Главная / Авторы / Сергей Балахнин / «Красные дьяволята»
«Красные дьяволята»
Часть I


100-летию Ленинского комсомола,
101-й годовщине Октябрьской революции посвящается…

…Защитники родной деревни затерянной в прериях — трое совсем юных, безрассудно смелых, ковбоев против банды и её свирепого главаря. Опасные приключения, безумные скачки, перестрелки. А где-то рядом разыскивает преступников отважный шериф и его команда крутых парней… 

Что это? Сюжет лихо закрученного вестерна? — предположит иной читатель-зритель. И он будет прав, с той лишь оговоркой, что действие этого вестерна происходит не на диком «Весте» ( West ) — Западе, а на диком «Исте» ( East ) — Востоке начала 1920-х годов XX века. Прерии — украинские степи, бандиты — белогвардейцы, махновцы во главе с самим батькой, шериф — комдив, товарищ Будённый со своими кавалеристами — красногвардейцами. И наконец, главные герои — бесстрашные ковбои —  двое деревенских подростков и циркач-бродяга, их сверстник — известные в миру, как «красные дьяволята».

Легенда отечественного кинематографа, великий «прототип» не менее легендарных «Неуловимых мстителей», культовая лента для миллионов фанатов среди зрителей самого старшего поколения, первый и небывало успешный, как его затем назовут, «вестерн по-советски», картина режиссёра Ивана Перестиани «Красные дьяволята» вышла на  экраны 95 лет назад (!) в далёком 1923 году.

Теплушка, обёртка и «красные ковбои»
А началась история юных воинов – «красных ковбоев» ещё раньше, в 1921-м и не в уютной квартире солидного сценариста, а в старом вагоне-теплушке, когда на территории молодой советской республики ещё бушевала Гражданская война. Ехал в этом вагоне согласно приказа свыше, из Костромы в Баку председатель губревкома, 34-летний Павел Бляхин. В столицу Азербайджана он был направлен для партийной работы. Дорога была длинной (больше месяца) и "красный" начальник Бляхин взяв огрызок карандаша, что бы скоротать время для себя и своего сынишки-подростка, который его сопровождал, принялся писать на обрывках обёрточной бумаги своё первое литературное произведение. Написанное тут же читал сыну. Сюжет хотя и был основан на российской (советской) "боевой" действительности, но удивительно напоминал американские фильмы-вестерны, которых, кстати сказать, Бляхин отродясь не видел.

Против Шакала и Голубой лисицы
В небольшом поселке у станции живут с отцом-железнодорожником двое подростков: Миша и Дуняша. Но в жизнь тихого семейства внезапно врывается гражданская война. На посёлок нападает отряд Махно и учиняет массовый погром. Погибает от вражеской пули отец подростков. До войны ребята зачитывались «индейскими» произведениями Фенимора Купера, Майн Рида, повестью Войнич «Овод». Избрав себе мужественные прозвища героев любимых книг: Мишка назвался Следопытом, Дуняша — Оводом, мстители встают на защиту родного селения и выходят на «тропу войны» с махновскими бандами, а затем пытаются пробраться а конармию Будённого. Войну они воспринимают, как борьбу на диком американском Западе за мир и справедливость.

Красноармейцев они называли краснокожими воинами, белогвардейцев — бледнолицыми собаками. Генерал Врангель получил кличку Чёрного Шакала, бандита Махно окрестили именем злого и коварного индейца-апача — Голубой лисицей. Командарм Будённый носил у них имя храброго предводителя одного из индейских племен — Красного Оленя и т.п. А Ленина… иначе и не называли, как Великий Вождь краснокожих воинов!

Добравшись до Будённого и вступив в его армию, «красные дьяволята» знакомятся с молодым красноармейцем Ю-ю, китайцем, бывшим акробатом, становятся разведчиками, устраивают захватывающие «разборки» с бандитами и проникают в штаб самой Голубой лисицы — батьки Махно…

«Красно-дьявольский» бестселлер и Перестиани
Доехав до Баку, Бляхин отправился в тамошний крайком комсомола, чтобы показать свою повесть на предмет её публикации. Написанное так понравились вожакам местного комсомола, что на следующий год вышло отдельной книгой под названием «Красные дьяволята». Произведение стало в считанные недели, как сейчас бы сказали – бестселлером. А сюжеты бестселлеров, как известно, сами просятся на экран. В январе 1923 года Бляхин отправился в соседнюю республику, в Тбилиси, где имелись творческие силы для постановки фильма. 

Писателя тепло встретили в тресте АО «Госкинопром Грузии» (будущая студия «Грузия-фильм») и посоветовали показать книгу Ивану Перестиани, актёру и опытному режиссёру, автору известных историко-революционных фильмов-драм «Сурамская крепость», «Человек человеку — волк». Бляхин пришёл к режиссёру прямо домой и вручил книгу — читайте. Перестиани без особого энтузиазма прочёл страницу, другую и… ушёл с головой в приключения «дьяволят». Написанное так понравилось, что режиссёр тут же перечитал книгу ещё раз и загорелся как можно скорей перевести повесть на плёнку.

На следующий день Перестиани был уже на тбилисской киностудии и с восторгом пересказал руководству сюжет будущего фильма. Однако пыл творца остудили — несмотря на замечательный литературный первоисточник, — «для картины с рабочим названием «Красные дьяволята» требуются значительные материальные и технические расходы».

Студия не имела ни декораций, ни бутафории, а из аппаратуры был только один старый съёмочный киноаппарат! Но у советских кинематографистов 1920-х годов было то, что утеряли московские киноделатели XXI века — подлинный энтузиазм — он был так велик, что режиссёр и не подумал сдаваться. Перестиани предложил обратиться за помощью к Закавказскому крайкому комсомола: мол, тот не посмеет проигнорировать просьбу спонсировать фильм про героические подвиги «дьяволят».

Сценарий и правда об апаче Голубой лисице
Не дожидаясь ответа от комсомольцев, в феврале режиссёр в феврале 1923 года взялся на пару с Бляхиным за киноверсию книги. Сценарий не слишком отходил от сюжета первоисточника и являлся таким же динамичным, наполненным массой приключений: здесь и нападение на возвращающегося с базара жадного спекулянта, и жестокие рукопашные бои с превосходящими силами махновцев, и дерзкое разоружение целого отряда бандитов.
Поскольку фильм задумывался как двухсерийный, во второй части «дьяволята» проникают в логово коварного «индейца» из племени апачей — Голубой лисицы —  самого батьки Махно, вопреки исторической истине, захватывают его в плен, прячут в мешок и в таком виде доставляют в штаб Будённого.

Расхождение сцены пленения Махно с реальным историческим фактом (Нестор Махно 6 июля 1934 года в возрасте 45 лет умер в парижской больнице от костного туберкулёза) объяснялось тем, что авторы фильма хотели в «полусказочной» (по выражению писателя П. Бляхина) форме показать, какие чудеса героизма совершали советские люди в годы гражданской войны и каким позорным крахом закончились попытки Махно и ему подобных восстать против народной власти…

«Дьявольский» кастинг 
В середине марта сценарий был готов. И хотя «продюсеры»-комсомольцы из Закавказского крайкома всё ещё обдумывали предложение Перестиани, он сколотил съёмочную группу и занялся подбором актёров на главные роли. Учитывая, какие трюки придётся делать юным актёрам по ходу съёмок (прыжки с вагона на вагон мчащегося поезда, прыжки со скалы на большой высоте в море, перебираться через пропасть по канату, скачки на лошадях и т.д.), задача усложнялась. Ни один из тех, кого режиссёр снимал прежде, на эти роли не подходил — все они были староваты для роли подростков, да и выполнять рискованные трюки вряд ли бы захотели. Каскадёрами бедная студия тоже не располагала.

Следопыт-клоун и Овод на проволоке
Разрешить эту проблему помог случай. Что бы хоть как-то отвлечься на время от проблемы Перестиани однажды с женой отправился в цирк, который, надо заметить, очень любил. В тот вечер представление открывали бравые джигиты на лошадях. Один выделялся особо — совсем мальчишка, делал сальто, стоя верхом на бешено несущейся лошади, стоял на руках, скакал вниз головой под её брюхом и т.д. Во второй половине представления смешил публику уморительный клоун Пач-Пач. Потом оказалось, что джигит — сорвиголова и клоун один и тот же человек, молодой артист Паша Есиковский. В этот вечер у публики, кроме Есиковского пользовались популярностью проволочные эквилибристки сёстры Жозеффи и негритянский боксер Кадар Бен-Салим по прозвищу Том Джексон.

В антракте режиссёр с женой вышли в фойе и она внезапно сказала: «Ваня, знаешь, Павлик Есиковский в фильме вполне сошёл бы за Мишку-Следопыта, а София Жозеффи могла бы выполнить все трюки задевочку, что в повести. И даже, наверное, сняться в роли Дуняши — Овода…» 

Перестиани только рассмеялся в ответ и отмахнулся: «Ерунду говоришь, глупая женщина…». Супруга не сдалась и всю дорогу после представления «пилила» мужа, что она права. Режиссёр начал сомневаться, а, придя домой, вовсе поддержал идею. На следующий день Перестиани велел своему помощнику привести на студию 18-летнюю Соню Жозеффи (настоящая фамилия — Липкина) и Пашу Есиковского. Поначалу сильно удивлённые и смущённые, узнав, что им предлагают сняться в необычном приключенческом фильме с массой трюков, они с радостью дали согласие.

Оставалось найти третьего «дьяволёнка» — китайца. Отыскать юного представителя Поднебесной на территории Грузии 1922 года — задача оказалась не из лёгких…

Мандат от продюсеров. «Дьяволята» со звуком?  «…Гляжу, а на дороге чёрный мертвец стоять… И тишина…» Опасные съёмки над бездной. «Дьяволёнок», аргентинское танго и хук слева. Триумф «красного вестерна» и угрозы от махновцев. Проклятье сиквелов…
Но об этом в следующем вестерно-революционном, красно-дьявольском «Синескопе».

Часть II

Все материалы рубрики "Синескоп"
 

Сергей Балахнин,
режиссёр, киновед

Иллюстрации автора
«Читинское обозрение»
№45 (1529) // 07.11.2018 г.

Вернуться на главную страницу

0 комментариев

Еще новости
8 (3022) 32-01-71
32-56-01
© 2014-2022 Читинское обозрение. Разработано в Zab-Net