Главная / Авторы / Людмила Арзамасцева / Дело всей её жизни
Дело всей её жизни
Первому директору Читинского музея декабристов Елене Фёдоровне Калашниковой исполнилось 90 лет


Замечательной женщине, первому директору Читинского музея декабристов, заслуженному работнику культуры РФ, заслуженному деятелю культуры и искусства Читинской области Елене Фёдоровне Калашниковой 9 марта исполнилось 90 лет. «Дайте мне музей, и я заполню его», — когда-то сказал Пабло Пикассо. Едва ли можно найти более точное выражение, характеризующее нашего юбиляра.

Нелёгкое военное детство, годы учёбы
Родилась она в деревне Верх-Аманаш, что в 40 километрах от города Канска Красноярского края. Елена была вторым ребёнком после старшей сестры Веры в семье Фёдора Филипповича и Анастасии Илларионовны Хоменко. Через пять лет родится ещё одна девочка, назовут Ниной. Все сёстры в будущем получат высшее образование, станут известными людьми в Забайкалье. А пока вернёмся в те далёкие тридцатые. Маленькой Елене не было и года, когда заболела чёрной оспой. Родители уже были готовы к тому, что девочка не выживет. Но она выжила! Вскоре семья перебралась в Читу. Поселились на улице Крестьянской. На этой улице и пройдёт её детство. Родители закончили ликбез. Отец работал кондуктором на железной дороге, мать выучилась на парикмахера и работала по этой специальности. В школу Лена пошла в 8 лет. Первые классы в те годы располагались в одноэтажном кирпичном здании на улице Байкальской, где сейчас стоматологическая поликлиника. Когда началась война, в нём устроили госпиталь. А дети учились «на горе», рядом со школой военных техников (ШВТ). Железная дорога была переведена на военное положение. Отца, как железнодорожника, не призывали, оставили по брони. Мама работала надомницей от городской швейной мастерской, починяла солдатские ватники и шапки. Телогрейки, брюки, шапки, упакованные в тюки, носила на своих плечах с первой Читы на вторую и назад. Много работали и девочки, как и все другие ребятишки: сажали, огребали, копали картошку, носили воду на коромыслах, убирались по дому и во дворе. Лена около мамы многому научилась: шить, кроить, вязать. Эта наука пригодится по всей жизни и выручает до сих пор.

Окончив 7 классов, девушка поступила в Читинское дошкольное педучилище. Активно занималась спортивной гимнастикой, участвовала в художественной самодеятельности. На одном из городских смотров впервые увидела своего будущего мужа Илью Калашникова. Он, будучи студентом пединститута, пел со сцены со своими однокурсниками. Но до личных отношений тогда ещё было очень далеко. Окончив педучилище, Елена Фёдоровна поработала воспитателем старшей группы в детском саду, готовясь к поступлению в Читинский пединститут. Выбрала факультет русского языка и литературы. На втором курсе вышла замуж за того самого Илью Арсентьевича, с которым счастливо прожили 36 лет. Но судьба иногда бьёт очень жестоко. В 1988 году его не стало. Немного позже она потеряет маму и младшую сестру Нину.

Как начинался музей декабристов
После института Елена Фёдоровна поехала работать в Улётовскую среднюю школу, директором которой тогда трудилась её старшая сестра Вера Фёдоровна. Через несколько лет в связи с переводом Ильи Арсентьевича переехали в Читу. В 1967 году Елена Фёдоровна принята на работу библиотекарем в Читинский областной краеведческий музей. В 1973 году — она уже научный сотрудник музея. Кто бы мог тогда подумать, что это событие в жизни Елены Фёдоровны станет первой ступенькой, ведущей к самому большому успеху в её творческой деятельности.

В это время в городе обсуждался и решался вопрос, как быть, а, вернее, как спасти разрушающееся старинное здание Михайло-Архангельской церкви постройки 1776 года. Для её восстановления требовался большой ремонт, местные представители РПЦ от него отказались. Наконец, здание передали в ведение управления культуры. Областной музей организовал ремонтные работы и разместил в нём экспозицию по истории города Читы. Она состояла из нескольких разделов, в том числе — небольшая витрина, посвящённая декабристам. Возле неё чаще всего и подолгу останавливались посетители. Постепенно созрело решение: всё здание оборудовать под музей, посвящённый дворянским революционерам. Елену Фёдоровну назначили заведующей филиалом областного краеведческого музея «Церковь декабристов». Для начала составили тематико-экспозиционный план — основу будущего музея. В итоге приняли идею развёрнутого показа движения декабристов на первом этаже и сибирский период — на втором. Этим наш музей принципиально до сих пор отличается от всех других, поэтому требовал индивидуального подхода. План экспозиции первого этажа музея был разработан Н.С. Козловой, ставшей с первых же дней правой рукой, неизменной соратницей и спутницей Елены Фёдоровны.

Проект реставрации заказали в Московском институте «Спецпроектреставрация». Реставрация — в переводе с латинского — восстановление. Это значит, музейные экспозиции надо было вписать так, чтоб сохранить здание в первоначальном его облике, как памятника истории и архитектуры. Для будущего музея собственных экспонатов было немного, но зато это были мемориальные предметы: часы и столик работы Бестужева, шкатулка и вышивка бисером из дома Волконской, книги с автографом С.Р. Лепарского, личные вещи Д.И. Завалишина.

Активно в работу по художественному оформлению музея включился художник Ленинградского отделения комбината живописно-оформительского искусства Г.Г. Кравцов, к которому шли заказы со всей России. Но к Чите он отнёсся с особым вниманием, так как понимал, что Петербург с Читой связывает нечто большее, чем с другими городами. Просмотрев и прочитав экспозиционный план, составленный в Чите, он высказал своё мнение: «Но у вас же мало экспонатов!». И женщины взялись за сбор экспонатов. Из Москвы привезли гостиную мебель, из Петербурга — бюро, визитный столик, каминные часы, трёхсвечный канделябр. Постепенно появились в музее крестьянский диван (конопень), крестьянские стулья и кресло. Государственный Эрмитаж выделил пистолет 1813 года и полусаблю, причём совершенно бесплатно, Бородинский музей — картечь, пули, ядро с Бородинского поля. Встал вопрос: как везти в Читу? Сдавать в багаж нельзя. Решили взять с собой в салон самолёта. Но при переходе через рамку металлоискателя экспонаты «зазвенели». На вопрос «что это?» Елена Фёдоровна честно ответила: «оружие». В служебном помещении, куда её пригласили, предъявила документы, разрешающие вывоз. На «Ленфильме» удалось выкупить мундир пехотного генерала, в котором снимался один из актёров в кинофильме «Звезда пленительного счастья». Собирали и мелкие бытовые вещи: веер, подсвечники, чернильные приборы, музыкальные инструменты, посуду, скульптурные портреты Николая I и Наполеона, курительные трубки. Потомки семьи Ивашевых подарили венчальные свечи. В библиотеках разных городов получили в дар книги 18 и 19 веков.

Началась поисковая работа в архивах городов Улан-Удэ, Читы, Тобольска, Иркутска. Неоценимое содействие и здесь оказал вышеупомянутый Г.Г. Кравцов. Он помогал отбирать в фондах центральных музеев Москвы и Ленинграда изобразительные, иконографические и документальные материалы, заказывать их копии московским и ленинградским художникам.

По проекту художественного оформления для освещения внутренних интерьеров второго этажа предусматривались люстра и светильники из латуни. Для их изготовления 500 килограммов этого металла удалось добыть через Смольный на номерном заводе Ленинграда.

У восточной стены на первом этаже музея предполагалось установить самое большое полотно (173 х 248 см) «Восстание на Сенатской площади в Петербурге 14 декабря 1825 года». Составили задание со списком необходимой литературы, чтобы исполнителю проникнуться темой, и был объявлен конкурс среди художников Ленинграда. Те, кто принял участие, вскоре представили свои эскизы. Елена Фёдоровна вместе с Г.Г. Кравцовым отобрали работу А.А. Мельникова, и он получил заказ на выполнение картины.

Теперь уже мало кто помнит о том, что к открытию музея не было известно место захоронения супруги Д.И. Завалишина. Надгробье было когда-то снесено. Надо было установить точное его нахождение. Продолжали поиски в архивах. Выручил альбом с фотографиями начала 20 века, принадлежащий А.К. Кузнецову, основателю и первому директору Читинского краеведческого музея. На одном из снимков хорошо виден надгробный камень на захоронении Аполлинарии Семёновны. Списались с Б.И. Еропкиным, внуком Завалишина, спросили его согласие на установку вновь отлитой из чугуна надгробной плиты. Таким образом, закрыли ещё одно «белое пятно». Кстати, в 1994 году Борис Иванович Еропкин посетил Читу и был гостем и в музее, и в доме Елены Фёдоровны.

Поскольку в Забайкалье не было строительного подразделения, специально занимающегося реставрационными работами, для выполнения этих задач был привлечён Читинский «Горремстройтрест». На объекте одновременно трудилось большое количество рабочих и мастеров разных специальностей: плотники-столяры, отделочники, электрики, сантехники. Одновременно на машзаводе отливали секции чугунного ограждения, в областной типографии печатались этикетки и тексты. Дописывали картины художники А. Мельников, О. Марушкин, П. Страхов, А. Галеркин. Каждый выполнял своё задание.

Музей открылся, но работы не убавилось
26 декабря 1985 года музей распахнул свои двери. После торжественных речей и разрезания ленточки первую экскурсию провела сама Елена Фёдоровна. И пошёл народ в новый музей. И не просто пошёл, а, как говорят, «повалил валом». Очень быстро музей превратился в центр по изучению декабристского наследия и стал визитной карточкой города. Сюда потянулись потомки декабристов, проживающие в российских городах и за рубежом.

В 1988 году Елена Фёдоровна ушла на пенсию. Неуёмная натура не давала покоя. В голове оставалось «планов громадьё». Через три года вернулась в музей старшим научным сотрудником. Проводила экскурсии, вела научно-исследовательскую работу. На основе архивных документов и изученных материалов исторической и мемуарной литературы писала статьи. В научных сборниках, периодической печати публикует свои исследования, очерки, всего их более 140. В многотомное издание «Энциклопедии Забайкалья» включены 53 статьи, за что в 2006 году автора отметили медалью «За вклад в создание энциклопедии». Двумя годами раньше награждена медалью «За вклад в наследие народов России». В это же время ею сделано описание всех экспонатов музея и составлен каталог «Музей декабристов в Чите». Но многие интересные и ценные сведения, пока нигде не публиковавшиеся, остались за пределами музейных стендов. Елена Фёдоровна решила всё это включить в «Каталог документов, исследованных сотрудниками музея. Декабристы. Архивы рассказывают» и обнародовать его. Получилось замечательное пособие для декабристоведов, музейных работников, студентов, преподавателей, одним словом, для тех, кому интересна история нашего Отечества.

В сотрудничестве с библиотекой имени Нарышкиных в музее проводятся музыкальные вечера, театрализованные представления, роли в которых исполняют артисты краевого театра драмы. Ежегодные декабрьские научно-практические конференции с докладами, с фильмами привлекают большое количество участников.

Вот уже 37 лет музей живёт полнокровно, насыщенно, интересно. Правда, пандемия наложила свой негативный отпечаток на его деятельность, как и на всю нашу жизнь. Да и в судьбе Елены Фёдоровны в начале прошлого года случилась страшная трагедия: коронавирус унёс жизнь старшей дочери Татьяны. Но навещают и поддерживают Елену Фёдоровну многочисленные внуки и правнуки. В эти дни они все соберутся в её доме, приедет из Уссурийска младшая дочь Марина, чтоб поздравить замечательную маму, бабушку, прабабушку с красивым юбилеем. Жизнь продолжается.

Все материалы рубрики "Люди родного города"
 

Людмила Арзамасцева
Фото Максима Федосеева 
«Читинское обозрение»
№11 (1703) // 16.03.2022 г.



Вернуться на главную страницу

0 комментариев

Еще новости
8 (3022) 32-01-71
32-56-01
© 2014-2022 Читинское обозрение. Разработано в Zab-Net