Главная / Авторы / Ирина Комогорцева / Гараж чудес им. Якубовича
Гараж чудес им. Якубовича
Спор в гаражном кооперативе на КСК скоро отметит 10-летие, а договариваться стороны никак не хотят


Противостояние Альберта Якубовича с правлением гаражно-строительного кооператива (ГСК) №40 длится уже не первый год и заканчиваться, кажется, не собирается. Окончательно выяснить, кто же из спорщиков прав, не могут даже суды.

Устав – не устав
Скандал в гаражном кооперативе №40 начался ещё в 2007 году, хотя предпосылки к нему назревали до этого. Почти 10 лет назад ревизионная комиссия, созванная Альбертом Фёдоровичем Якубовичем, обнаружила нарушения со стороны правления кооператива и его председателя Сергея Кочманова:

– Это была уже вторая проверка. До этого другой председатель ревизионной комиссии насчитал ему присвоение денежных средств – около 600 тысяч рублей. Он обещал оплатить, но не сделал этого и продолжил работать. При нашей проверке мы насчитали 700 тысяч. Инициативной группой мы пытались дважды снять председателя, но его восстановили по суду из-за отсутствия кворума (чтобы общее собрание состоялось, нужно было собрать 114 членов ГСК, обладающих решающим голосом), и он продолжил мошенничать.

Устав – основной документ, который регулирует деятельность гаражного кооператива. В нём прописаны ключевые пункты и задачи кооператива: вступление в ГСК, источники поступления доходов (различные виды взносов), вопросы об общей собственности кооператива, возможность ухода из кооператива, порядок исключения из ГСК.

В августе 2007 года общим собранием членов ГСК №40 был принят новый устав, регулирующий деятельность кооператива, который в конечном итоге и стал последней каплей в чаше терпения Альберта Фёдоровича.

– На протяжении нескольких лет председатель вытворял, что хотел. Увеличил в три раза членские взносы, проводил сборы средств с членов кооператива без предоставления каких-либо отчётов. При этом прикрывался фальшивым уставом 2007 года, в соответствии с которым все решения по финансовым вопросам может решать правление (в том числе утверждение размеров, форм и порядка оплаты вступительных, дополнительных и целевых взносов). А ведь у нас действует устав 1997 года, в котором прописано: только общее собрание членов кооператива имеет право повышать или понижать членские взносы, – говорит Якубович.

По словам Альберта Фёдоровича, общих собраний уже десять лет как нет – не приходит достаточное количество людей.

Член правления кооператива Алексей Брянцев с этими словами соглашается и добавляет, что им удалось собрать максимум 88 человек. Больше – не приходит.

– У нас до этого порядок был – все вопросы решались по подписным листам – очно-заочное голосование. То есть, даже если ты присутствовал на собрании, тебе даётся бланк для голосования, где ты своей рукой подписываешься под решениями, чтобы не было потом «а я не знал», а подпись стоит, – добавляет Алексей Владимирович.

Что касается устава 2007 года, то Алексей Брянцев заявляет, что он является полностью законным:

– Одно время в стране были рейдерские захваты, потому что регистрация документов была от фонаря – берёшь любую печать организации, приносишь документ и вносишь изменения в уставные документы. Сейчас процедура регистрации усложнилась. Теперь, прежде чем что-то внести в уставные документы, ты должен сходить к нотариусу и заверить документы.

В 2012 году на одном из многочисленных судебных процессов выяснялось, что копии устава от 2007 года, который, по словам Брянцева, он лично относил в налоговую, там не оказалось. Когда он это узнал, то заверил все документы у нотариуса и снова отнёс их в налоговую.

– На данный момент у нас этот устав зарегистрирован, – уверяет он.

Дорогие опоры
Одной из главных претензий к нынешнему правлению от Альберта Фёдоровича является 17-летнее отсутствие каких-либо работ по улучшению кооператива. Так, по словам пенсионера, деньги на ремонт собирали, но никаких отчётов не представляли, хотя по уставу должны.

– Для лучшего контроля за расходом электроэнергии членами кооператива председатель вывесил объявление, чтобы все закупили новые счётчики и медный двужильный провод. А сам проявил «находчивость», собрал, где только было можно (на свалке, на пунктах приёма металлолома) ящики разных размеров, не приспособленных для установки новых счётчиков, – жалуется Альберт Якубович.

Однако член правления кооператива Алексей Брянцев парирует, что для замены электростолбов им удалось найти один из наиболее дешёвых вариантов:

– У нас кооператив самый старый на КСК. Линии электропередачи были в аварийном состоянии, мы опоры поменяли. В последний раз ко мне приехали из ОБЭП, говорят, что я украл. Я заявляю: докажите, что установка этих столбов, демонтаж старых опор, подключение – всё это дешевле стоит, что я украл что-то, тогда и будем говорить. Но ведь не могут – какие претензии?

Плата за каждый квадрат
Ещё одна причина неприязни Альберта Фёдоровича к правлению ГСК – увеличение ежемесячных членских взносов. Дело в том, что по решению общего собрания членов кооператива (по мнению Альберта Фёдоровича, несостоявшегося) в августе 2007 года членские взносы стали взиматься исходя из размера гаража – 5 рублей за 1 квадратный метр в месяц.

– У нас в гаражном кооперативе 450 гаражей. Из них, грубо говоря, 200 гаражей маленьких – 3 на 6 метров, 200 гаражей – больших, они приблизительно равны 27 квадратным метрам, и 50 – больше 27 квадратных метров. На собрании решили членские взносы не со всех одинаково брать, а с квадратной площади гаража, – рассказывает Алексей Брянцев.

По его словам, на тот момент в членах правления находились все, у кого гаражи были больше 27 квадратных метров:

– То есть, изначально мы сами к себе в карман залезали, когда устанавливали такие взносы.

В итоге получилось, что те, у кого гараж больше, платят больше. В 2012 году сумму увеличили до 7 рублей за квадрат, а сейчас – уже 11 рублей. В целом сумма членских взносов за 10 лет выросла чуть более чем в два раза. И если для владельцев маленьких гаражей сумма была заметной, но не критичной, то для тех, чьи гаражи оказались больше 50 квадратных метров, взносы оказались немалыми (свыше 500 рублей в месяц с гаража).

Исключить нельзя оставить
Альберт Фёдорович стоял у истоков ГСК № 40, помогал его строить, с 1978 года являлся его членом и даже одно время был председателем. А в апреле 2013 года его вместе с сыном исключили из кооператива. По словам пенсионера, собрание, на котором в повестке стояло его выдворение из кооператива, не состоялось, потому что очно там присутствовало всего 17 человек. Однако в протоколе собрания указано 114 человек, обладающих решающими голосами.

В тексте протокола того собрания Альберта Фёдоровича и его сына Юрия исключили как злостных должников по оплате членских и иных взносов более трёх лет (за Альбертом Фёдоровичем числится долг в 5 тысяч 636 рублей, а за его сыном – в 35 тысяч 434 рубля).

– Председатель меня и моего сына исключил из кооператива за то, что, якобы, я не платил деньги. Однако у меня есть бумаги, говорящие, что я плачу. Но я плачу столько, сколько утверждено общим собранием, а их с 2007 года не было. В итоге он считает, что я плачу мало, и отключил меня от света, – сетует Альберт Фёдорович.

По уставу 2007 года член кооператива может быть исключён на основании решения правления при систематической неоплате членских взносов более 6 месяцев подряд при просрочке внесения дополнительных взносов более чем на два месяца. По словам Алексея Брянцева, Альберт Фёдорович с 2007 года платил по 80 рублей в месяц на основании собрания 1997 года, а его сын и вовсе не интересовался делами кооператива.

Летом 2016 года Альберт Якубович подал в суд иск на председателя ГСК №40 Сергея Кочманова о признании недействительным протокола собрания, на котором его исключили из кооператива. Однако из-за пропущенного срока исковой давности без уважительных причин и заявления требований к ненадлежащему ответчику (к председателю, а не кооперативу) суд Альберту Фёдоровичу в удовлетворении требований отказал.

Однако судебное дело, в котором прокурор Черновского района в интересах пенсионера обратился к ГСК №40 с иском о восстановлении подачи электроэнергии (электроснабжение гаража было прекращено после исключения пенсионера из членов кооператива), Якубович выиграл. Но свет в гараж так и не вернулся. Почему?

Обесточенный гараж
Алексей Брянцев на этот вопрос отвечает, что у кооператива с Альбертом Фёдоровичем нет никаких договорных отношений, на основе которых можно было предоставлять пенсионеру электроэнергию:

– Он не член гаражного кооператива, он исключён. У меня как у юрлица должны быть основания давать ему свет. Человеку была предоставлена возможность – подписать договор о поставке электроэнергии. Мы как кооператив обязуемся поставлять ему электроэнергию, он как потребитель обязуется её оплачивать в полном объёме. Договор дедушка не подписывает. На каком основании я должен подключать ему свет?

К тому же, по словам Брянцева, у Альберта Фёдоровича 450 неоплаченных киловатт долга.
– Я не собираюсь подключать его без договорных обязательств. Оплатит долг, подпишет договор, и будет свет, – говорит член правления ГК.

Кооператив – мини-государство?
Если представить гаражный кооператив как государство, то устав превратится в Конституцию, председатель – в главу государства, членские взносы – в налоговые сборы, а члены правления – в исполнительную власть. А если такая «страна» демократическая, то любой член кооператива обладает правом голоса и может вместе с другими, такими же, как и он, принимать решения «государственного» масштаба. Но практика показывает, что и сами члены гаражных объединений, и их руководители недовольны существующим положением дел. Владельцы гаражей годами не платят взносов и не ходят на собрания, а непонятно как выбранные председатели кооперативов бесконтрольно тратят общие деньги, и ничего, по мнению рядовых членов, не делают. Каждое общее собрание (если на него удастся собрать хотя бы одну треть членов кооператива) превращается в поле брани и склоки.

Приведённая история, к сожалению, очень типична и не является исключением. Подобные происходят во многих гаражных кооперативах, дачных товариществах – всюду, где законом установлена «власть народная». И подобное будет повторяться снова и снова, пока кооперативщики не поймут, что всё, что им надо, – это не слепо следовать инструкциям сверху, сидя каждый в своём гараже, а использовать своё право голоса, ходить на общие собрания и вместе решать, что лучше для всех, а не предоставлять это право кому-то одному.
Казалось бы, чего проще, но в том и соль, что как раз договариваться-то мы и не умеем.

Все материалы рубрики "Темы"
 

Ирина Комогорцева
Рисунок Владимира Иванова
«Читинское обозрение»
№4 (1436) // 25.01.2017 г.

Вернуться на главную страницу

0 комментариев

Еще новости
8 (3022) 32-01-71
32-56-01
© 2014-2022 Читинское обозрение. Разработано в Zab-Net