Чите были проблемы – его не хватало. По данным «Энциклопедии Забайкалья», в сутки выпускалось около 550 тонн хлеба и хлебобулочных изделий, но этого для растущего города было явно недостаточно. Когда Черновский хлебозавод наращивал объёмы производства, председатель Читинского горисполкома Вадим Тихонович Лесков лично доставлял на хлебозавод нужные запчасти, изготовленные на машзаводе. Возил в багажнике служебной «Волги»!

Правда-матка для Москвы 
Связь с Машзаводом неспроста, ведь предприятию Вадим Тихонович отдал тридцать лет своей жизни. Сюда он пришёл учеником слесаря в 1953 году. Года за годом потихоньку шёл на повышение: помощник мастера, мастер, начальник цеха, экономист, директор завода. Ещё в начале карьеры окончил лесотехнический техникум, Иркутский институт народного хозяйства. Каждый уголок завода знал, как свои пять пальцев. Будучи уже экономистом, частенько мотался в Москву на коллегии в министерство нефтяного и химического машиностроения с отчётами, где зачастую устраивали головомойку за невыполнение планов. 

Чуть позже Лескова назначили директором завода. Курить начал. День и ночь раздумывал, как улучшить финансовое положение предприятия. Требовал на производстве дисциплины, сам нередко вставал за станки. Поглядывая на энергичного директора, тянулись и другие. 

Никто без дела вроде бы не сидел, а за планом завод всё-таки не поспевал. Предприятие всё больше увязало в долгах. Вадим Тихонович решился на очередной коллегии попросить министра Константина Брехова о личном приёме. 

– Я рассказал, что нашему заводу рассчитана завышенная производственная мощность. Если не пересмотреть объёмы, то предприятие просто погибнет. Выслушал он меня, и вскипел. Влетело присутствующему начальнику главка. Тогда мне казалось, что я всех подвёл, – вспоминает далёкие времена Лесков.

Но смелость директора машзавода была оправдана. Производственная мощность завода была снижена с 36 миллионов рублей до 30. Все вздохнули облегчённо. Коллектив стал исправно получать зарплату, премии, показатели поползли вверх. 

За кресло не держался
Был период, когда начались перебои с поставками чугуна на завод. Что делать? 

– Стали брать его со склада «НЗ», который сохранялся на случай войны. В Москве о таких займах не знали, но ревизия своё дело сделала, ведь займы по бумагам проводили, а чугун восполняли после поставок.

Добавило масло в огонь и то, что когда на заводе не хватало денег, приходилось брать ссуду в банке под залог материалов, хранящихся на складах. 

– А их хранилось очень много. Комплектующие детали оседали на складах. Нам их поставляли согласно плану, но мы его не выполняли, поэтому всё это лежало мёртвым грузом, накапливалось на складах. Решили материалы продать. 

УАЗовская резина, аккумуляторы, амортизаторы, дизельные моторы – страшный дефицит в те времена – расхватали быстро. Дела поправили, но вдруг вызов в народный контроль России. О чугуне и проданных материалах узнала Москва.

– Навсегда запомнил массивные лестницы, толстенные ковры на них и глухоту – уши закладывало. Было ли страшно? Нет, гораздо страшнее мне было смотреть 2,5 тысячам работников в глаза, – признаётся Вадим Тихонович. 

Директору тогда влетело по полной, его обвинили в разбазаривании госимущества. Приговор: снять с работы и отдать под суд. Но обошлось. Лесков отделался лишением двух месячных зарплат и строгим выговором. 
– Но, знаете, это был такой пустяк. Главное – ситуация на заводе была спасена. 

Знак «Акулы»
Завод продолжал жить, отсюда по стране и по миру расходились компрессоры, усовершенствованные холодильные установки. Именно из Читы доставили установку для московского мавзолея, чтобы сохранить тело вождя пролетариата. Но было такое оборудование, о котором вслух не говорили, – агрегаты для подводных лодок. Их отправляли из Читы под секретными шифрами, в сопроводительных документах ничего не указывалось. Ещё бы – государственная тайна!

Приёмка агрегатов была особенно сложной. Приёмщик – моряк, капитан третьего ранга Анатолий Солдатов, ранее служивший на подводной лодке. Его было невозможно провести, ведь ему ли было не знать, каково под водой в случае неисправности. Его все уважали, а придирчивость понимали, поэтому работали на совесть.

Морские холодильные машины в основном шли для небольших подлодок, которые собирали в Комсомольске-на-Амуре. А потом на завод привезли огромные бронзовые отливки. Началась новая эпоха в вооружении. Конструкции были ни чем иным, как корпусами основных компрессоров для подводных атомных крейсеров «Акула», несущих баллистические ракеты. В то время это самые большие подлодки в мире. Кровью и потом дались работникам читинского машиностроительного завода холодильные машины для «Акулы», которые приходилось доводить до идеала на ходу. Но дело своё сделали грамотно и в срок – первые четыре машины доставили в Северодвинск. Именно там ускоренными темпами к выходу в море готовились уникальные подлодки. Америка тогда губу закусила со своей подлодкой «Трайденд», способной запускать ракеты из-под воды. «Акула» была мощнее. 

Чуть позже все участники создания холодильных машин для боевого корабля были представлены к правительственным наградам. Машзавод наградили орденом «Трудового Красного Знамени» (он ниже по статусу «Знак почёта», который завод уже имел). Такой же орден получил и Вадим Тихонович. Руководство ВНИИ «Холодмаш» директору на лацкан пиджака торжественно прицепило специальный значок с изображением акулы – символ созданного корабля. Таким значком похвастаться могут единицы. 

Директор без акций 
Давно уже Вадим Тихонович не работает на машзаводе, годами ему приходиться наблюдать его медленную смерть. Больно. Много чего давно распродали, распродаётся и сейчас. Например, участок, где сейчас автозаправка (в районе улиц Новобульварная-Богомягкова) в славные далёкие времена вмещал в себе заготовительные цеха, мощные склады, кузнечнопрессовый цех. 

– В заготовительных цехах выполнялась черновая работа. Но с работниками слада не было – пили по-страшному. Я присмотрелся к коллективу, заметил женщину-мастера Ломанченкову (имя уже не припомню). Вот женщина была! Она быстро восстановила дисциплину. Ситуация исправилась. Она же потом инициировала создание ученического участка, куда приходили школьники. Их обучали работать на токарных станках. 
Людей Лесков подбирать умел и не ошибался. 

После ухода Лескова на партийную работу началось акционирование машзавода (читай – разбазаривание). 

– Мне тогда предлагали, как бывшему директору акции. Отказался. Представьте, я всю жизнь, начиная с ученика слесаря, шёл к тому, каким стал завод при мне. В его разграблении участвовать отказался. А многие нажились, разбогатели…

Не так давно руководство машзавода жаловалось на отсутствие заказов: нет их и всё тут! Лесков не верит: 

– Сохранить завод можно было, и я говорил об этом в своё время. Мне было известно, что китайцы ищут спонсоров, изготовителей для производства машины «Сунгари», о чём я говорил не раз при визитах на машзавод. Но новое руководство искало заказчиков в западной части России, например, в Чехословакии. С Китаем же работать отказались. И здесь, поближе, заказчиков совсем не искали.

Могли и посадить
Успехи Лескова на заводе были замечены в обкоме. Первый секретарь обкома партии Михаил Иванович Матафонов однажды он сказал: «Министр Брехов тебя хвалил. Вспоминал твою смелось для стабилизации финансового положения завода, и ликвидацию сверхплановые запасы материалов». Это означало одно: Лескова ждала новая не менее важная и сложная работа. Вадима Тихоновича назначили вторым секретарём горкома партии, а через год он стал председателем читинского горсовета. Опытный управляющий взялся за дело с толком и расстановкой. 

За два года работы на этом посту постарел, сердце стало шалить. Но старался не замечать этого, служил партии, выполнял задачи, поставленные ею. Спасал однажды жителей Острова от наводнения. Осматривал результаты бедствия лично сам. Остановить стихию можно было отсыпкой грунтом, который надо было брать далеко от города, а время не ждало – вода наступала. С учётом этого решено было брать грунт на тыльной стороне Титовской сопки. Положение было исправлено.

Почти то же самое получилось с мостом через Читинку в районе мемориала. Мост был построен, и его прозвали «мост в никуда», так как заехать на него не было возможности. В это же время завозился грунт для отсыпки дамб водозабора, часть его перенаправили на отсыпку подъездов к мосту. Работы велись два года, и мост, наконец, был запущен. 

Чувствовать проблемы людей
Много шума наделал градоначальник Лесков, когда срочным порядком перепрофилировал только отстроенное здание школы под диагностический центр (здание центра на Коханского изначально планировалось под школу). 

– С диагностикой в Чите было тяжело, мягко говоря. В Москве пообещали диагностический комплекс. Но заявили: если найдёте подходящее здание быстро – отдадим. Мы нашли, хотя возражений было много. Таких комплектов оборудования тогда было выдано только три –  Чите, Москве, Ленинграду. 
С появлением диагностического центра медицина Читы сделала приличный шаг вперёд.

Не раз и не два Лесков шёл наперекор другим. Всем читинцам хорошо известно здание «Авиаэкспресс» по улице Ленина. Изначально оно предназначалось полностью для магазинов. Вопреки этому Вадим Тихонович поручил перепрофилировать здание под кассы «Аэрофлота». Людям стало комфортнее, ведь раньше кассы находились на первом этаже гостиницы «Забайкалье», где было тесно и душно. Это не могло не беспокоить градоначальника. 

Никого не стал слушать, когда отдавал первый этаж только отстроенного общежития на Курнатовского под отделение гинекологии, роддом. Условия для рожениц по тем временам были созданы шикарные: в каждой палате туалет, душ. Получил за это самоуправство Лесков выговор по партийной линии, но о своём решении не жалел. 

Отслужил председателем Читинского горисполкома ровно два созыва, на третий не пошёл. Понимал, что люди связывали улучшение условий жизни с новым руководством. 
– Люди ждали человека с новыми идеями, –  рассудил Вадим Тихонович, не цепляясь за кресло.

Вот так надо работать!
После перестройки Лесков стал работать в новой системе – управляющим делами администрации Читинской области. Отработав десять лет, ушёл на заслуженный отдых. Сегодня его память нет-нет да всколыхнёт былое, а душу снова согреют ордена «Красного Трудового Знамени», «Знак Почёта», медали «За заслуги перед Читинской областью», «За заслуги перед городом». 3 сентября Вадим Тихонович отметит 80-летний юбилей. Говорят, что заранее не поздравляют, поэтому просто скажем: вот так надо жить, вот так надо работать и вот так надо заботиться о людях!

Все материалы рубрики "Люди родного города"
 

Ольга Чеузова
Фото из архива В.Т. Лескова

«Читинское обозрение»
№35 (1415) // 31.08.2016 г.

Вернуться на главную страницу

0 комментариев

Еще новости
8 (3022) 32-01-71
32-56-01
© 2014-2022 Читинское обозрение. Разработано в Zab-Net