Главная / Авторы / Екатерина Скороход / Думай, что говоришь
Думай, что говоришь
Эксперт-лингвист — профессионал, работающий на стыке разных дисциплин


«Словом можно убить, словом можно спасти…» — все помнят строки из этого стихотворения. Оказывается, неосторожно сказанное или написанное слово может привести и к проблемам с законом.

Как правильно использовать это волшебное средство коммуникации и что такое лингвистическая экспертиза, нам поведала заведующая кафедрой русского языка и методики его преподавания ЗабГУ Юлия Щурина.

В нашей неспокойной жизни конфликтные ситуации порой приобретают поистине массовый характер, и одним из самых эффективных способов воздействия на оппонента выступают оскорбительные выражения и обидные слова, намеренно или по неосторожности высказанные в его адрес. Конечно, у каждого индивида существует собственное представление о границах дозволенного, однако здесь на помощь может прийти лингвистическая экспертиза.

Судебная лингвистическая экспертиза назначается по уголовным, гражданским, арбитражным делам, а также по делам об административном правонарушении. Объектом исследования для экспертов могут стать письменные тексты, различного рода плакаты, в том числе рекламного характера, а также переписка в социальных сетях.

Пожалуйста, примите мои искренние оскорбления
Лингвистическая экспертиза — это разного рода исследования, направленные на выявление особенностей языка, которые в юридической практике призваны помочь принять то или иное досудебное либо судебное решение. Дело в том, что произведение речи может быть источником некой значимой информации, необходимой для раскрытия и расследования уголовных преступлений, административных правонарушений или способствующей объективному разрешению гражданско-правовых споров. Вот здесь-то и приходят на помощь учёные-лингвисты, которые подвергают анализу спорные тексты и готовят на основании этого экспертное заключение.

— Чаще всего такого рода исследования посвящены проблемам, связанным с клеветой и оскорблениями, — рассказывает Юлия Щурина. — Оскорбление, как умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме, может иметь место и в бытовой сфере, и в условиях делового общения. В задачи эксперта входит установление ряда признаков, при наличии которых то или иное выражение может быть признано оскорбительным. Причём оценка личности обобщённого характера, противоречащая общественным нормам, вовсе не обязательно выражена с помощью ненормативной лексики. Это может быть лексика метафорического характера, так называемые зоометафоры типа: «козёл», «баран», «свинья» и так далее. Оскорбительно могут звучать и названия некоторых профессий, направленные в адрес человека: «палач», «мясник». Нередко приходится выполнять экспертные исследования по вопросам защиты чести и достоинства, то есть проверять сведения, содержащиеся в том или ином тексте и предположительно порочащие деловую репутацию человека. Здесь, как правило, встаёт вопрос о том, в какой форме они выражены — в форме оценочного суждения или же в виде утверждения, как некий объективный факт. В первом случае, к примеру, если журналист высказывает своё личное мнение, на которое он имеет право, границы допустимости суждения могут быть не нарушены, однако вторая ситуация подлежит верификации, то есть проверке на достоверность, правильность и точность. В случае признания несоответствия действительности приведённые факты признаются ложными, и это уже можно рассматривать как клевету.

Кто писал?
Автороведческая лингвистическая экспертиза призвана установить или опровергнуть факт авторства того или иного материала и требует для её проведения достаточно большого объёма текста. Стремительное развитие информационных технологий, когда каждый человек имеет почти неограниченный доступ к разным источникам информации, обострило проблему плагиата.

— Данный вид экспертизы может быть инициирован не только вопросами плагиата, — уточняет Юлия Васильевна. — Это могут быть случаи, когда, к примеру, заявления, написанные и подписанные формально разными людьми, совпадали в большом количестве языковых моментов, что наталкивало на мысль о том, что они были составлены под диктовку одного человека. Иногда в протоколах допросов разных лиц встречаются буквально одинаковые фрагменты текста, словно это одни и те же показания.

К сожалению, в современных реалиях актуально ещё одно направление лингвистической экспертизы — установление моментов, связанных с противодействием экстремизму и терроризму, а также разжиганию межнациональной и религиозной вражды. Тут уж, как говорится, не до шуток. К счастью, по словам Юлии Щуриной, крайние формы этого, заключающиеся в призывах к терроризму и свержению государственной власти, встречаются крайне редко, а вот случаи, которые можно расценивать как способствование межнациональной или религиозной розни, время от времени появляются в интернет-пространстве:

— Здесь всё не так просто, поскольку помимо формальных признаков призыва, к примеру таких, как употребление глаголов в форме повелительного наклонения второго лица, существует и множество других моментов, которые непременно должны быть учтены.

Всё на научной основе
Несмотря на то, что, как и в любой другой разновидности экспертизы, исключить полностью субъективный фактор не представляется возможным, специалисты в этой области, принимая решение, всегда основываются на научных фактах, используя для каждого вида анализа определённые методы. Их совокупность обязательно указывается в результатах исследования — это могут быть дискурсивный, синтаксический анализ текста, анализ семантической структуры высказывания или что-то иное, в зависимости от поставленной задачи. Существует целый инструментарий, призванный поставить этот вид экспертизы на твёрдую научную основу. Безусловно, и опыт эксперта, и прецеденты, встречавшиеся в его практике, влияют на принятие того или иного решения, но фраза «Мне тут что-то показалось» — не про лингвистическую экспертизу.

Скептикам же, сомневающимся в жизнеспособности этого направления, специалист предлагает ознакомиться с трудами основоположника лингвистической экспертизы, авторитетного классика в этой области Анатолия Николаевича Баранова. В некоторых вузах существует традиция преподавания дисциплины «Юрислингвистика», объектом изучения которой являются взаимоотношения языка и права. Кроме того, издаётся специальная литература в этой области, существуют курсы переподготовки. Эксперт-лингвист — это профессионал, работающий на стыке разных дисциплин, основополагающими из которых безусловно являются глубокие познания в области русского языка, языковедения и речеведения.

Несмотря на то, что это направление возникло сравнительно недавно, оно очень быстро развивается и становится всё более и более востребованным. Оно и понятно — развитие информационных технологий неизбежно расширяет пространство публичной коммуникации, что не может не привести к увеличению эпизодов, где проведение лингвистической экспертизы становится необходимым условием.

Нередки случаи, когда судебные органы назначают проведение так называемой психолингвистической экспертизы, когда нужно проанализировать степень воздействия на адресата.

— В этих обстоятельствах применяется комплексный подход, но и здесь не всегда представляется возможным дать однозначный ответ на поставленный вопрос. Тогда даётся оценочное заключение, к примеру, в виде формулировки: «Этот материал действительно может оказать негативное воздействие на читателя, потому что способен спровоцировать чувство ненависти по отношению к…». И так далее, — рассказывает Юлия Васильевна.

В связи с этим лингвист уточняет, что процесс работы заметно облегчается в том случае, когда заказчик правильно ставит вопросы перед экспертом, а не просто голословно утверждает: «Что-то здесь не то…».

— Поэтому сотрудничество с людьми на основе полного взаимопонимания даёт гораздо более хорошие результаты, — говорит она. — Понятно, что итоговое решение всё равно остаётся не за экспертом, а за судьёй. Принять во внимание решение экспертов или нет, решают в суде. Моё дело — проанализировать материал, вопрос о том, как юридически применить результаты экспертизы, — уже отдельная история, и этим занимаются другие люди. Само собой, в основном приходится анализировать негативного плана вещи, хорошее здесь вряд ли встретишь. Такова уж специфика работы.

По секрету всему свету
Зачастую на лингвистическую экспертизу «напрашиваются» тексты представителей СМИ, которые грешат тем, что вырывают слова из контекста, в результате чего кардинальным образом искажается суть сказанного, выдумывают не совсем соответствующий содержанию материала «горячий» заголовок, чтобы привлечь внимание читателя.

— В этом отношении пока ещё не скомпрометировала себя газета «Читинское обозрение», которую я всегда привожу в пример студентам в качестве образца классического стиля, — замечает Юлия Щурина.

Несмотря на то, что ещё классики нашей литературы говорили об ответственности писателя и журналиста за публичное слово, по словам Юлии Щуриной, в том, какое впечатление производит текст на того или иного читателя, неизбежно присутствует субъективный фактор. Однако достаточно серьёзными «осложнениями» публикации такого рода материалов становится шлейф комментариев и обсуждений согласных и несогласных граждан. Поскольку особенностью не так давно появившегося у нас текстового жанра комментария является неизбежная трансформация в конфликт, закончиться такая словесная перепалка запросто может в суде. Попробуй потом вспомни, с чего всё началось — заклеймят моментально. Здесь нужно учитывать и такой факт, что нагнетанием негатива в сети по разным причинам занимаются не только рядовые пользователи, но и так называемые тролли — люди, размещающие грубые и провокационные сообщения в дискуссионных форумах. Для них данный вид деятельности, по всей видимости, уже перерос в нечто более серьёзное.

Осторожность не помешает
Единственный вариант избежать неприятностей, с этим связанных, — быть предельно осторожным со словом, выражаясь по-простому, следить за языком. Необходимо чётко разграничивать личную переписку, прочесть которую может лишь ваш адресат, и публичное пространство интернета, открытое для всех пользователей.

Это утверждение актуально и по отношению к устному общению, когда нужно разделять коммуникацию неформальную, персонально ориентированную, и публичную, нацеленную на массового адресата. Это совершенно разные сферы, требующие соблюдения определённых правил речевого поведения. Проще говоря, то, что человек может позволить сказать себе на кухне среди близких людей, не должно звучать во всеуслышание.

— Конечно же, по большей части это касается публичных людей, однако никто из нас не знает, как и при каких обстоятельствах может оказаться в ситуации публичности. Как говорится, «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовётся…», — уточняет Юлия Васильевна.

Здесь некоторые могут возразить: «Я всегда контролирую себя и на людях не употребляю ненормативную лексику». Означает ли это, что человек застрахован от неприятностей подобного рода? Вовсе нет. Оскорбление может быть соткано не только из ненормативных слов, оно может быть оформлено в форме иронической конструкции, сарказма или других речевых моделей. И это тоже одна из особенностей нашего великого и могучего.

Что уж говорить о конфликтных ситуациях, когда каждый из нас может сгоряча наговорить своему оппоненту кучу ненужных вещей. Это может быть ссора с соседом по лестничной клетке или другой бытовой конфликт. Нередко и в рабочих коллективах грубое межличностное общение воспринимают как нечто само собой разумеющееся. Как говорится, сколько верёвочке ни виться… Не исключено, что ваш шеф или подчинённый захочет отыграться на вас, и вот тогда сказанное когда-то вами слово может стать поводом привлечь вас к ответственности. Тем более, если свидетелями вашей ссоры стали третьи лица. Не стоит также забывать и о том, что сейчас почти у каждого человека есть возможность записать разговор с помощью диктофона, встроенного в телефон.

Да, таковы реалии нашего времени — ответственность за каждое изречение растёт. Однако мы, к счастью, не ощущаем ещё на себе полную силу опасности неосторожно сказанного слова. Обратите свой взор на Запад, где судебные процессы о клевете и оскорблении считаются уже чем-то вроде нормы. Особенно если это касается дискриминации людей по разным параметрам, а их, как известно, сейчас немало.

Конечно, мы не роботы, и подвергать дотошному анализу каждую свою реплику невозможно, даже если помнить всем известную поговорку «Слово — не воробей». И всё же осторожность не помешает. Тем более, что за оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной или иной, противоречащей правилам поведения и общения форме, законом предусмотрена административная ответственность. Пусть даже брошенная вами фраза не будет подлежать юридической квалификации, в любом случае она повлечёт за собой как минимум общественное осуждение. Конечно, и это пройдёт. Но, как говорится, осадочек-то останется…

Все материалы рубрики "Темы"
 

Екатерина Скороход
Фото автора
«Читинское обозрение»
№7 (1699) // 16.02.2022 г.



Вернуться на главную страницу

0 комментариев

Еще новости
8 (3022) 32-01-71
32-56-01
© 2014-2022 Читинское обозрение. Разработано в Zab-Net